БИТВА ПОД КРЕМЛЕВСКИМ КОВРОМ

8 декабря, 1995, 00:00 Распечатать

Борьба за внимание Бориса Ельцина, за место у президентского трона началась, кажется, еще во время оно - когда, мало кто верил в возможность победы Ельцина над Горбачевым...

Борьба за внимание Бориса Ельцина, за место у президентского трона началась, кажется, еще во время оно - когда, мало кто верил в возможность победы Ельцина над Горбачевым. Сегодня эта борьба остается одним из самых важных фрагментов российской политической жизни: замечено, что российский лидер принимает решения, в том числе и кадровые, сообразуясь с личностью советника, делавшего ему доклад по той или иной проблеме.

Как всегда в таких случаях, есть ближний и дальний круг. Есть любимые и нелюбимые министры, есть нужные и даже необходимые советники, но, как показывают примеры того же экс-госсекретаря Геннадия Бурбулиса или бывшего министра внутренних дел Виктора Ерина, «публичными» политиками Ельцин жертвует не задумываясь, если их деятельность хоть в какой-то мере угрожает его репутации. Ничего пока что не угрожает лишь людям «ближнего» круга, занимающим внешне незаметные и мало что значащие с политической точки зрения должности - однако сегодня именно эти люди во многом определяют мировоззрение президента России.

Сторонники и противники президента проглядели формирование его истинного окружения. С Геннадием Бурбулисом боролись всероссийски: его имя склоняли на депутатских съездах, изображали чем-то средним между тенью и мозгом Ельцина. Сам бывший союзный парламентарий, познакомившийся с Ельциным во время первого съезда народных депутатов СССР, всерьез считал, что «создал» нового Ельцина. «Не скрою, в какой-то момент я начал чувствовать подспудно накопившуюся усталость - одно и то же лицо я ежедневно видел в своем кабинете, на заседаниях и приемах, у себя дома, на даче, на корте, в сауне... Можно и нужно стремиться влиять на президента - для пользы дела, для реализации своих идей. Но только меру знать при этом!» - пишет Ельцин в «Записках президента». Бурбулиса рядом с Ельциным не стало и, казалось бы, место «серого кардинала» освободилось навсегда: даже должности Бурбулиса были ликвидированы, не то что его влияние. Однако, когда президентские оппоненты очнулись от долгой борьбы с Гайдаром - вот уж кого никогда не было в ближайшем окружении президента! - когда, минул 1993 год, стало очевидно, что в президентской администрации определились три центра влияния, связанных с именами и функциями генерала Александра Коржакова, начальника президентской охраны, Виктора Илюшина, первого помощника президента и Сергея Филатова, шефа президентской администрации.

Влияния Александра Коржакова нельзя ни переоценивать, ни недооценивать. Охранник, оставшийся рядом с Ельциным после отставки Бориса Николаевича с поста первого секретаря МГК КПСС, он сделал свой выбор задолго до 1991. «Коржаков никогда не расстается со мной, а в поездках даже и ночью, когда не спится, сидим вдвоем. Очень порядочный, умный, сильный и мужественный человек, хотя внешне кажется очень простым. Но за этой простотой - острый ум, отличная и ясная голова» («Записки президента»). Не стоит однако считать, что Коржаков влияет на Ельцина всецело - во-первых, с Ельциным это вообще невозможно, а, во-вторых, не стремясь жертвовать самим Коржаковым, Ельцин легко жертвует его протеже. Коржаков же силен именно своими людьми, и когда начальник главного управления охраны генерал Михаил Барсуков стал преемником Сергея Степашина на посту главы ФСБ и был смещен с поста министра внутренних дел Виктор Ерин, стало ясно, что борьба кремлевских генералов за тотальный контроль над спецслужбами увенчалась успехом. Признаки усиления Коржакова явно проявились в дни болезни Ельцина, когда в первое время после последней госпитализации президента только один Коржаков имел к нему допуск, а глава президентского информационного управления Сергей Носовец, считающийся одним из людей Коржакова, произнес на останкинском «Пресс-клубе» сакраментальную фразу: «Александр Васильевич очень занят управлением государством из-за болезни шефа». Вероятно, не случайно именно дружба с Коржаковым является показателем президентской благосклонности, именно его фамилию стремятся употребить всуе бизнесмены и певцы, руководители телекомпаний и журналисты... Вместе с тем стоит помнить, что Коржаков - охранник, а не политик и для него вопрос выживания Ельцина - вопрос его собственного выживания. Усиление Коржакова стало началом преторианской эпохи в политической истории России. Руководители президентских спецслужб в случае ухода Ельцина впустят в Кремль не просто лояльного уходящему президенту преемника, но человека, способного гарантировать будущее лично им. И, кажется, это неплохо понимают все потенциальные претенденты на шапку Мономаха.

Второй центр власти - вокруг первого помощника президента Виктора Илюшина, работающего с Ельциным еще со времен свердловского обкома партии. «Внешне суховатый, педантичный, сосредоточенный только на деле, Илюшин у многих оставляет впечатление холодного чиновника. Но это лишь потому, что очень немногим людям удается наладить с ним контакт и, значит, увидеть его другим» («Записки президента»). Илюшину удалось оттеснить на технические роли другого верного президентского помощника - Льва Суханова, и теперь никто не может войти в президентский кабинет, не согласовав это с первым помощником. Никто, кроме начальника охраны, разумеется. С Коржаковым Илюшин сосуществует, хотя тот факт, что генерал появился в больнице первым, а первый помощник - только вторым, о многом свидетельствует. И все же Коржаков и Илюшин сосуществуют еще и потому, что у них немало общих противников. Коалиция Коржаков - Илюшин расшатала и практически свела на нет третий центр власти - президентскую администрацию во главе с Сергеем Филатовым.

Филатов, бывший первый заместитель Хасбулатова, считавшийся одним из немногих ельцинских сторонников в Верховном Совете России, является как бы символом демократического влияния в президентском окружении, хотя это не совсем точно: Филатов, прежде всего чиновник, но чиновник, «социально» близкий демократам более того же Коржакова или Илюшина. Как бы то ни было, а свою кремлевскую войну Филатов проиграл. Он уже не боится даже в интервью прессе говорить о тотальном господстве охраны, о том, что телефоны прослушиваются, а к нему не прислушиваются. Да журналисты и сами это знают хотя бы с тех пор, когда каждого, приходящего в Кремль, охранники стали сопровождать от двери к двери: в «ненужный» кабинет уже не войдешь. Последним актом борьбы в Кремле стало решение о реорганизации администрации, практически превращающее ее из центра принятия решений в хозяйственное управление.

Сергею Филатову поручено руководить этой реорганизацией.

О людях вокруг Ельцина можно писать, думаю, до бесконечности: вот уже и сам президент выступил с занимательнейшими «Записками..». Воспользуюсь ими напоследок для цитаты. Страсть Ельцина к теннису общеизвестна, но мало кто подозревает, что и она структуризована.

Из устава «Президентского клуба»

«Членом «Президентского клуба» может стать любой гражданин России, достигший совершеннолетия и определенной мудрости.

Президентом клуба является президент России.

Девиз клуба - соображай!

Поскольку членами клуба являются люди интеллигентные и интеллектуальные, в стенах клуба запрещены нецензурные выражения. Если очень хочется неприлично выразиться - соображай!

Члены клуба остаются таковыми пожизненно.

Член клуба может быть исключен из состава клуба по единственной причине. За предательство. И поэтому - соображай!..»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно