Большой сосед определился. Что Украине делать дальше?

18 сентября, 2009, 15:08 Распечатать

Российская Федерация переживает критически сложный период своей истории. По сей день, спустя 18 ле...

Владимир ГОРБУЛИН — академик НАНУ, директор Института проблем национальной безопасности при СНБО Украины, Александр ЛИТВИНЕНКО — доктор политических наук, советник директора Института проблем национальной безопасности при СНБО Украины

 

Расплясались, разгулялись бесы
По России вдоль и поперек —
Рвет и крутит снежные завесы
Выстуженный Северовосток.

М.Волошин

Российская Федерация — стратегический партнер Украины, важнейшая страна с точки зрения нашего экономического развития, ключевой в плане безопасности игрок в Евразии. В конце концов, бывшая метрополия, с которой Украину связывает огромное количество культурных, гуманитарных, информационных, человеческих, исторических и других связей. От развития отношений с РФ без преувеличения зависит будущее Украины, ее способность обеспечить свой суверенитет и территориальную целостность, общественное развитие, в общем, выживание как независимого государства и современного социума.

Общая ситуация в РФ

Российская Федерация переживает критически сложный период своей истории. По сей день, спустя 18 лет после распада СССР, российским элитам и обществу не удалось трансформировать свою идентичность и обеспечить переход федерации на путь стабильного поступательного развития. Реализуемый в течение 1991—1999 гг. стратегический курс на всестороннюю либерализацию общественной жизни России и присоединение к глобальному Западу как одному из мажоритарных игроков потерпел сокрушительное поражение на грани веков. Российская Федерация в 1998—1999 годах вплотную приблизилась к всеобщему коллапсу.

Успешно преодолев в начале 2000-х годов угрозы быстрого распада государства и неконтролируемые процессы социальной деградации, действующее руководство РФ, олицетворяемое премьер-министром России В.Путиным, пожертвовало при этом перспективами системной общественной модернизации, а следовательно, будущим страны. Собственно, в пятый или шестой раз в российской истории не удалось разорвать порочный круг реформ/контрреформ. Сделав еще в самом начале своего правления в 2000 году ставку на восстановление авторитарной управляемости (создание федеральных округов, отмена выборности губернаторов и т.п.), В.Путин последовательно придерживался этой логики в своей дальнейшей деятельности.

Этот выбор уже в 2000 году привел сначала к частичному, а со временем к все более полному внедрению элементов советской символики и идентичности в государственную российскую идеологию. Вехами этого стали восстановление старого советского гимна (2000 год), провозглашение неоимперского курса (модель энергетической сверхдержавы, 2003 год), квазиизоляционизм и шпионская истерия (2005—2007 годы), управляемая конфронтация с США (Мюнхенская речь, 2007 год), провозглашение постсоветского региона зоной привилегированных интересов РФ (2008 год), фактическая реабилитация И.Сталина (2007—2009 годы).

Такие изменения не остались чисто идеологическими декорациями. Приход к власти В.Путина совпал с довольно длительным периодом высоких цен на энергоносители, возросших за восемь лет более чем в десять раз. По отдельным оценкам, за эти годы Россия дополнительно получила более 1,5 трлн.
долл. В течение этого времени Российская Федерация в экономической плоскости следовала классическим курсом авторитарной нефтедобывающей страны. Полученные сверхприбыли от продажи энергоносителей либо проедались, либо накоплялись в золотовалютных резервах. На основе энергоресурсной модели удалось увеличить ВВП более чем в четыре раза — примерно с 350 млрд. долл. в 2000 году до 1400 млрд. в 2008-м и накопить более 500 млрд. долл. резервов.

Благодаря этому Кремль обладал необходимыми ресурсами для реализации активного внутри- и внешнеполитического курса. В этот период Москве удавалось обеспечить последовательный и довольно быстрый рост уровня жизни большинства россиян. На таком фоне меры по ограничению общественных свобод осуществлялись довольно безболезненно.

В течение первого президентского срока В.Путину удалось обеспечить морально-политическое единство широких кругов населения Российской Федерации и массовую поддержку фактически любого внешнеполитического курса государства. Прежде всего еще в начале 2000-х годов путем создания государственной партии «Единая Россия» была де-факто ликвидирована конкурентность в политической системе. Тогда же был восстановлен усиленный контроль над электронными средствами массовой информации, прежде всего над телевидением. С середины 2000-х осуществляется комплексная программа идеологической индоктринации населения мифами «Великой победы», исторической оправданности и вековой преемственности имперского характера российской государственности, героев-чекистов и т.п.

Также Кремлю удалось нейтрализовать возможные проявления недовольства в среде российских элит. Этому способствовало видавливание из России Б.Березовского и В.Гусинского, во многом политически мотивированный процесс над М.Ходорковским и уничтожение «ЮКОСа». Эти меры обеспечили подчиненное положение в отношении Кремля и деполитизацию крупного российского бизнеса.

Масштабное возобновление в новых условиях системы политического шпионажа (Служба защиты конституционного порядка и борьбы с терроризмом ФСБ и центры по борьбе с экстремизмом «Э» МВД) и соответствующая коррекция уголовного законодательства в 2008—2009 годах заложили основу для возможных политических репрессий.

«Тандемократия», фактическое соправление президента РФ Д.Медведева и премьер-министра РФ В.Путина, начавшееся после формальной передачи власти в мае 2008 года, в течение более чем полуторагодового существования доказало свою определенную эффективность, несмотря на нарастание конфликтности в отношениях лидеров и прежде всего их команд. Однако даже разворачивание такого противостояния, скорее всего, не приведет к кардинальной коррекции внешнеполитического курса.

Во внешней политике, по крайней мере с 2003—2004 годов, В.Путин действовал в соответствии с формулой «быть над странами СНГ, рядом с ЕС и осторожно против США». Такой курс реализовывался достаточно последовательно и предсказуемо. В результате Москве удалось развить отношения с ЕС, прежде всего с Германией, и испортить с США (контролируемо) и большинством постсоветских стран и стран Центрально-Восточной Европы (неконтролируемо). При этом российские элиты оставались прочно интегрированными в западное социальное пространство.

Приход к власти в Вашингтоне администрации Б.Обамы и провозглашенная им перезагрузка отношений открыли возможности для смягчения двусторонних отношений.

Кремль не только объявил СНГ зоной своих привилегированных интересов, но и убедительно доказал ограниченность потенциала и воли стран ЕС и США к вмешательству на примере того же августовского вооруженного конфликта с Тбилиси. Москве удалось оформить свое доминирование на территории СНГ путем создания интеграционного объединения ЕврАзЭС, а также поддержки военно-политической ОДКБ. Продолжило свое существование и созданное при Б.Ельцине Союзное государство России и Беларуси. Хотя формально эти объединения функционируют, достичь реального подчинения внутренней и внешней политики их участников Кремлю не удается, о чем засвидетельствовала осторожно-прогрузинская реакция стран СНГ на российско-грузинский конфликт 2008 года.

Отношения с КНР характеризовались стремлением России к образованию военно-политического союза и довольно прохладным отношением к этому Пекина, стремившегося получить тактические выгоды. В частности, Шанхайская организация сотрудничества, рассматривавшаяся в Москве как зародыш антиамериканского союза, на самом деле стала инструментом проникновения Китая в Центральную Азию.

Отношения с радикальными антиамериканскими режимами, вроде Северной Кореи, Ирана, Венесуэлы, давали возможность говорить о наличии определенного «антизападного фронта» и вместе с тем не давали ощутимых политических и тем более экономических дивидендов. Наоборот, благосклонность «друзей» стоила миллиардов долларов кредитов.

Таким образом, к осени 2008 года, когда мировой финансово-экономический кризис сказался на ситуации в России, Кремлю удалось обеспечить стабильность ситуации внутри страны и значительно активизировать внешнюю политику. Следовательно, курс В.Путина в среднесрочной перспективе доказал свою эффективность, а сам российский вождь уже занял видное место в галерее правителей России наряду с Николаем I, Александром III и Л.Брежневым. Действующий премьер-министр РФ, как и его великие предшественники, не решил российских проблем, но загнал их в глубь российской жизни, подпитывая почву не только для внешнеполитических триумфов, но и для новых «смут».

Негативные тенденции

Мировой финансово-экономический кризис и события, с ним связанные, показали определенную исчерпанность избранной модели общественного развития. Высокая коррумпированность государственного аппарата РФ крайне усложнила осуществление программ инфраструктурного развития и перевода экономики на инновационные рельсы. Ярким свидетельством продолжительной деградации научно-промышленного потенциала стали проблемы с реализацией проекта твердотопливного ракетного комплекса морского базирования «Булава», а также, по одной из версий, катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС.

Вместе с тем и во внутриполитической плоскости ситуация не выглядит однозначно положительно. Речь идет прежде всего о региональном измерении, которое для крупнейшей в мире по территории страны является ключевым. Согласие региональных элит на централизацию и отмену федерализма обеспечивалась фактическим невмешательством Кремля во внутренние дела национальных республик, прежде всего Северного Кавказа, Татарстана и Башкортостана. Осуществленные в 2008—2009 годах попытки восстановить управляемость ситуации в республиках Поволжья показали недостаточность ресурсов у Москвы даже для назначения руководителей местных подразделений органов внутренних дел или Росрегистрации.

Укрощение Северного Кавказа, осуществленное в результате Второй чеченской войны 1999—2000 годов и передачи власти в Чечне внешне лояльному режиму Рамазана Кадырова, сменилось в 2008—2009 годах новой эскалацией насилия в Дагестане и Ингушетии. Фактическая исчерпанность арсенала средств в отношениях с Северным Кавказом и постепенная потеря привлекательности России в глазах как населения, так и элит этих республик делает возможным в среднесрочной (10—15 лет) перспективе уход России с Кавказа. Тем более что федеральные силы на Северном Кавказе во многом превратились в одного из влиятельных игроков, что скорее свидетельствует не о желании достичь декларированных целей стабилизации, а о стремлении собственного обогащения.

Продолжающееся сокращение российского населения в Сибири и на Дальнем Востоке, сопровождающееся мощной китайской миграцией, в той же среднесрочной (10—15 лет) перспективе создаст определенные условия для отсоединения от РФ, по крайней мере, части зауральских территорий.

Имеют место сложные демографические проблемы. Продолжается стремительное (свыше 1 млн. в год) сокращение населения РФ, ухудшается его здоровье. В пользу мусульманских народов уменьшается часть славянской составляющей в общем количестве россиян. При этом снижается образованность общества, медленнее, чем в 1990-х, но все же деградирует социальная инфраструктура. На протяжении десятилетия сознательно разрушаются политические и гражданские институты как в центре, так и в регионах.

Нельзя говорить, что российское руководство не осознает этих проблем. Последним свидетельством понимания ситуации стала умеренно либеральная программная статья Д.Медведева в «Газете. ру» от 10.09.2009 г. Тем не менее существует еще больше признаков того, что описанный комплекс сложно решаемых проблем вместе с идеологическим вакуумом, образовавшимся после банкротства российского либерализма, вынуждает Кремль сделать чрезвычайно опасную и рискованную ставку на российский империалистический шовинизм и раздувание милитаристского психоза. Идеологической основой Российского государства выступает миф «Великой победы», ощущение прямого преемничества современной РФ от сталинского СССР, завуалированная имперская концепция триединого российского народа (велико-, мало- и белорусы), ксенофобский комплекс враждебности относительно Запада, олицетворенного в США, а также восприятие России как осажденной крепости, что имеет еще раннемодернистские исторические корни.

При этом В.Путин и его команда надеются сохранить управляемость процессами и не втянуться в изначально проигрышное новое издание холодной войны с США. Не следует забывать и о глубокой интегрированности российских элит в глобальные, прежде всего западные, социальные сети и институты.

В целом Россия пока не стремится к восстановлению глобальных позиций, а концентрируется на решении неотложных вопросов, преимущественно регионального характера. Ключевым среди внешнеполитических задач следует считать укрощение Киева.

Подчинение Украины, или по крайней мере ее юго-восточной части, Кремлю должно существенно улучшить ситуацию в РФ. В частности, смягчить демографические проблемы, обеспечить надежный транзит энергоносителей в Европу, значительно увеличить экономический потенциал, прежде всего в машиностроении (в том числе военном), сельском хозяйстве, сделать невозможным получение США территориального плацдарма в непосредственной близости от Москвы и других ключевых районов федерации, нейтрализовать потенциальную идеологическую угрозу авторитарному режиму (успешная демократическая Украина) и т.д.

Собственно, речь идет о том, что агрессивная политика Кремля относительно Украины вызвана не действиями Киева, а потребностями России, как их понимает нынешнее руководство государства. То есть даже кардинальное изменение Украиной политического курса не приведет к значительной коррекции российской политики и не отменит уже определенных целей.

Также в Кремле осознают, что историческое «окно возможностей» относительно Украины для Москвы довольно короткое и может закрыться уже где-то после 2015 года, после становления нового поколения украинских элит. Также не исключен вариант, что фактическое равнодушие США, Великобритании и других стран ЕС к Восточно-Центральной Европе (это делает возможным использование Москвой разных, в том числе и грубых средств) уже через два-три года изменится более внимательным отношением. Следовательно, «наступление на Киев» развернется уже в ближайшее время и будет решительным и беспощадным.

Российская политика относительно Украины

Рассмотрев российскую политику относительно Украины, следует исходить из таких основных моментов. Во-первых, на официальном, в том числе самом высоком уровне, РФ неоднократно подчеркивала свою безусловную преданность подписанным соглашениям и глубокое уважение к действующим, юридически оформленным и признанным Россией границам Украины. Вместе с тем Концепция внешней политики РФ и Стратегия национальной безопасности РФ содержат четкие формулировки относительно российских интересов в Украине. Речь идет прежде всего о недопущении вступления Киева в НАТО, «защите интересов русскоязычного населения» и т.д., то есть о сохранении Украины в сфере влияния, «привилегированных интересов» России.

Во-вторых, современное российское государство как в юридическом, так и в идеологическом и институционном измерениях является прямым наследником СССР. Прежде всего в сфере реализации внешнеполитической функции и функции безопасности государства, то есть в системах министерства иностранных дел, вооруженных сил и спецслужб (ФСБ, СВР и ГРУ ВС РФ). Причем наследование осознается, а нередко и подчеркивается даже на официальном уровне.

Ключевой особенностью такого государственного наследования является сохранение институционной памяти, в том числе механизмов выработки и принятия решений, в частности стратегических. Речь ни в коем случае не идет о неизменности целей и средств политики, скорее об определенной родственности и наследовании матриц мышления, картины мира и стиля принятия решений. Безусловно, современное руководство РФ не является прямым продолжателем дела И.Сталина, однако историческое наследие довлеет над хозяевами Кремля и Старой площади.

По выводам российского историка О.Зубковой, в конце 1930-х
годов И.Сталин осознавал только стратегическую цель своей политики — установление полного контроля над Литвой, Латвией и Эстонией. Детального плана политических, экономических, военных и других мероприятий и даже разработанной стратегии, как свидетельствуют архивы, не было. Зато «все творилось на ходу», решения принимались ad hoc, согласно обстановке. Причем каждый следующий шаг определялся слабостью оппонента: если советская политика сталкивалась с серьезным сопротивлением, искали иные пути и механизмы.

И сегодня с высокой вероятностью можно предполагать, что какой-то четкой, ясно сформулированной программы действий в отношении Украины Кремль в общем не имеет. Определены (хотя, быть может, не во всем осознанно) лишь главные задачи, направления и арсенал применяемых инструментов. Решения же тактического и оперативного уровней принимаются в соответствии с ситуацией.

В-третьих, указанное, впрочем, не исключает наличия дальновидных намерений и целенаправленной, особенно в ретроспективе, политики.

Вероятно, такое стратегическое видение было окончательно сформулировано и утверждено на закрытом совместном заседании Совета безопасности и Государственного совета РФ
25 декабря 2008 года.
Определенное представление о нем могут дать августовское заявление президента РФ Д.Медведева и близкое по смыслу развернутое выступление депутата Государственной Думы РФ К.Затулина в мае 2009 года. Речь идет фактически об ультиматуме: сохранение территориальной целостности Украины обусловлено ее переходом к «особым отношениям»1 с РФ, а фактически — к российскому протекторату над слабой Украиной2. Речь не о разработанном плане действий, а именно о стратегических целях и задачах, направлениях и приоритетах. Текущие конкретные действия Москвы будут определяться ходом ситуации и прежде всего реакцией Украины.

В-четвертых, опыт почти 20-летних отношений с независимой Украиной убедил Кремль в невысокой эффективности косвенного контроля через так называемые пророссийские элиты. Придя к власти, все «пророссийские политики» сразу меняли свою ориентацию и более или менее активно осуществляли проукраинский или, что в нынешних условиях практически тождественно, прозападный курс.

Следовательно, не исключено, что установление протектората может рассматриваться лишь как переходный этап для дальнейшего территориального раздела Украины, вероятно, на три части, по модели, оглашенной скорее всего российской разведкой в итальянском геополитическом журнале Limes. Речь идет о прямом включении Юга и Востока Украины в состав РФ, создании марионеточного правительства на территории Центральной Украины и отмежевании от Западной как основного «возмутителя спокойствия».

В-пятых, в современных российских правящих кругах, как всегда и где бы то ни было, присутствуют «партия войны» («ястребы») и «партия мира» («голуби»). Нежелание украинской стороны сотрудничать с Россией, недостаточная эффективность и целеустремленность государственной политики, а порой и откровенный непрофессионализм, детская эмоциональность, какими бы глубоко патриотическими лозунгами их ни прикрывали, играют на усиление позиций российской «партии войны». Вместе с тем многие проблемы в двусторонних отношениях являются следствием ошибочной коммуникации, слабости и недейственности механизмов диалога и согласования позиций.

В течение нескольких лет, по крайней мере с 2006 года, для реализации целей РФ в отношении Украины применяется комплексный подход, предусматривающий использование имеющихся рычагов влияния в энергетической, экономической, общественно-политической и гуманитарно-информационной сферах нашего государства. Кроме того, особое внимание российская сторона уделяет так называемому крымскому направлению.

Официальная Москва прибегает к жесткой политике давления с помощью энергетических рычагов, прежде всего в газовом секторе, используя свои немалые возможности основного поставщика энергоносителей в Украину. Ярким примером такого давления стали широко известные события «газовых войн» 2005—2006 и 2008—2009 годов.

Одной из ключевых составляющих комплекса действий Москвы является «политическая война» против нашей страны, которая реализуется, в частности, через активизацию пророссийских общественно-политических структур в Украине, в том числе парамилитарных казачьих формирований, околоцерковных объединений (различных православных братств), а также пророссийских объединений в среде этнических меньшинств.

Все более агрессивную тональность приобретают специальные информационно-психологические операции против Украины, осуществляемые Москвой через подконтрольные массмедиа. Для дестабилизации украинского общества и государства спецпропагандисты активно спекулируют на проблемах реализации гуманитарных и политических прав русского этнического и русскоязычного сообществ в Украине. Прослеживаются попытки дискредитации политического курса и личностей руководства Украины. Поддерживаются и усиливаются антизападные и антинатовские стереотипы, сформированные в основном еще во времена СССР. Раздуваются случаи ксенофобских провокаций. Происходит последовательная компрометация политики государства по восстановлению исторической памяти и справедливости.

Экономическая экспансия РФ происходит путем расширения присутствия в украинской экономике российских финансово-промышленных групп. Такие действия российских бизнес-структур поддерживаются возможностями государства. При этом ведущими направлениями такой экспансии являются базовые инфраструктурные отрасли экономики Украины. Главенствующее место среди них занимают финансовая сфера (кредитно-банковские и страховые учреждения); телекоммуникационная отрасль, прежде всего мобильная связь; топливно-энергетический сектор; транспортная инфраструктура; судостроение, энергомашиностроение; медиасфера.

Основным полигоном для отработки политики Кремля в отношении Украины является Крым. Путем создания зоны контролируемой нестабильности Москва стремится обеспечить решающее влияние на ход событий на полуострове и получить мощный рычаг влияния на политику Киева.

Важное, хотя далеко не основное место в осуществлении такого влияния отводится российским спецслужбам. Вместе с тем к координированной системе давления на Украину привлекаются как государственные, так и неправительственные структуры, в том числе бизнес и различные общественные организации.

Примерно с конца осени 2008 года Кремль развернул новое оперативное направление, призванное окончательно дискредитировать украинские элиты как «прозападные продажные шкуры», внести раздор между ними и якобы российско ориентированным населением. Основой для такой стратегии является уже упомянутая концепция триединого русского народа. Для ее реализации в последнее время осуществляется активная пропагандистская кампания, создаются специальные общественно-политические организации.

В случае неэффективности других методов, в частности неуступчивости нового президента Украины, который будет избран на всенародных выборах 17 января 2010 года, нельзя полностью исключить и применение прямых силовых средств.

Украинская политика в отношении Российской Федерации

В этих условиях реализация национальных интересов само выживание Украинского государства в нынешних границах потребует неотложного осуществления комплекса мер. При этом нужно исходить из понимания того, что в нынешних условиях развитие отношений с РФ не может считаться исключительно задачей дипломатии, а потребует скоординированных усилий всего государственного аппарата, причем не только на внешнеполитическом, но и на других направлениях государственной политики. Также нельзя ограничиваться государственными факторами, нужно обеспечить более активное привлечение возможностей украинских промышленно-финансовых групп (ПФГ) и неправительственных организаций.

1. Прежде всего, обеспечение конституционных прав и свобод граждан Украины должно стать смыслом государственной политики не только на уровне громких деклараций, но и в реальности. При этом ключевую роль тут сыграет реформируемая судебная система, которая на основе верховенства права будет гарантировать права и защищать законные интересы граждан.

Необходимо немедленно восстановить политическую стабильность на основе элитного и общественного консенсуса относительно европейского пути развития Украины. Политическая конкуренция не должна приобретать разрушительных форм и угрожать безопасности государства. Украина в конце концов должна излечить опасный комплекс виктимного поведения.

На такой основе необходимо восстановить эффективность государственной власти. Следовательно, необходимо, во-первых, преодолеть многополюсность исполнительной власти. Этого можно добиться двумя путями. Первый —принятие новой Конституции Украины, внедряющей или президентскую, или премьерскую форму правления. Второй — отмена Конституционным судом после президентских выборов политреформы декабря 2004 года на основании доказанных фактов нарушения процедуры ее принятия Верховной Радой. Считаем, что лучше и правильнее было выбрать первый путь, но реалистичнее и проще выглядит второй.

Во-вторых, следует преодолеть политический принцип назначения на должности в исполнительной власти. Основным критерием для назначения государственных служащих должен быть их профессионализм, репутация и преданность интересам государства, а не принадлежность к определенной политической силе. В конце концов должны быть разделены административные и политические должности.

В-третьих, необходимо значительно снизить уровень коррумпированности государственного аппарата. Для этого следует провести дерегуляцию экономики, принять и обеспечить применение уже разработанного антикоррупционного законодательства, обеспечить антикоррупционную экспертизу проектов нормативно-правовых актов, а также (последнее, но не по значению) следует усилить полицейскую составляющую борьбы с коррупцией, в частности, проведя несколько показательных судебных процессов.

В-четвертых, следует реформировать Вооруженные силы исходя из условий невступления Украины в ближайшие пять лет в НАТО, а также из задачи неприемлемого вреда возможному агрессору, прежде всего асимметрическим способом. При этом следует исходить из невозможности резкого увеличения финансирования оборонного бюджета. Следовательно, необходимо обеспечить кардинальное сокращение ВС без потери потенциала для создания на их основе полноценной армии, сконцентрировав имеющиеся материально-финансовые, кадровые и интеллектуальные ресурсы на двух-трех основных направлениях. Практику же проведения парадов ко Дню независимости, важную для патриотического воспитания, следует дополнить, а может, на определенный период заменить проведением военных учений в регионах Украины.

В-пятых, необходимо создать эффективные разведку и контрразведку, сконцентрированные на решении нескольких четко определенных задач. При этом следует понимать, что основная проблема заключается не в объемах финансирования, а в нынешнем состоянии соответствующих структур.

В-шестых, следует активизировать информационную кампанию, направленную как на население Украины, так и на Россию, другие страны СНГ и Европы. Целью этой кампании должно стать разъяснение украинской политики, ее целей, средств и хода, формирование положительного имиджа государства, пропаганда культурных, экономических и других достижений Украины. Ключевой задачей должно быть развитие англоязычных информационных ресурсов об Украине, по крайней мере, перевод действующего украинского законодательства и создание современных англоязычных сетевых страниц государственных органов.

Определяя государственную политику, необходимо исходить из того, что русскоязычное население Украины — это важный фактор общественного развития, который будет существовать как минимум еще два-три поколения. Следовательно, необходимы незамедлительные разработка и реализация целенаправленной государственной программы относительно русскоязычных граждан Украины, которая предусматривала бы проведение русскоязычной проукраинской пропагандистской кампании, поддержку в Крыму, на Юге и Востоке Украины русскоязычных СМИ соответствующего направления и т.д. Необходимо способствовать созданию и развитию демократически, проевропейски ориентированных общественных и политических организаций, которые будут работать в русскоязычной среде.

2. Украинская внешняя политика при сохранении стратегического курса на вступление в НАТО и ЕС должна приобрести значительно больше тактической гибкости. От деклараций и пафосных заявлений следует перейти к незаметному, повседневному труду.

В отношениях с РФ следует акцентировать внимание не на различиях, в том числе «цивилизационных», а на конкретных рабочих вопросах, решение которых принципиально возможно и выгодно для обеих сторон. Необходимо активизировать деятельность межгосударственных и межправительственных органов, в том числе Комиссии Ющенко — Медведев, возобновить практику встреч на самых высоких и других уровнях.

Необходимо максимально способствовать развитию экономического сотрудничества, прежде всего росту товарооборота, а также контролируемым Украинским государством российским инвестициям в определенные секторы экономики.

В сфере энергобезопасности неотложным становится повышение прозрачности соответствующих рынков, а также проработка вопросов создания многосторонних консорциумов относительно развития газотранспортной системы.

3. Успешное развитие отношений с Россией не может осуществляться вне общего контекста украинской внешней политики. Для его улучшения необходимо провести мероприятия по таким направлениям.

Нужно полнее использовать возможности международных организаций, таких как СНГ, ОБСЕ, ООН, Совет Европы и т.д., для продвижения политического курса Украины и пропаганды ее политики.

Следует инициировать созыв международной конференции для подготовки договора о гарантиях безопасности Украины, который должен заменить Будапештский меморандум декабря 1994 года. Для участия в конференции стоит пригласить все государства-гаранты, а именно — США, РФ, КНР, Францию, Великобританию, а также другие влиятельные страны, прежде всего Германию.

Стоит рассмотреть возможность объявления Черного моря демилитаризированной зоной, созвав для этого соответствующий международный форум с приглашением стран—участниц конвенции Монтрё о статусе черноморских проливов. Созыву такой конференции должна предшествовать мощная пропагандистская кампания. Для реализации двух вышеупомянутых мероприятий следует активно использовать возможности «народной дипломатии».

В отношениях с США следует обеспечить перенесение акцента с публичного и официального на рабочий уровень, прежде всего в сфере безопасности. Следует наполнить конкретным содержанием Хартию о стратегическом партнерстве от декабря 2008 года. Отношения с НАТО должны развиваться на основе выполнения годовой Национальной программы и развития возможностей сотрудничества на рабочем уровне. Вместе с тем последняя статья З.Бжезинского, заявления Дж.Апдайка и других свидетельствуют: слишком надеяться на помощь США и Запада в принципе не стоит.

Ключевым направлением во взаимодействии с ЕС должны стать не требования открыть перспективу членства, а практическое участие в реализации Восточного партнерства, формирование механизмов практического взаимодействия. Следует активизировать двусторонние отношения с Германией, Францией и Великобританией. При этом нужно поддерживать и развивать союзнические отношения с Польшей, настойчиво работать с Бухарестом.

Важным направлением украинской внешней политики должна оставаться целостная Молдова, в том числе и непризнанная Приднестровская Молдавская республика. От успеха в деле решения приднестровской проблемы в значительной степени будет зависеть безопасность на юго-западных границах Украины, ее имидж как дееспособного государства.

Стоит активизировать диалог с КНР, в частности в сфере безопасности, использовав тот факт, что Китай стал первым государством-гарантом украинского суверенитета и территориальной целостности, который подтвердил эти гарантии в 2006 году.

Необходимо активизировать отношения с Беларусью как потенциально важным партнером Украины. При этом ведущим направлением таких отношений может стать энергетическая безопасность, экономическое сотрудничество и сотрудничество в сфере безопасности и обороны.

Последовательная реализация предложенных мероприятий может постепенно если не снизить напряжение в отношениях Украины с Россией, то, по крайней мере, ограничить их конфликтность, а также минимизировать потенциальный вред для национальных интересов Украины. Такая политика Киева будет лучшей помощью тем силам в РФ, которые стремятся обустроить Россию на принципах свободы. При этом не стоит забывать, что отношения Украины и РФ являются ключевыми для обеспечения стабильности и безопасности в Центрально-Востойчной Европе и на континенте в целом.

1 Нейтральный статус Украины, ее федерализация, государственный статус русского языка, сохранение позиций Московского патриархата.

2 К.Затулин четко формулирует задачи политики РФ, которые кратко можно изложить так: ослабление государственного аппарата Украины; консолидация пророссийских политических сил при одновременной маргинализации прозападных; сворачивание сотрудничества со странами НАТО, прежде всего —
США, особенно в сфере безопасности. Взамен — адаптация социокультурной и экономической сфер Украины к российским стандартам, свободный доступ российского капитала, особый статус Крыма и Севастополя как фактически контролируемых Россией территорий и т.д.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно