Бельгия: новый премьер раскалывает страну

15 июня, 2007, 15:23 Распечатать Выпуск №23, 15 июня-22 июня

Результаты выборов, состоявшихся 10 июня в Бельгии, могут иметь колоссальные последствия для этой управляемой монархом федерации...

Результаты выборов, состоявшихся 10 июня в Бельгии, могут иметь колоссальные последствия для этой управляемой монархом федерации. Силы, получившие большинство, не стесняясь заявляют о своей готовности провести «современную политическую реструктуризацию страны», что стало бы беспрецедентным актом для Европы. И это несмотря на то, что именно из столицы Бельгии — Брюсселя координируются и направляются все политические интеграционные процессы в ЕС. В самом же королевстве культурная, экономическая и политическая обособленность регионов — севера, юга и столицы — может создать непростую внутриполитическую ситуацию.

Бельгийские журналисты первыми «проиграли» возможные сценарии раскола страны. 13 декабря прошлого года государственный телеканал RTBF шокировал зрителей, объявив в экстренных информационных выпусках, что парламент северной голландскоязычной части страны — Фландрии — объявил о независимости и отделении от южной части — Валлонии — населенной в основном франкоговорящими бельгийцами. Страна распалась — говорили с экранов ТВ журналисты, а в студии эту сенсационную новость обсуждали известные политики, эксперты, рассуждая о последствиях исчезновения Бельгии с карты мира.

Журналисты, однако, сразу дали понять (об этом даже было написано в бегущей строке и титрах), что все это лишь розыгрыш, цель которого — обратить внимание граждан на набирающие силу сепаратистские настроения. Однако все было смонтировано так мастерски, что 86% зрителей действительно поверили всему, что говорилось с экрана. И этот факт тоже о многом говорит. Опешившие политики, которые на следующий день с трудом могли прийти в себя после такой «шутки», негодовали и требовали сурово наказать организаторов такой масштабной провокации. Тогдашний премьер Ги Верхофстадт назвал действия руководства телекомпании «безответственными». И все предупреждения так и остались без орг­выводов...

Но история, похоже, шуток не понимает. И то, что можно было бы расценить как розыгрыш полгода назад, сегодня не кажется таким уж нереальным. Коалиционное правительство Ги Верхофстадта (в которое входили как фламандские, так и валлонские либералы, демократы, а также социалисты) выполнило большую часть своих внутриполитических обязательств перед избирателями. Показатели экономики растут, создано 200 тысяч новых рабочих мест, больше нет скандалов из-за коррупции.

Однако его поражение под напором правоцентристских сил во многом объясняется именно отсутствием новых подходов в решении извечной, но весьма непопулярной и болезненной для бельгийцев проблемы культурного и регионального раскола. Шансы, что Верхофстадт сумеет сохранить свою коалицию на третий срок, исчезли, когда либералы заняли лишь третье место во Фландрии. А их конкуренты — христианские демократы — получили 40 депутатских мест из 150, и заняли первое место. В Бельгии уже давно так повелось, что именно победа на севере, где проживает 60% населения страны, решает, кто будет премьером.

На этот раз самый вероятный кандидат на этот пост — лидер Фламандской христианско-демократической партии (ХДФ) 45-летний Ив Летерм, который известен заявлениями о том, что Фландрия могла бы благополучно существовать как независимое государственное образование. Последние годы он был премьером Фландрии, и показатели его работы в отдельно взятом регионе страны оказались более впечатляющими, чем у бельгийского кабинета Верхофстадта. Фламандские христианские демократы выступают против «примата экономики» в обществе, против социалистического «коллективизма» и либерального индивидуализма. Они считают основой общества «сильные семейные и социальные связи». В хозяйственной области ХДФ — за регулируемую рыночную экономику, где ряд сфер не должен становиться объектом приватизации. Партия призывает гарантировать всем гражданам «базовое материальное обеспечение», увеличить пособия на детей, урезать налоги. В то же время они намерены снизить пособие по безработице, чтобы заставить бельгийцев активнее искать работу.

Интересно, что в европейских делах Летерм ставит себя рядом с немецким канцлером Ангелой Меркель и голландским премьером Яном Балканенде, а также новым президентом Франции Николя Саркози. Он выступает за сильную Европу, которая бы подмяла под себя государства, предоставив больше прав региональным общинам. Отвечая на вопрос о том, не считает ли он, что его политика дальнейшей децентрализации приведет к распаду страны, Летерм ответил: нет, наоборот, дело в том, что главная проблема страны — две различные модели развития. Тем самым он дал понять, что экономически преуспевающий север страны не хочет более делиться своим благосостоянием с отстающим по ряду социальных показателей югом. Ныне здесь уровень безработицы выше и зарплаты не такие большие.

Однако, слушая Летерма, понятно, что дело не только в деньгах. Он сам постоянно подчеркивал культурную несовместимость двух регионов. И это при том, что Летерм — сын франкоговорящего отца и матери фламандки — отлично общается как на французском, так и на голландском. Однако свое происхождение он не использовал для того, чтобы стать общенациональным лидером. «Я — жертва этого культурного раскола», — говорит Ив Летерм. В одном из своих интервью он обозвал валлонцев не очень образованными людьми, которые не способны выучить голландский язык. В другом интервью заявил, что страна Бельгия это «историческое недоразумение», ведь ее народ не имеет никаких общих ценностей, кроме монарха, футбольной сборной и любимых сортов пива. Лишая Бельгию права на существование, Летерм демонстративно праздновал свою победу на воскресных выборах под национальным флагом Фландрии — где черный лев изображен на желтом поле.

Впрочем, уже спустя несколько дней горячие головы из лагеря Летерма поостыли. Для действительно масштабной «реструктуризации страны» и децентрализации управления фламандским христианским демократам нужна поддержка большинства в парламенте, и, что самое важное, идеи Летерма должны поддержать депутаты-валлонцы. Уже сегодня ясно, что сформировать ХДФ коалиционное правительство будет сложно — возможными партнерами могут стать «зеленые», либо в крайнем случае депутаты еще более радикальных, чем ХДФ ультранационалистических партий, которые к идее создания независимой Фландрии примешивают расистские и антииммигрантские лозунги.

Многие в стане победителей выражают надежду, что конфигурация коалиции будет выработана уже до конца месяца, в то время как скептики отводят на решение всех проблем два-три месяца. При этом подчеркивают, что согласно конституции в бельгийском правительстве портфели должны быть распределены не только в соответствии с партийными договоренностями, но с учетом равного представительства от Валлонии и Фландрии.

И все же проблема регионального сепаратизма в Бельгии до сих пор решается более эффективно, нежели в других странах ЕС. Достаточно вспомнить Шотландию, Уэльс и Северную Ирландию в Великобритании, Страну Басков в Испании, Корсику во Франции. Культурная обособленность этих районов подпитывает не только сепаратистские настроения, но приобретает порой формы вооруженной борьбы. Бельгийцам удавалось избегать насилия, но центробежные тенденции, которые ставят под вопрос существование самого государства, могут оказаться весьма сложной проблемой для всей Европы, которая как раз сегодня пытается сделать все для своего внутреннего единства.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно