Арабский план действий 2.0: ход за ООН

3 февраля, 2012, 16:08 Распечатать Выпуск №4, 3 февраля-10 февраля

Принятые 22 января решения ЛАГ в Каире ознаменовали новый поворот на «сирийском треке».

© indostan.ru

Ситуация в Сирии, где уже десятый месяц подряд продолжаются антиправительственные выступления, по мнению власти — управляемые извне, стремительно двигалась в тупик. Кровавые события, которые унесли, по данным ООН, жизни уже более 5400 сирийцев (Дамаск называет и две тысячи погибших силовиков), не смогли остановить ни провозглашенный режимом курс на реформы, ни усилия и меры региональных государств. Неудачными оказались и попытки урегулировать кризис в Совете Безопасности ООН. Впрочем, принятые 22 января решения ЛАГ в Каире ознаменовали новый поворот на «сирийском треке», или, как заявил представитель ФРГ в ООН, — внесли новые «правила игры» в дипломатическую битву за Сирию в главном органе ООН, где Россия и Китай противостоят странам Западной Европы и США. 

В ходе внеочередного заседания Совета ЛАГ на уровне министров иностранных дел в египетской столице были приняты решения об изменении уровня урегулирования сирийского кризиса с регионального на международный: арабские государства передали «сирийское досье» в СБ ООН, добавив к нему свой, уже обновленный, план действий с определенными временными рамками переходного периода в стране. Собственно, решение было довольно прогнозируемым с самого начала реагирования межарабской организации на события в Сирии, учитывая историческую неэффективность этого панарабского образования. Однако неожиданностью для многих стало его принятие именно на этом заседании, поскольку, как ожидалось, главы МИД арабских стран должны были обсуждать прежде всего дальнейшую судьбу своей миссии наблюдателей в Сирии, обмен мнениями планировался и по поводу инициативы Катара прислать военный миротворческий контингент. 

Суданский генерал и «не тот» отчет

Считается, что за «торпедированием» передачи «сирийского досье» в ООН стоят главные критики Дамаска — монархии Персидского залива, Саудовская Аравия и Катар, «по совместительству» — союзники США в регионе и, собственно, нынешние лидеры арабского мира. Это было обусловлено отчетом, подготовленным наблюдателями Лиги, посланными месяц назад в Сирию, чтобы установить истинную ситуацию с выполнением Дамаском обязательств, взятых на себя в рамках предложенного в ноябре прошлого года «Арабского плана действий». 

Документ, подготовленный главой миссии, суданским генералом Мухаммедом Ад-Даби, «немного не оправдал» саудовских и катарских ожиданий. Ведь в нем заверялся определенный прогресс в Сирии, хотя и отмечалось, что Дамаск «неответственно» отнесся к немедленной и полной имплементации своих обязательств. Более того, генерал заявил, что с прибытием в Сирию миссии интенсивность насилия в стране начала снижаться, а не усиливаться, как заявляют в сирийской оппозиции. По его словам, за время работы наблюдатели зафиксировали 136 погибших со стороны обеих сторон — как оппозиции, так и правительства, а СМИ, согласно отчету, значительно завышают количество жертв. Следует отметить, что, по оценкам ООН, в те дни были убиты 400 человек, тогда как сирийская оппозиция сообщила о 700—800 погибших. «В добавок», Ад-Даби признал наличие в Сирии вооруженных нерегулярных элементов — как вооруженных групп оппозиции, так и сформированной из дезертиров «Свободной сирийской армии», — появление которых стало реакцией на чрезмерное использование силы властью в ходе подавления демонстраций. В одном из параграфов отчета сообщалось и о том, что за гибелью французского журналиста в Хомсе во время проправительственного протеста стоят именно оппозиционные силы. Наблюдатели также отметили, что сирийская власть вывела из городов тяжелую военную технику и освободила свыше 5 тыс. человек, арестованных за последние события.

Все это, конечно, не совсем укладывалось в картинку событий в Сирии, сформированную, в частности, с помощью катарского телеканала «Аль-Джазира» и других влиятельных региональных и международных СМИ. Хотя здесь следует отметить и неоднозначность фигуры Ад-Даби, в прошлом руководителя военной суданской разведки. Его назначение сразу вызвало критику со стороны правозащитников, обвинивших генерала в тесных связях с президентом Судана Ома-ром Аль-Баширом, преследуемого Меж-ду-народным криминальным судом за преступления, совершенные в ходе подавления восстания в Дарфуре. Согласно источникам в ЛАГ, именно после «утечки» информации о назначении Ад-Даби Дамаск согласился на допуск миссии наблюдателей Лиги. Как результат, еще до завершения заседания руководитель саудовского МИДа заявил об отзыве наблюдателей своей страны из Си-рии, обвинив Дамаск в невыполнении ни одного пункта «Арабского плана действий». Через два дня к этому шагу присоединилась и субрегиональная организация Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), в состав которой входят, кроме саудовского королевства, Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЕ и Оман. Все 55 наблюдателей из этих стран сразу покинули миссию, насчитывающую 165 человек.

Арабский план действий. Версия 2.0

Принятые 22 января в Каире решения ЛАГ, в дальнейшем, скорее всего — в своей «упрощенной версии», станут основным ключом выхода из сирийского кризиса. Кроме продления миссии наблюдателей в Сирии, ее расширения и улучшения технического и финансового обеспечения, была одобрена новая инициатива, которая стала фактически обновленной версией «Арабского плана действий», принятого Лигой 2 ноября 2011 года. 

В нее прежде всего вошли «старые» положения: прекращение насилия всеми сторонами, освобождение арестованных за последние события, очищение городов и населенных ра-йонов от всех вооруженных группировок, допуск соответствующих организаций ЛАГ, арабских и международных СМИ и их свободное перемещение по всем районам Сирии. Кроме того, арабские министры призвали сирийскую власть вернуть войска на места их основной дислокации, гарантировать свободу мирных собраний, а также облегчить работу миссии наблюдателей в стране.

Впрочем, центральным моментом стал призыв к Дамаску и оппозиции в двухнедельный срок начать «серьезный» политический диалог под эгидой ЛАГ. Результатом этого процесса, по замыслу арабов, должно стать создание в течение двух месяцев с даты начала диалога правительства национального единства. Этот орган, в который войдут представители власти и оппозиции во главе с согласованным лицом, должен проводить дальнейшую имплементацию обновленного плана действий ЛАГ, а также подготовиться к «свободным и плюралистическим» парламентским и президентским выборам. Волеизъявление же состоится согласно соответствующему закону и под арабским и международным наблюдением. Кроме того, президент Сирии Башар Аль-Асад должен передать все полномочия своему первому заместителю.

Среди задач правительства национального единства, кроме создания «плюралистического демократического политического режима», будет и возобновление безопасности и стабильности в стране, реорганизация полицейских служб. Расследова-нием нарушений, происшедших в ходе последних событий, и вынесением соответствующих решений займется отдельный независимый орган. В течение трех месяцев после его создания правительство национального единства должно обеспечить проведение выборов в Учредительную ассамблею, которая начнет подготовку проекта новой конституции страны. Потом основной закон будет утвержден на референдуме. 

В последнем пункте своей резолюции участники заседания в Каире уполномочили генсека ЛАГ и главу межарабского министерского комитета Лиги из Сирии, премьер-министра и главу МИД Ка-тара проинформировать Совет Безопасности ООН для поддержки этого плана. Хотя, следует добавить, Алжир выразил предостережение относительно этого пункта, а Ливан вообще отказался голосовать. Иракская же делегация до конца колебалась, однако в результате все же проголосовала «за». 

А Дамаск против

Хотя глава катарского МИД шейх Хамад бин Джасим Аль-Тани заявил, что инициатива ЛАГ — «это почетный выход» из сложившейся ситуации для президента Сирии, в Дамаске ее категорически отвергли. На следующий день после заседания в Каире в сирийском МИД сообщили, что решения, принятые 22 января, не отвечают предыдущему «Арабскому плану действий» выхода из кризиса и подписанному с Лигой протоколу о миссии наблюдателей. Сирия расценила их как неприемлемые, являющиеся прямым нарушением национального суверенитета и 8-й статьи устава ЛАГ, а также как грубое вмешательство в ее внутренние дела. Кроме того, Дамаск пожаловался, что Лига умыш-ленно проигнорировала усилия Сирии, направленные на реализацию объявленных президентом Б.Аль-Асадом «реформ в сфере достижения политического плюрализма». 

Вместе с тем сирийская власть согласилась на продление миссии наблюдателей ЛАГ в стране еще на один месяц: этот шаг некоторые расценили как попытку затянуть время и сделать видимость выполнения своих обязательств в рамках предварительных договоренностей. Впро-чем, уже 28 января генсек ЛАГ после консультаций с отдельными арабс-кими министрами заявил о решении приостановить деятельность миссии из-за эскалации насилия в Сирии в период с 24 по 27 января, о чем сообщил тот же суданский генерал Ад-Даби. Окончательное решение по этому поводу должно быть принято на заседании Совета Лиги на министерском уровне, которое состоится, скорее всего, 7 февраля в Дохе. 

«Сирийский Супер Боул» в Совбезе ООН

Обновленный «Арабский план действий» получил полное одобрение со стороны США, стран Запад-ной Европы и Турции; «важными» принятые решения назвали и в Москве. Представители ФРГ и Ве-ли-кобритании в ООН тут же призвали к новому рассмотрению сирийского досье в Совете Безопас-нос-ти, чтобы выразить поддержку решениям ЛАГ. Дальнейший ход событий в этом направлении поражал насыщенностью мероприятий и скоростью. 

ЛАГ прислала письмо на имя Пан Ги Муна от лица генсека Лиги и премьер-министра Катара с просьбой встретиться, чтобы проинформировать об арабском плане выхода из сирийского кризиса и попросить Совет Безопасности поддержать инициативу. Консультации по этому вопросу между западными и арабскими дипломатами состоялись в штаб-квартире ООН уже в следующие два дня после каирского заседания Лиги. Тогда же западные страны — члены Совета, «поощренные» новой мирной инициативой, обсудили с арабскими дипломатами и новый проект резолюции относительно Сирии. Им стал обновленный вариант документа, заветированного Россией и Китаем в октябре 2011 г. и дополненный усилиями ЛАГ на протяжении последних месяцев. 27 января представитель Марокко, являющегося непостоянным членом СБ ООН, официально зарегистрировал в Совете новый проект резолюции относительно Сирии, хотя там до сих пор находился уже третий вариант документа, предложенного Россией. Экспертное обсуждение нового проекта состоялось в понедельник, 30 января, а во вторник состоялся, как пошутили в кулуарах Совбеза, «Сирийский Супер Боул» (Супер Боул — матч года по американскому футболу. — Ред.). В ходе этого заседания члены Совета заслушали генсека ЛАГ и премьера Ка-та-ра, призвавших поддержать «марокканский» проект резолюции относительно Сирии, который предусматривал, в том числе, полную поддержку обновленной «Арабской мирной инициативы». Важность встречи засвидетельствовали и присутствующие на ней министры иностранных дел Великобритании, Франции, Германии, Португалии, Гватемалы и Марокко, а также госсекретарь США — все с целью выразить поддержку новому документу. 

Впрочем, «Супер Боул» в Сов-безе завершился не финалом с явным победителем, а скорее шахматным патом. «Участники игры» еще раз продемонстрировали расхождения во взглядах на урегулирование сирийского кризиса. По мнению Москвы, предложенный западно-арабский проект резолюции не может стать «приемлемой платформой для достижения общих знаменателей» в СБ ООН по комплексу вопросов сирийского урегулирования. В российском МИД считают, что он, вопреки заверениям представителя США в ООН Сьюзан Райс, содержит «красные линии», которые Рос-сия не может переступить: внедрение санкций или их угроза, включительно с оружейным эмбарго, внешнее силовое вмешательство во внутри-сирийский кризис, а также определение предварительных условий для начала политического диалога между правительством и оппозицией (передача власти Башаром Аль-Асадом своему первому заместителю и т.п.). Собственно, пункт об изменении власти в Сирии неприемлем и для Китая — еще одного «властителя» права вето в главном органе ООН. 

Таким образом, похоже, ставить «марокканский» проект резолюции на голосование, которое, по замыслу западных дипломатов, должно было состояться в прошлые четверг—пятницу, уже нелепо. Более того, сейчас в Совете Безопасности одновременно находятся два документа относительно Сирии: свой в четвертый раз обновленный вариант резолюции распространила в понедельник 30 января Россия. Москва настаивает также на том, чтобы отчет миссии наблюдателей ЛАГ стал официальным документом в Совбезе о реальной ситуации в Сирии. Хотя не исключаются и попытки Запада протащить «свой» документ без изменений: в случае наложения вето Россия и Китай «дискредитируют» себя, выступив против видения и усилий меж-арабской организации относительно одного из своих членов. 

Ближайшие дни покажут, смогут ли «сильные мира сего» достичь консенсусного подхода к урегулированию сирийского политического кризиса, который все больше приобретает черты гражданской войны с этно-конфессиональным подтекстом. Должна проясниться и ситуация с «монолитностью» позиции ЛАГ в отношении Сирии и реальной поддержкой обновленного «Арабского плана действий» отдельными арабскими государствами. Спрогнозировать ход событий и их последствия в связи с чрезвычайной важностью темы для сторон-оппонентов сложно. Понятно одно: урегулирование кризиса, настоящее лицо которого из-за информационного противоборства обезображено и вряд ли кому-то достоверно известно, будет зависеть именно от дальнейших шагов в СБ ООН.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №22-23, 15 июня-21 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно