В ПАУТИНЕ «ЧЁРНЫХ» МАКЛЕРОВ

29 августа, 2003, 00:00 Распечатать

О случае с престарелой Анной Вдовиченко среди прочих подобных мы уже рассказывали вкратце в материале «Как не потерять свое жильё» («ЗН» № 25 от 6 июля 2002 г.)...

О случае с престарелой Анной Вдовиченко среди прочих подобных мы уже рассказывали вкратце в материале «Как не потерять свое жильё» («ЗН» № 25 от 6 июля 2002 г.). Но поскольку за прошедший после публикации год украинское законодательство и юридическая практика так и не выработали механизм противодействия квартирным «кидалам», да и само «дело Погосян» затянулось в судебных инстанциях, всё ещё грозя выселением из собственной квартиры 90-летней киевлянке, считаем нужным обратить на него более пристальное внимание читателей нашей газеты, назвав на сей раз настоящие имена всех действующих лиц.

Эта печальная история началась задолго до того, как убитая горем женщина обратилась к нам с почти риторическим вопросом:

— Cкажите, спасёт ли от бандитов Союз владельцев жилья квартиру моей матери? Им её продал мой брат, украв у мамы документы, а потом его убили! Маму же вывезли в Демидов. А в опустевшем таким образом «гнёздышке» поставили бронированные двери. Кое-как мы всё же туда попали, но теперь нас могут выселить по решению суда! Помогите!

Направляясь по указанному адресу — проспект Маяковского, 12, квартира 298 (Деснянский район столицы) — к дому матери Елены Погосян, Анны Сизоновны Вдовиченко, и её безвременно ушедшего на тот свет брата Михаила, мы с заместителем председателя правления Союза владельцев жилья Киева Михаилом Березовчуком и заведующим отделом союза, депутатом Деснянской райрады Виталием Черняховским ещё не знали, что вышли на след оголтелой банды, поставившей на поток выселение из удобных столичных квартир беспомощных стариков и горьких пьяниц. А самое циничное — скрывающейся под личиной респектабельного агентства недвижимости.

Судьба Анну Вдовиченко не баловала. Всю жизнь женщина тяжко работала, буквально выстрадав собственное жильё. К началу ужасных для неё событий, будучи уже глубокой старухой, осталась в двухкомнатной квартире вместе с сыном Михаилом — дочки давно свили свои гнёзда.

Хитроумные планы бывшего уголовника

Жизненный путь Михаила Вдовиченко укладывался в нехитрую формулу из известного фильма: «Украл, выпил — в тюрьму!». Стаж пребывания там у нашего «героя» насчитывал без малого 30 лет. Занимался кражами и ограблениями. Может, этот «искатель приключений» когда-то лелеял мечту о карьере мафиозного босса, да не так вышло. В свои 50 с «хвостиком» превратился в обыкновенного никчемного пьянчужку — местную «знаменитость». В начале 2001 г. судьба подарила Михаилу встречу с Людмилой Бернацкой, ставшей последней пассией в его незадачливой жизни.

— Я, как могла, старалась сдерживать Мишу от непродуманных поступков, присматривалась к его друзьям, — рассказывает Людмила. — Они вызывали у меня подозрение. Особенно я насторожилась, когда среди постоянных «гостей» заметила респектабельную семейную пару.

Со вкусом одетые, при деньгах, весёлые и деловые Любовь Здитовецкая с мужем Алексеем не вписывались в обычный контингент пьяницы Михаила Вдовиченко. Но посещали его часто, привозя по полтора литра водки или самогонки. Неразлучная троица закрывалась в комнате и обсуждала какие-то непонятные дела. Порой Любовь Леонидовна и Алексей давали Михаилу под расписку по 15—20 грн.

Подслушав однажды разговор Михаила со Здитовецкой, Людмила поняла, что её сожитель без ведома престарелой матери решил продать квартиру. Это оказалось делом нетрудным, так как «благодетели» были брокерами одного из киевских агентств недвижимости. На прямой вопрос Людмилы Михаил глубокомысленно изрёк:

— Да, я решаю вопрос с квартирой. Нам нужны деньги! Мама скоро умрёт, а нам с тобой и одной комнаты хватит!

Колокол звонит и по тебе

«Не спрашивай никогда, по ком звонит колокол: он звонит и по тебе». В справедливости знаменитой хемингуэевской цитаты Людмила Бернацкая убедилась, когда 25 февраля при загадочных обстоятельствах Михаил умер у неё на руках.

— Миша почувствовал себя плохо, стал отказываться от еды, только пил и курил, — рассказывает Людмила Бернацкая. — Однажды муж Здитовецкой, Алексей, взял ключ от дверей и сделал дубликат. На мой вопрос ответил, что, дескать, если никого не будет дома, они с женой оставят передачу для бабушки. А 25 февраля Миша внезапно закатил глаза и задохнулся. В ужасе я сразу позвонила Лене.

Елена Погосян, сестра Михаила Вдовиченко:

— За две недели до смерти Михаил жаловался на боль в лёгких. До этого был абсолютно здоровым. Я уверена, что брата убили с помощью клофелина. Хочу открыть уголовное дело и доказать это в суде!

Тогда Елене и Людмиле было не до выяснений обстоятельств смерти. Из дома исчезли паспорта Михаила и Анны Сизоновны, а также все документы на квартиру. Они оказались… у Здитовецкой. Отыскав телефон Любови Леонидовны, Люда попала на Алексея. Смерть любовника решила скрыть, не доверяя «друзьям»:

— Миша в милиции, мне нужен его паспорт!

— Утром привезу! — услышала короткий ответ.

Паспорт никто так и не привёз. По свидетельству той же Елены Погосян, в дальнейшем отражённому в заявлении на имя начальника районной милиции, Здитовецкая отказалась отдать паспорта, впоследствии заявив, что у неё их нет. Хоронили Михаила по справке из жэка. А уже 5 марта в квартиру явились представители агентства недвижимости — Любовь Здитовецкая с мужем и… покупательница квартиры!

Едва оправившись от шока, Елена с Людмилой потребовали документы. Вот тут-то их и настиг настоящий шок! Сначала Елене Васильевне была предъявлена генеральная доверенность, заверенная частным нотариусом Киевского городского нотариального округа Ниной Коваленко, от имени престарелой Анны Сизоновны на имя гражданки Здитовецкой. По этой «липе» Анна Сизоновна якобы предоставляет брокеру Здитовецкой все необходимые полномочия по вопросам отчуждения и совершения любых действий с принадлежащим Анне Сизоновне движимым и недвижимым имуществом, определяя во всех случаях суммы, сроки и другие условия по собственному усмотрению! Подписи Анны Вдовиченко на доверенности не было, за «больную» «по её личной просьбе» и в «её присутствии» подписался любимый сыночек Миша!

— Да моя мать до сих пор не понимает, о чём идёт речь! — ужасается Елена Погосян.

Вторым представленным мошенниками «документом» был уже договор купли-продажи двухкомнатной квартиры, заверенный другим частным нотариусом — Юрием Каплуном. И хотя в качестве продавца упоминается имя Анны Сизоновны, на договоре стоят подписи лишь Михаила Вдовиченко и Любови Здитовецкой, действующей от имени Анны Сизоновны! Интересна и личность покупательницы — Наргис Багдасарьян, на которую в БТИ г. Киева было оформлено целых четыре квартиры!

— Мы заплатили вашему Михаилу 40 тысяч гривен! — заявила Здитовецкая. — И квартиру вы должны освободить до 2 апреля. Вот вам 2000 грн, чтобы пристроить бабушку, и 500 грн — за мебель. А не освободите — сами вывезем старуху и установим бронедвери!

«После этого я обращалась неоднократно к участковому, тревожась за жизнь матери, оставила заявление, но меры не принимались. Второе заявление было написано моей матерью начальнику районного управления внутренних дел… Ответа я так и не дождалась». (Из заявления Елены Погосян начальнику Ватутинского РУ ГУ МВД Украины в г. Киеве от 31.05.2001)

«Перевалочная база» по дороге на тот свет

Ни в начале апреля, ни позже визитёры более не появлялись. Людмила немного успокоилась, оставшись в квартире Михаила ухаживать за Анной Сизоновной. Но день 30 мая стал для неё громом среди ясного неба.

— В 10.30 пришли два милиционера и попросили явиться в участок, — рассказывает женщина. — Взяв паспорт и оставив дома бабушку, свои вещи и документы, я пошла на приём. Аудиенция у участкового продолжалась 2 часа. Когда в 14.00 наконец оказалась у дома, в квартиру попасть не смогла — там уже стояла чужая бронедверь, и матери Миши за нею, конечно же, не было. У меня началась истерика, я вернулась в участок и написала заявление о том, что не знаю, что происходит в квартире, где бабушка, мои вещи и документы!

В отчаянном страхе за жизнь матери Елена Погосян кинулась к тому же участковому. Каким же было её удивление, когда уважаемый инспектор отказался назвать адрес, по которому вывезли старую женщину. На том, дескать, основании, что на Анну Сизоновну, оказывается, уже оформлен договор пожизненного содержания. Наконец, после неоднократных обращений Елены в милицию, адрес всё-таки был получен. След вёл в село Демидов Вышгородского района Киевской области…

Как позже стало известно из достоверных источников районной и городской прокуратуры, три двухэтажных деревянных «финских» домика в Демидове — это бывшее временное жильё для чернобыльцев. Сначала глазам Елены Погосян и её друзей-свидетелей, а позже и участников инициативной группы в составе заместителя председателя правления Союза владельцев жилья Киева М.Березовчука, депутата Деснянской райрады В.Черняховского и автора материала, предстала ужасающая картина. Холодные, влажные, неотапливаемые помещения, в которых нет горячей воды и лишь иногда появляется холодная. Проваливающиеся от старости полы, потрескавшиеся фанерные стены. Повсюду гниль, грязь, запустение. Эти три халупы и стали последним пристанищем для 10—12 семей, вывезенных из Киева несколькими «чёрными маклерами», обустроившими здесь своеобразную «перевалочную базу». Среди бедолаг — совсем одинокие люди и семьи с детьми. А в основном — беспомощные старики и пьяницы. И Елене, и нам люди рассказали, что всем им тут куплены квартиры вместо проданного жилья в столице. Кое-каким семьям с «барского плеча» облапошивших их «чёрных маклеров» были даже пожалованы трёхкомнатные «апартаменты». Деньги на руки никому не давались, практически на всех стариков оформлены — в ряде случаев даже незаверенные нотариусами — договоры пожизненного содержания. Время от времени «опекуны» (те самые «брокеры», среди которых и госпожа Здитовецкая с мужем) привозят жертвам подачки: хлеб, сало, вермишель, дешёвую колбасу и самогон — главный здешний атрибут — как плату за реализованное киевское жильё. Во всех случаях «убеждающим фактором» переехать сюда служили бутылка водки, роскошная демидовская природа и сказки о красивой жизни. Вряд ли при оформлении договоров купли-продажи квартир кто-то из этих людей догадывался, что их ждёт всего лишь «перевалочная база» по дороге на тот свет.

— Тут я нашла свою мать, — рассказывает Елена. — Вместе с оперуполномоченным районного управления внутренних дел пришлось буквально вырывать её из рук какой-то пьянчужки, на которую якобы оформлен договор пожизненного содержания.

Вместо послесловия

…Добавить к сказанному остаётся немного. Елена Васильевна отвезла маму к себе. Через два месяца ей наконец удалось взломать двери и проникнуть в квартиру. Мошенники вывезли вещи и сняли обои, оставив голые стены. Исчезли документы и вещи Людмилы Бернацкой. Обращения обеих женщин во все правоохранительные инстанции ничего не дали. Дамокловым мечом над матерью и дочкой повисла угроза выселения по суду. Член Союза владельцев жилья Киева Виталий Черняховский познакомил Елену Васильевну с юристами этой общественной организации, которые вплотную занялись «делом Погосян». Судебное противостояние продолжается по сегодняшний день.

— С самого начала Анна Вдовиченко хотела в судебном порядке признать недействительной генеральную доверенность, которую она никогда никому не давала и по которой была проведена незаконная приватизация квартиры, — комментирует Виталий Черняховский. — Поскольку по законодательству сам Михаил не мог приватизировать квартиру, а Анна Сизоновна тоже этого делать не собиралась, после признания недействительной гендоверенности разорвётся и вся цепочка, в том числе договор купли-продажи в полном объёме. А это значит, что «покупательница» не сможет претендовать ни на миллиметр жилой площади в квартире нашей подопечной.

Судебная тяжба по поводу «дела Погосян» длится уже два года. К сожалению, во время первого рассмотрения дела судья Деснянского районного суда господин Виталий Дубинин, поверив откровенной лжи нотариуса Н.Коваленко, заявившей, что пресловутая генеральная доверенность на имя Здитовецкой была оформлена с волеизъявления самой Анны Вдовиченко, вынес незаконное решение в пользу Здитовецкой и Багдасарьян. Незаконность данного решения была впоследствии признана Апелляционным судом г. Киева, отменившим решение суда первой инстанции. Сегодня дело уже находится на новом рассмотрении в новом составе суда.

На первом же заседании нового состава Деснянского райсуда, состоявшемся 3 июня 2003 г., Анна Вдовиченко не только чётко заявила о том, что она не собиралась продавать квартиру и никогда никому не давала генеральную доверенность, но и продемонстрировала в ходе судебного эксперимента свою способность расписываться, опровергнув тем самым лжесвидетельство нотариуса Коваленко о том, что истица, дескать, расписываться не могла и посему за неё это сделал покойный сын. Поскольку госпожа Коваленко на суд не явилась, рассмотрение дела отложено до следующего заседания. Союз владельцев жилья Киева очень надеется, что суд не допустит выселения из квартиры 90-летней женщины и сожалеет, что районная прокуратура оставила без изменений постановление районного управления внутренних дел об отказе в возбуждении уголовного дела против брокера Здитовецкой. Кроме того, заявление Анны Вдовиченко о возбуждении уголовного дела против нотариуса Коваленко за подделку документа уже давно лежит в одной из районных прокуратур. Ждём ответа.

Конечно же, рассказав эту печальную историю, мы не стремимся бросить тень на все столичные брокерские конторы. Действующий рынок недвижимости более чем за десять лет своего существования воспитал большое количество добросовестных риэлторов. Известные агентства закольцовывают свои компьютерные базы данных, работают и с нотариусами, и с реестрами залогов, и с БТИ, учитывают все нюансы и отвечают перед клиентом, страхуя свои договоры. Но вместе с тем мы ждём ответов на многие вопросы. Когда, например, Министерство юстиции конкретизирует инструкцию о работе нотариусов так, чтобы каждый гражданин был уверен: никто его не выставит в доверенности больным и не распишется за него? Когда, наконец, Верховная Рада примет необходимый как воздух закон о риэлторской деятельности, который, с одной стороны, перекрыл бы путь безграмотным кустарям, думающим лишь о наживе, а с другой — превратил бы брокера в по-настоящему ответственное лицо? И ведь не зря, наверное, многие специалисты сегодня, справедливо полагая, что каждый человек должен быть осторожным, иметь какие-то элементарные юридические знания, всё же задумываются о кардинальном решении проблемы. Одно из таких предложений — сосредоточение всех учётов и регистраций продаж и обменов жилья в ответственной государственной организации. Последняя будет обязана официально подтвердить, принадлежит ли данная квартира данному продавцу и имеет ли он право её продать, а также сообщить общую сумму задолженности за коммунальные услуги, если таковая имеется. Проверять, заметим, необходимо не только бумажки, а до самого конца — вплоть до выезда на место и опроса соседей! При этом «кидки», равно как и продажа чужих квартир, будут попросту исключены. А посредники тоже смогут работать: подбирать жильё по заказу клиента. Но при таком варианте они никогда его не обманут, ведь документы и деньги будут проходить через одну-единственную государственную службу, посредникам же отчислят оговоренный процент со счёта после проведения сделки. Что мешает принять такой закон?

Ну а пока из-за несовершенства законодательной базы на свет Божий выплывают всё новые и новые «чёрные маклеры», исповедующие философию волчьей стаи.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно