Бег на месте — общепотопляющий...

6 февраля, 2009, 18:13 Распечатать Выпуск №4, 6 февраля-13 февраля

Во время исполнения Гимна, знаменующего завершение третьей и открытие четвертой сессии парламента нынешнего созыва, Владимир Литвин улыбался...

Во время исполнения Гимна, знаменующего завершение третьей и открытие четвертой сессии парламента нынешнего созыва, Владимир Литвин улыбался. Возможно, Владимира Михайловича радовала характеристика ситуации в стране, данная хором им.Веревки — «Ще не вмерла України ні слава, ні воля». Но, скорее всего, спикер, читающий как партитуру регламент работы ВР, был одним из немногих, кто понимал в этот момент, что игра сделана, и оппозиция ее проиграла. Если бы, как, кстати, и подсказывал Литвин регионалам, сторонники Януковича до завершения предыдущей сессии собрали 150 голосов за проведение внеочередного пленарного заседания в рамках третьей сессии, то даже при нехватке голосов за отставку правительства Тимошенко они сохранили бы возможность поднять этот вопрос еще раз во время новой четвертой сессии. Но регионалы оказались нетехнологичными и упустили эту возможность. В следствие чего единственный легальный шанс поставить в сессионном зале вопрос о выражении недоверия правительству был ими использован уже на четвертой сессии. Теперь, согласно Закону «О Кабинете министров», до июля, когда традиционно начинаются каникулы, вопрос об отставке инициироваться не может. Повторный законный подход к снаряду может состояться лишь в сентябре.

В феврале же голосов для переведения Юлии Тимошенко и министров в статус «и. о.» оказалось на 23 меньше, чем требовалось. Отставив в сторону выигранное на спор шампанское, давайте попробуем разобраться: почему так произошло и чего мы можем дальше ожидать от украинского политикума.

Несомненно, обладателем большинства трофеев в результате нынешней ситуации оказалась… КПУ. Просто красавцы! Хотя еще несколько дней назад многим казалось, что партия либо расколется при голосовании, либо дискредитирует себя перед избирателями, окончательно завязавшись в один узел с «за все ответственным» правительством, параллельно погрязнув во внутрипартийных боях за штурвал между Грачом и Симоненко. В итоге: во-первых, фракция КПУ публично сохранила лицо, единогласно поддержав отставку правительства, лишив тем самым и внутрипартийную фронду, и Партию регионов возможности упрекать Петра Симоненко в том, что он продался премьеру. Во-вторых, кулуарно представители КПУ, уполномоченные находящимся в шушинской Феофании лидером, постоянно были на связи с правой и левой рукой премьера — Турчиновым и Коже­мякиным, — ведущими строгий учет голосов недругов Тимошенко и сводящими баланс. С самого утра на сессии не зарегистрировалось шесть депутатов фракции КПУ, а на момент голосования было четко известно, что в зале отсутст­вуют Евгений Мармазов и Виктория Демьянчук, празднующие 70-летие Кировоград­ской области; Александр Ткаченко, находящийся в Москве по делам семейно-оздоровительным, и сам Петр Симоненко. Все по уважительным причинам. Принимая утром 5 февраля решение о голосовании против правительства, коммунисты четко знали, что могут себе позволить голосовать против него, будучи уверенными в отрицательном результате затеи. Факт назначения на предыдущем Кабмине двух новых зампредов — в налоговой и таможне — свидетельствовал об уверенности Юлии Владимировны в правильном понимании ситуации Петром Николаевичем.

В-третьих, за день до голосования, при проведении президиума ЦК, в присутствии Леонида Грача секретарь ЦК Алексеев набрал Петра Симоненко и по громкой телефонной связи дал возможность всем присутствующим услышать мнение лидера: «Я вот тут очень много думал, — сказал Петр Николаевич. — И, взвесив все «за» и «против», пришел к решению, что мы не можем поддерживать это правительство и должны выступить на стороне народа за его снятие». В результате все получилось, как задумывалось, а Леонид Иванович лишился возможности упрекать Симоненко в том, что тот сбился с верного пути.

В-четвертых, приуроченный к дате голосования об отставке скандал, касаемый личной жизни лидера Компартии, с точки зрения внутрипартийной интриги стал хлопушкой, а не смертельным взрывом. Свою озабоченность нравственным обликом коммуниста выразили руководители Крымской и Черкасской организаций. Все остальные заявили, что новая семья Петра Симо­ненко — это его личное дело. Скажется ли история, обошедшая первые полосы всех таблоидов, на отношении к Компартии геронтологической части ее электората — вопрос, ответ на который дадут рейтинги. В том же, что история положила начало массовым «дослідженням з питань українського сексу», можно не сомневаться: редакции уже атакуются звонками свидетелей и очевидцев, готовых поделиться наблюдениями за целым рядом политиков. Но на сегодняшний день в сухом остатке скандала — факт освобождения Петра Симо­ненко от груза вынужденной конспирации, страха разоблачения и необходимости имитации. Теперь ему не страшно хвастаться своей маленькой дочкой. Думается, Петр Николаевич должен быть благодарен однопартийцу, позволившему себе воспользоваться сложным состоянием, в котором оказалась первая жена лидера коммунистов.

И, наконец, последнее — пятое. Злые языки утверждают, что в декабре прошлого года, когда по инициативе Януковича, сгенерированной группой приближенных к нему лиц, был поднят вопрос о снятии Тимошенко, некий газовый магнат, нацелившийся на пролонгацию царствования на рынке голубого топлива, пообещал каждому парламентскому коммунисту по десять миллионов аргументов, призванных убедить их в правильности снятия правительства. Из-за некоторых изменений, возникших вследствие окрысившегося на магната Кремля, его возможности подлежали корректировке. Источники «ЗН» утверждают, что до позднего вечера в кругу регионалов Леонид Грач и присматривающий за ним Адам Мартынюк взвешивали новые аргументы коллег-оппозиционеров. Так или иначе, а все присутствующие в зале коммунисты проголосовали за отставку правительства и премьера. Таким образом, вечером стулья были доставлены…

Столь подробное описание технологичной интриги в маленькой, но всех попользовавшей фракции, объясняется не только пристальным вниманием к ее ключевой роли во вчерашнем голосовании, но и желанием сакцентировать внимание на «мастерах» аматорской интриги, затеявших историю с отставкой.

Коммунисты получили все. Регионалы — ничего. При этом самая крупная политическая сила, потерпев очередное поражение, еще больше усугубила проблемы внутри себя. Совершенно очевидно, что локомотивом попытки свержения Тимошенко на этот раз выступало крыло партии, олицетворяемое Юрием Бойко и Сергеем Левочкиным. Борис Колесников и Ринат Ахметов, неоднократно приводившие партию к интрижным фиаско в следствие невыполнения Банковой достигнутых в диалоге договоренностей, — на этот раз скрестили руки на груди и сказали: «Ну-ну…». Их крыло партии, равно как и большинство фракции, считало, что вопрос отставки Тимошенко еще не созрел.

Во-первых, кризис не вступил в полную силу и, судя по целым стеклам в окнах Кабмина, Рады и секретариата президента, народ еще не сформулировал свои политические требования.

Во-вторых, противники отставочного блиц-крига не прошли до конца очередной отрезок пути, называемый «широкой коалицией». А ведь хотелось бы! Ведь весь бизнес страдает. И очень хочет припасть к потокам. А если не к потокам, то хотя бы к оставшимся от них ручейкам. Да пусть даже из лужи напиться! А сделать это без доступа к источнику власти все сложнее и сложнее…

И, в-третьих, есть предположение, что конкуренция между командами Фирташа и Ахметова идет уже не за влияние на лидера, а за его наследство — Партию регионов. Виктор Янукович — одновременно и достояние, и проблема партии. С одной стороны, лидер, по сути, единственное, что объединяет фракционные группы в единый механизм и примиряет электорат с их существованием. С другой стороны, Виктор Федорович очевидно устал. Он в активной политике с середины 90-х. Он не горит, не светится и не ведет за собой. У него все есть. И для полного счастья не хватает лишь официальной передачи более чем сотни гектаров правительственной резиденции Межгорье, где можно славно жить. И более 70 гектаров охотхозяйства в Сухолучье, где можно славно охотиться. Конечно, он бы не отказался получить значимый пост и назначить ответственным автопилотом кого-нибудь вроде Николая Яныча, только уже другого. Но оппозиционной фракции сейчас нужен Данко, а Янукович рвать сердце из груди не собирается.

Зато Тимошенко раз от разу вырывает сердце для того, чтобы осветить путь желающим доверчиво двигаться в заданном ею неизвестном направлении; для того чтобы розовым светом отчетных слов залить серость и несостоятельность большей части правительственной команды; для того чтобы компенсировать севшие батареи 155-головой фракции, способной выделить из своих рядов четыре-пять всепогодных медиаспикеров.

Тактическая победа Юлии Тимошенко, отмеченная усталым ликованием депутатов БЮТ, с одной стороны, укрепила ее позиции, затянув ремешки на электрическом кресле премьера страны, переживающей кризис. Впрочем, Юлия Владимировна не рассматривала всерьез вариант избавления от ответственности, отдавая предпочтение возможностям, которые предоставляет пост премьер-министра. С другой стороны, Тимошенко прекрасно понимает, что все только начинается. И речь не только о первых коллективных выступлениях или скандалах, на локализацию которых у власти пока хватает средств или ресурса власти реагировать (водители, артековцы, отключенные части МО). Хотя всем очевидно, что эти «снежки» имеют шанс со временем сорвать лавину.

Проблема в том, что в правительстве Тимошенко как не было эффективной команды, так и не будет. Даже если переговорщики от нынешней коалиции без фатальных последствий для депутатского объединения решат вопрос кадровых замен в нынешнем Кабмине, рассчитывать на большой эффект не придется.

Во-первых, это делать нужно было раньше, когда вопрос о неспособности к антикризисному менеджменту большинства членов Кабмина только поднимался. Ведь для того чтобы въехать в ситуацию в отрасли, собрать нити управления и понять, что приоритетно, а что может подождать, новоназначенному министру, если он гений, нужно не меньше месяца.

Во-вторых, кадровые изменения, которые должны быть поддержаны в сессионном зале, производятся без права вето сторон. Иными словами, если Луценко предложил кандидатуру Иваненко, то никакая другая политическая группа или фракция, участвующая в коалиции, не может поставить под сомнение выбор Юрия Витальевича. Соответственно, никто не поставит под сомнение предложение Литвина, Руха и т. д. Это означает, что единых критериев для подбора команды не существует.

В результате Тимошенко может получить Кабмин, который, скорее всего, будет состоять из самых верных представителей собственников или лидеров политических групп. Станут ли эти люди фактором, способным оперативно и качественно изменить работу Кабинета министров — большой вопрос. А уж если сами собственники, соблазнившись моментом, потянутся за постами в исполнительной власти, то это будет большой ответ.

Помимо объективных сложностей, продиктованных кризисной ситуацией в экономике, премьеру придется столкнуться с неустойчивыми позициями в парламенте. Речь об отставке, как уже упоминалось, не идет. Хотя, если общественные выступления будут действительно массовыми, то кто там будет смотреть на законы и регламент? Речь, скорее, о дефиците голосов для поддержания правительственных законодательных инициатив. Если Тимошенко будет рассчитывать исключительно на голоса коалиции и коммунистов, то останется, как и в настоящий момент, объектом постоянного шантажа и вымогательства. Значит, ей нужны «Регионы». А она нужна им. Основа договоренностей — раздел сфер влияния (пользования) в экономике и Конституция. Юлия Владимировна хочет канцлера, императивный мандат и двухтуровые выборы в Верховную Раду, где победившей партии достается большинство голосов. А регионалы хотят избрания президента в парламенте с предоставления ему права вето на парламентские и правительственные решения, назначение главы СБУ, внесение кандидатур глав МИД и Минобороны, генерального прокурора, председателя Нацбанка.

Именно на этих позициях застопорился объединительный процесс между БЮТ и «Регионами» осенью этого года. Не исключено, что закрепление Тимошенко на посту премьера после неудачной попытки отставки активизирует очередной раунд вялого переговорного процесса, потому что имидж — ничто, а жажда — все. И никто не хочет дать себе засохнуть, пока лидер крупнейшей политической силы занят строительством кормушек на днепровских островах, призванных спасти от голода после оттепели забредших туда по льду кабанов.

Можно предположить, что в ситуацию попробует вклиниться президент, хотя возможностей у него для этого все меньше и меньше.

В день голосования на Банковой рассчитывали, что на табло высветится цифра «229».

Во-первых, спонсоры многочисленных президентских проектов, выступавшие на этот раз менеджерами проекта отставки Тимошенко, гарантировали все голоса коммунистов и просили обеспечить недостающие голоса за счет ЕЦ и группы Кириленко. ЕЦ пошел до конца. Равно как и входящий в группу «За Украину» Петр Ющенко, которого в последний момент забыли предупредить о том, что группа за отставку не голосует. Позиция же Вячеслава Кириленко объясняется не только желанием сохранить в правительстве людей, которых он рекомендовал туда год назад лично. Члены группы утверждают, что экс-лидер фракции был сильно озадачен после того, как пообщался с народом и партячейками в Западной Украине. Проголосовать за отставку, недобрать голоса, быть непонятыми на малой электоральной родине, и, наверняка, потерять кадры в правительстве было бы непозволительной роскошью.

А вот Виктор Иванович Балога, перманентно находящийся в осложненных отношениях с президентом, решил себе роскошь позволить. Предложенная его сторонниками идея тотальной перезагрузки — проведения в октябре досрочных парламентских и президентских выборов с принятием на референдуме новой Конституции — была воспринята с пониманием. В том смысле, что главе секретариата уходящего президента позарез необходим депутатский мандат. Дорогу к намеченной цели, можно попытаться проложить и президентом, убедив его в том, что кризис погребет под обломками экономики главного конкурента — Тимошенко — и расчистит поле для фениксообразной победы Виктора Ющенко.

На самом же деле все эти комбинации, элементами которых кто-то считает отзыв 150 депутатов; кто-то — отзыв голосов из формально зарегистрированной коалиции; кто-то все еще надеется на ее переформатирование — имеют очень мало общего с реальным желанием и возможностью смягчить кризисные явления, набирающие силу в украинской экономике. Восстановить управляемость страной при разбросанных враждующих центрах, имитирующих власть, чрезвычайно сложно. Отказаться от принципа лоббизма при кадровом заполнении — тоже. Реализовать, а перед этим разработать реальный и жесткий план антикризисных действий в предвыборный год нереально. А вытянуть экономику без него не получится. Провести полную перезагрузку в октябре или под январские президентские выборы можно, но без значимого изменения качества элит.

При всем при этом не покидает предчувствие, что подходы главных политических игроков крепко устарели. Большинство из них строят свои планы находясьеще в том, довоенном, докризисном мире, тогда как к осени этого года ситуация в рейтингах, чаяниях и электоральных настроениях может радикально измениться.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно