АРАБСКИЕ РАЗНОГЛАСИЯ

29 декабря, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №51, 29 декабря-5 января

О последствиях интифады двухтысячного года можно говорить много и долго. Вооруженные столкновени...

О последствиях интифады двухтысячного года можно говорить много и долго. Вооруженные столкновения на израильских и палестинских землях принесли с собой неимоверные страдания ни в чем не повинным мирным людям, оказавшимся в их эпицентре. Они привели к глубочайшему кризису в структурах израильской власти, к развалу правящей коалиции, к эскалации в Израиле внутриполитической борьбы, и в конце концов — к отставке кабинета Эхуда Барака. Новый ближневосточный кризис сыграл злую шутку с Биллом Клинтоном, сведя на нет все его усилия по успешному завершению мирного процесса, и лишил его возможности войти в мировую историю в качестве президента-миротворца. Нынешние судорожные попытки американского лидера усадить за стол переговоров израильтян и палестинцев и его разговоры о «Кэмп- Дэвиде-3» уже никто не воспринимает всерьез. Однако это еще не все. Сейчас можно с уверенностью говорить о том, что арабо-израильское противостояние последних месяцев практически разрушило всю политическую систему, сложившуюся на Ближнем Востоке после заключения в 1978 году Кэмп-Дэвидских соглашений. Прежде всего это проявляется в серьезных разногласиях, возникших между двумя влиятельнейшими государствами, бывшими долгое время главными союзниками США, а значит и Запада, в регионе. Речь идет о Египте и о Саудовской Аравии.

«Первый звонок» прозвенел, когда официальная саудовская пресса обрушилась с резкой критикой на министра АРЕ по вопросам религии Мохаммеда Хамди Закзука. Причиной такой необычной кампании стал призыв египетского государственного деятеля к мусульманам всего мира совершить массовое паломничество в Иерусалим, чтобы обратить внимание мировой общественности на важность святынь этого города для всех людей планеты, исповедующих ислам. Закзук, в частности, заявил следующее: «Если миллионы мусульман придут к мечети Аль-Акса, израильтяне не смогут «поглотить» город и сделать его своей столицей». Это на первый взгляд безобидное высказывание египетского министра саудовские газеты поместили в заголовки, а в комментариях трактовали его как необоснованный призыв к нормализации отношений между мусульманами и израильтянами.

Ранее Эр-Рияд и Каир никогда не были замечены в нелицеприятных высказываниях друг о друге. Теперь же все изменилось. Демарш официальной саудовской прессы (которая не смогла бы на него решиться без получения соответствующего указания сверху) демонстрирует наличие серьезных противоречий между этими странами. А это, в свою очередь, подтверждает тезис о явной разделенности арабского мира, которая возникла в связи с последними событиями на Ближнем Востоке. По мнению аналитиков, нынешняя напряженность в отношениях между Каиром и Эр-Риядом возникла в связи с различными подходами этих стран к выбору путей борьбы с внутренней оппозицией, в качестве которой и здесь, и там выступают исламские фундаменталисты. В то время, как египетское правительство пытается «умиротворять» оппозиционеров, саудовское руководство предпочитает использовать против них репрессивные меры. Такие различные линии стратегии не позволяют арабским государствам выработать консенсус в отношении к нынешнему вооруженному конфликту между израильтянами и палестинцами, который давно уже стал определяющим для всей региональной политики на Ближнем Востоке.

В условиях всеобъемлющего влияния палестино-израильского конфликта на все аспекты жизни региона арабским государствам чрезвычайно важно знать, чего следует ждать в ближайшее время — постепенного затухания противостояния или его нарастания. Именно поэтому арабские столицы вынуждены пристально следить за происходящим в Египте, который в этом вопросе играет ключевую роль. И не только потому, что это государство обладает мощной армией, но и по причине политических возможностей его руководства. Ни одна арабская страна не позволит себе проводить внутреннюю и внешнюю политику, не учитывая израильские события, а Каир со своей стороны сам в некоторых случаях оказывает влияние на политические решения, принимаемые в Тель-Авиве. Понятно, что во многом уникальность египетско-израильских отношений определяется наличием подписанного между этими странами мирного договора, а также теми посредническими функциями в палестино-израильском споре, которыми Запад в свое время наделил египтян.

С началом интифады этого года на общую политику и на конкретные действия правительства АРЕ в отношении Израильского государства стало оказываться все большее давление со стороны внутренней египетской оппозиции на властные структуры этой страны. Несмотря на то, что группировка «Мусульманское братство» находится в Египте вне закона, недавно она добилась весьма внушительных успехов на парламентских выборах, что вызвало вполне объяснимый ужас у руководства правящей партии. Дело в том, что фундаменталисты этой организации предпринимали неоднократные попытки свергнуть светские правительства Египта начиная со дня своего образования в 1928 году. В условиях нарастания конфронтации между палестинцами и израильтянами выполнение Каиром своих обязательств перед Израилем (согласно положениям мирного договора) дало «Мусульманскому братству» идеальную платформу для агитации в свою пользу: идеи экстремистов быстро нашли отклик в сердцах простых египтян, и группировка получила уникальный шанс усиливать давление на правительственные структуры страны, требуя от него разорвать соглашение с израильтянами.

Каир попытался сохранить внутренний баланс в государстве за счет умиротворения фундаменталистов. Египтяне, конечно, не пошли на расторжение мирного договора с Тель-Авивом, однако позволили себе ряд грозных заявлений в адрес своего израильского соседа. Призыв министра Закзука к мусульманам совершить паломничество в Иерусалим можно рассматривать в качестве примера такой риторики. Почему же он вызвал такую бурю возмущения у саудовцев?

Эксперты уверены, что это объясняется различными отношениями, которые сложились у правящих структур Египта и Саудовской Аравии с внутренней оппозицией каждой из стран. Египетские власти принимали крутые меры в отношении «Мусульманского братства» на протяжении 80-х и первой половины 90-х годов. С того времени угроза дестабилизации обстановки в стране, связанная с террористической деятельностью этой организации, значительно уменьшилась. Сегодня египетские фундаменталисты действуют в подполье, представляя лишь некоторую политическую опасность для правящей партии АРЕ.

А руководство Саудовской Аравии со своими оппозиционерами все еще не разобралось. Оппозиционные экстремистские религиозные организации этой страны не устают заявлять, что, живя в чрезмерной роскоши, саудовская королевская семья проматывает дарованное Аллахом нефтяное богатство страны и что лидеры государства злоупотребляют своей властью. Они обращают внимание на неспособность руководителей Саудовской Аравии справиться с экономическими проблемами королевства, в результате чего саудовская экономика оказывается не в состоянии с одной стороны угнаться за растущими запросами королевской семьи, а с другой — обеспечить рабочими местами и приличной зарплатой растущее население страны.

Методы «работы» правительства Саудовской Аравии с оппозицией тесно связаны с историческими традициями «королевства пустыни». Саудовские правители в свое время взяли на вооружение идеологию жесткой разновидности суннитского ислама, именуемого ваххабизмом. Во времена Второй мировой войны они провозгласили нефтяной бум в своей стране и последовавший за ним поток нефтедолларов счастливым даром Аллаха. В 70-х годах, когда цены на нефть взметнулись до неведомых ранее высот, этот дар достиг невероятных размеров. Тогда правительство и народ страны заключили своеобразное негласное соглашение. Взамен на материальное благосостояние, современную инфраструктуру и обширные социальные программы саудовцы согласились на сосуществование в королевстве современных форм политического устройства и традиционной системы, согласно которой монарх единолично назначает духовенство и управляет страной авторитарными методами и «железной рукой». Проще говоря, правительство обязалось обеспечивать население работой и хорошей зарплатой, а оно, со своей стороны, обещало не устраивать в стране мятежей и переворотов.

Теперь можно понять, почему Саудовская Аравия так недовольна политикой умиротворения, проводимой Каиром в отношении своей оппозиции. Косвенным образом действия египетских властей вынуждают Эр-Рияд поступать аналогично. Но сделать это для правящей саудовской королевской семьи было бы равносильно признанию в невыполнении своей части социального соглашения с народом — что вполне может стать искрой, способной воспламенить пожар массового неповиновения.

Противоречия между Египтом и Саудовской Аравией на сегодняшний день выглядят неразрешимыми. И по-другому быть пока не может. В обеих странах внутренняя оппозиция превратилась в последнее время в серьезную проблему, решение которой для них важнее достижения консенсуса в вопросе палестино-израильского примирения. Верный своим обязательствам перед Западом, Каир, конечно, будет делать все от него зависящее для предотвращения эскалации насилия в регионе. Найти же союзников в этом среди ближневосточных арабских государств ему будет все труднее и труднее.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно