ЗАЩИТИТЬ ПРАВА ВЛАДЕЛЬЦЕВ ПРИВАТИЗИРОВАННЫХ КВАРТИР! - Право - zn.ua

ЗАЩИТИТЬ ПРАВА ВЛАДЕЛЬЦЕВ ПРИВАТИЗИРОВАННЫХ КВАРТИР!

15 марта, 2002, 00:00 Распечатать

Приватизация всё ещё остаётся существенным признаком нашей жизни. Взоры энергичных приватизаторов всё чаще устремляются на жилищный фонд...

Приватизация всё ещё остаётся существенным признаком нашей жизни. Взоры энергичных приватизаторов всё чаще устремляются на жилищный фонд. Дело-то, оказывается, весьма прибыльное. Стоимость жилищного фонда по Украине — 300 млрд. долларов. По данным журнала «Компаньон» (№ 13 от 14—18.05.2001), фирма «Citycan» продаёт мансарду, которую она построила на жилом доме по ул. Бассейной, по 1000 долларов за кв. м, а по ул. Костёльной — по 1100 долларов; фирма «Blasig» продаёт свою мансардную площадь по ул. Ярославов Вал, 16, по цене 1800 долларов за кв. метр. Капиталовложений от государства на реконструкцию старья практически нет, и, начиная с 1977 года, в столице под строительство дополнительных этажей было отдано уже свыше 600 домов.

Вот эти-то факты вкупе с цифрами и вдохновляют частные фирмы-инвесторы на очень активные действия, которые сплошь и рядом не соответствуют действующему законодательству. Терпение жильцов в конце концов лопнуло, и 12 июля 2001 г. в столице официально зарегистрирована правозащитная организация — Союз владельцев жилья г. Киева, которую возглавил народный депутат Украины Иван Салий. Заместитель председателя правления Союза Михаил Березовчук отвечает на вопросы корреспондента «ЗН».

С помощью Союза
мы защищаемся

— Михаил Александрович, с какой целью был создан Союз владельцев жилья г. Киева?

— Всё началось с моего доклада о вопиющих нарушениях прав владельцев квартир на вспомогательные помещения. Доклад был прочитан на семинаре работников БТИ и ГлавАПУ Госстроя в г. Алуште в июле 2001 г. Вернувшись в столицу, мы обнаружили, что ни представители исполнительной местной власти, ни суды, ни республиканские органы нам помочь не могут. А, проанализировав документы, на основании которых санкционируются незаконные действия, председатели объединений совладельцев жилья тогда ещё Старокиевского района быстро поняли, что нужно создавать не районную правозащитную общественную организацию, а городскую, поскольку многие документы, имеющие отношение к реконструкции жилья, подписываются в горадминистрации. С помощью Союза владельцев жилья, юридического лица, мы защищаемся и даём бой фирмам-инвесторам, опираясь на законодательство.

Наш Союз уже получил поддержку Госстроя, других республиканских организаций, а также Международного центра содействия коммунальным и жилищным реформам в Украине, использующего обширный американский грант. Вопрос о правах собственников жилья на вспомогательные помещения как один из самых животрепещущих вопросов был вынесен на заседание правления Союза 26 сентября 2001 г.

— В чём же, по-вашему, состоит суть проблемы?

— В том, что же понимать под вспомогательными помещениями дома и кому же они всё-таки принадлежат. Вспомогательные помещения — это чердаки, подвалы, колясочные, холлы, вестибюли, лифты, лестницы, межквартирные переходы и т.д. Так вот, жильцы приватизированных квартир считают эти помещения своей совместной собственностью (и они абсолютно правы по ст. 10 Закона Украины «О приватизации государственного жилого фонда»!), а фирмы-инвесторы и поддерживающие их органы местной власти — некой расплывчатой коммунальной собственностью, которую можно «прихватизировать». В этом — яблоко раздора, основная причина бесконечных «приватизационных войн» за дополнительное жильё в столице Украины, приводящих к очень сильной социальной напряжённости, а в ряде случаев — к настоящим человеческим трагедиям.

— Приведите, пожалуйста, конкретные примеры.

— Их сколько угодно. Несколько дней жители дома по ул. Дарвина, 1, стояли в пикетах перед своим домом, отстаивая своё право на чердак, который районные «князья» передали строительной фирме-инвестору для сооружения двухэтажного пентхауза, а проще говоря, для того, чтобы сорвать крышу дома. Инвестор подал иск на председателя правления объединения дома, обвинив его в организации простоя. Суд удовлетворил этот иск, арестовав у председателя квартиру и автомобиль. Воистину несчастье постигло трёхэтажный дом по ул. Толстого, 8. Там двухэтажную надстройку делает украинский дипломат. Трижды городской суд отменял решение Старокиевского суда о том, что можно, мол, строить без согласия жильцов, а старокиевские служители Фемиды упорно стоят на своём. В результате ещё одной реконструкции в доме на углу ул. Ольгинской и ул. Городецкого горе-инвесторы снесли крышу, так что всю прошлую зиму дом простоял практически без неё.

Можно привести целый ряд примеров, когда районные власти противоречат сами себе. Чего стоит только случай с домом по ул. Лютеранская, 27—29. Сначала право на реконструкцию мансарды было выдано на законном основании жителям дома, а потом разрешение на надстройку получила фирма «Техно-Трек». За законное право обладать своими подвалами и сделать там кладовки борются жильцы дома по ул. Городецкого, 4. Ситуация же на ул. Крещатик, 23 (всем известный магазин «Ткани») чуть не обернулась трагедией. Частная фирма при поддержке властей захватила холл, лестницу, вестибюль, лифт и устроила кафе «Киевское». Я тоже пил там кофе, не ведая, что это законная совместная собственность жильцов дома. В конце концов они стали побеждать в апелляционном суде. За день до суда председатель объединения был зверски избит в центре Киева и пролежал месяц в больнице. И тем не менее, он сказал, что положит своё здоровье за победу над бизнесменами-грабителями.

Не всегда закон
что дышло...

— В какой мере права жильцов закреплены законодательно и на какие такие законы опираются фирмы-инвесторы?

— Вы задали самый главный вопрос. Права владельцев приватизированных квартир на вспомогательные помещения вытекают из п. 2 ст. 10 Закона Украины «О приватизации государственного жилого фонда».

Уже по этому закону их нельзя продать отдельно от дома, как нельзя продать трубы, стены или крышу. Есть ещё целый ряд подзаконных актов, говорящих о том же. Юридическая группа Союза владельцев жилья г. Киева проанализировала аргументы наших противников. Что же является главным обобщающим фактором их позиции? А то, что фирмы-инвесторы зациклены на второстепенных признаках владения собственностью, как-то: у кого находится дом на балансе, обслуживается ли он жильцами или ЖЭКом и т.д. Всё это отнюдь не вопросы собственности. Я могу владеть имуществом, но могу его не обслуживать — и никто у меня это имущество не вправе отнять! Часто инвесторы ссылаются на ст. 60 Закона Украины «О местном самоуправлении в Украине», где сказано, что к коммунальной собственности относятся довольно-таки многие вещи — дороги, газоны, здания, сооружения и... жилой фонд. Им вторят работники госадминистраций, которые не желают расставаться со вспомогательными помещениями. Но они не дочитывают (вернее, не хотят этого делать) ст. 60 до конца, где к коммунальной собственности отнесены только «движимые и недвижимые объекты, определённые в соответствии с законом как объекты права коммунальной собственности».

— И какой же закон имеется в виду?

— Ответ содержится в «Прикінцевих та перехідних положеннях» Закона «О местном самоуправлении в Украине», где указано, что Кабинет министров должен представить на рассмотрение ВР специальный закон о коммунальной собственности, в котором и будет чётко расписано, что именно к ней относится. Да вот незадача — наши депутаты даже ещё не внесли этот закон на первое чтение! Поэтому следует руководствоваться только действующим законом, то есть всё тем же Законом Украины «О приватизации государственного жилого фонда». Кстати, именно он всё-таки отвечает на вопрос, где инвестору-бизнесмену можно строить кафе без ущерба для жителей дома — отнюдь не во вспомогательных, а в нежилых помещениях. Статус последних определён в ч. 9 ст. 8 Закона о приватизации: «Нежилые помещения жилого фонда, которые используются предприятиями торговли, общественного питания, жилищно-коммунального и бытового обслуживания населения на условиях аренды, передаются в коммунальную собственность соответствующих Советов народных депутатов».

— В чём же разница между вспомогательными и нежилыми помещениями?

— Она опять-таки довольно чётко видна в ст. 131, 132 Гражданского кодекса Украины, где сказано, что «составной частью вещи является всё то, что не может быть отделено от неё без повреждения и существенного обесценивания вещи. При переходе права на вещь составные части её не подлежат отделению. Принадлежностью является вещь, предназначенная служить главной вещи и связанная с ней общим хозяйственным назначением». Так что как ни крути, а закон один и не всегда он как дышло.

Об инвестиционном контракте и криминальном аспекте

— Что представляет «инвестиционный контракт», которым сплошь и рядом пользуются фирмы-«реконструкторы»?

— Это ещё одна уловка в безудержных попытках подвести законодательную базу под захват частной собственности. В Законе Украины «Об инвестиционной деятельности» читаем, что права инвесторов защищены государством. Поэтому, если фирма захватывает вспомогательные помещения, но при этом имеет статус инвестора, её правовая позиция вроде бы усиливается. А ничего подобного! Внимательно прочитав закон об инвестиционной деятельности, приходим к выводу, что субъектами такой деятельности, имеющими право подписывать инвестиционный контракт, могут быть только участники инвестиционной деятельности и инвесторы. Кто такие участники? Это просто подрядчики, выполняющие работу, попросту говоря, строители. Естественно, что участником инвестиционной деятельности райгосадминистрация быть не может, как не может быть и инвестором. Потому что по закону об инвестиционной деятельности органы местной власти могут инвестировать только бюджетные и внебюджетные деньги, но ни в коем случае — не коммунальную собственность. А это значит, как ни странно, что ни райгосадминистрация, ни райсоветы вообще не могут быть субъектами инвестиционной деятельности и не могут подписывать инвестиционные контракты. То же, что они подписывают, надо бы назвать гораздо проще — договор о совместной деятельности, договор купли-продажи и т.д. Но они подписывают «инвестиционные контракты», пытаясь подвести базу под элементарный грабёж.

— Есть ли конкретный путь противодействия незаконным захватам вспомогательных помещений, если за ними стоят властные структуры?

— Этот путь был найден ещё в Древнем Риме, когда «открыли», что между властью и людьми должны стоять общественные организации или, как их называют, неправительственные структуры. Люди, желающие отстоять свою собственность, могут объединиться в организацию, подобную нашей, и предложить решение для властей. Вот это мы как раз и сделаем. Я считаю, что Закон «О приватизации государственного жилого фонда» должен быть дополнен решением Киевсовета о том, что любая реконструкция домов может производиться только с письменного разрешения всех жителей дома или объединения совладельцев, если оно создано.

Справка

Михаил Александрович Березовчук избран председателем объединения совладельцев дома по ул. Пушкинская, 2—4/7, созданного с целью отстоять дом от незаконной «реконструкции» после того, как фирма «Сельхоз-Контракт» при поддержке Старокиевской райгосадминистрации, купив чердак как неотъемлемую часть дома, попыталась сделать из него двухэтажную мансарду. (Материал в «ЗН» №30 от 29 июля 2000 г. — «Сказ о том, как чердак делили».)

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно