Уголовная юстиция на пороге реформы

13 августа, 2010, 17:06 Распечатать Выпуск №29, 13 августа-20 августа

Стремительно подмяв под себя судебную систему, власть устремилась к новым вершинам – реформе уголовной юстиции в целом...

Стремительно подмяв под себя судебную систему, власть устремилась к новым вершинам – реформе уголовной юстиции в целом. По словам одного из советников президента, глава государства поручил подготовить соответствующие предложения до 20 августа. Насколько известно, особенной активности на этом направлении пока не наблюдается. Возможно, все предложения уже готовы. Возможно, реформаторы, поголовно предавшиеся в жаркие августовские дни изучению соответствующего зарубежного опыта, еще на подъезде.

В то же время передовой отряд – МВД уже демонстрирует полную готовность к переменам: инициирует общественную дискуссию о том, как нам переименовать милицию. Надо полагать, ввиду отсутствия иных проблем, наиболее актуальный для ведомства вопрос, поскольку решили, что сейчас самое время поменять миллион вывесок, печатей, бланков, удостоверений... Может, они вдохновились российским законопроектом «О полиции», который страшно читать, даже находясь в другом государстве. Как бы то ни было, обсуждают эту бредовую идею на полном серьезе. Официально сообщается, что при МВД Украины создана рабочая группа, которая займется переименованием милиции. «Полиция» им не подходит – как оказалось, при некоторой трансформации слова у особо чувствительных могут возникнуть нехорошие исторические ассоциации с… полицаями. Впрочем, безумная инициатива дает огромный простор для фантазии. Можно, например, творчески обыграть фамилию министра. Правда, ее корень звучит не очень оптимистично, но, с другой стороны, это вполне соответствовало бы нашей правоохранительной практике.

Сегодня не существует полновесной, комплексной, продуманной концепции реформирования уголовной юстиции, если говорить об опубликованных документах. Начиная с того, что для выработки стратегии противодействия определенному явлению надо четко осознавать его масштабы. Реальный масштаб, а не наивную официальную статистику наших правоохранительных ведомств. Не мешало бы также научиться оценивать ущерб, наносимый преступной деятельностью. Непростой вопрос, но в других государствах делать это как-то ухитряются. Оценив масштабы бедствия, можно приглашать к публичной дискуссии профессионалов, спорить, сочинять концепции и лишь затем – осуществлять реформы. Потому что отменить злополучное дополнительное расследование дел, как нам обещали, – это не реформа, это великая стратегическая цель, а пока что – просто лозунг. До того, как его можно будет воплотить в жизнь, не развалив окончательно нашу, очень условно правоохранительную систему, надо немало потрудиться над комплексными проблемами, в которых утонула украинская уголовная юстиция. Это невероятно трудно, но возможно.

Как заявил замглавы администрации президента Андрей Портнов, целью реформы является максимальное приближение системы уголовной юстиции к европейской без нарушения положительных тенденций существующей в Украине системы, то есть поиск адекватного компромисса. Впрочем, трудно представить, как достичь такого компромисса весьма неоднородной европейской криминальной юстиции с абсолютно неадекватной украинской…

Из огромного количества важнейших аспектов, без осознания которых невозможна качественная, комплексная реформа криминальной системы, сегодня мы коснемся лишь некоторых «правил игры», показавшихся нам наиболее интересными, если говорить об опыте зарубежных стран. Особо отметив, что зачастую ссылки в качестве аргумента на «европейский опыт» и «опыт демократических государств» в устах многих наших политиков и реформаторов на самом деле просто мошенничество. Даже «опыт европейских государств» очень трудно усреднить. Есть опыт Великобритании и Франции, а есть – Италии или Нидерландов. Он очень разный. Кроме того, нельзя механически перетаскивать оттуда отдельные элементы в нашу действительность, ссылаясь на то, что так «принято в Европе». Потому что кто-то может позволить себе судебную экспертизу и пенитенциарную систему в фактическом подчинении МВД, и огромные полномочия, предоставляемые правоохранительным органам, в том числе рассмотрение дел о незначительных нарушениях, основываясь исключительно на показаниях полицейского и т.д. А мы – нет. У нас другое правосознание, исторический опыт и правоприменительная практика.

Вместе с тем очевидно, что, как и несовершенство разношерстных законов, регламентирующих правоохранительную деятельность, так и недостаточные возможности, предоставляемые правоохранителям, связывают руки или вынуждают нарушать эти законы ради результата. В то же время слабые или недостаточно четко сформулированные полномочия все равно никак не защитят гражданина от недобросовестного правоохранителя.

Из французской Инструкции по криминальному процессу от 21 октября 1791 года «…функции полиции тонки и деликатны, и если принципы ее постоянны, то применение их модифицируется под действием множества обстоятельств, которые невозможно предусмотреть законами, и для того чтобы осуществлять эти функции, требуется некая доверительная свобода действий, которая может держаться лишь на безупречно честных исполнителях».

Очевидно, что даже при замечательном законодательстве и стопроцентном финансировании мы не сумеем качественно реформировать уголовную юстицию, радикально не изменив подход к формированию правоохранительных кадров. Но это – тема отдельного разговора. Как и дискуссия относительно оптимальной для нашего государства модели правоохранительной системы, роли и функциях прокуратуры, координации деятельности правоохранительных органов с подобными функциями, уголовный процесс и многое другое.

Великобритания. Противодействие преступности считается одним из наиболее результативных в западном мире. Важнейшую роль играет профилактика преступлений. Главный акцент делается на уменьшение вреда, наносимого преступностью. Британская правоохранительная политика, называемая «закон и порядок», включает широкий комплекс мер правового, социального, финансового характера, направленных на укрепление безопасности, контроль над преступностью, а также на уменьшение у граждан чувства страха перед преступностью и повышение авторитета работников правоохранительных органов.

В английском уголовном праве существует так называемая теория устрашения. В соответствии с ней преступник рассматривается как «жертва», которую необходимо принести в интересах общей превенции. Цель наказания – защита общества от новых преступлений. Согласно этой же теории вред от наказания не должен превышать вреда от совершенного преступления.

Английская полицейская служба децентрализована. Министру внутренних дел подчиняется Скотленд-Ярд. Относительно других полицейских формирований функции министра ограничиваются вопросами финансирования и кадровой политики. Он не имеет права оперативного руководства и не несет прямой ответственности за их деятельность. Охрана правопорядка главным образом является функцией региональных и местных властей. Это традиция.

К функциям МВД Великобритании относятся поддержка закона и правопорядка, обеспечение эффективной полицейской службы, контроль и управление службами тюрем, надзор за пожарной службой, разработка нового законодательства по вопросам, относящимся к компетенции МВД.

Департамент полиции (самая крупная структурная единица) включает инспекторат; судебную экспертизу; отделение научного развития полиции; группу управления и развития полиции; национальный полицейский вычислительный центр; директорат связи; отделение снабжения и транспорта; полицейский колледж.

Высшим должностным лицом в сфере осуществления уголовного преследования является генеральный атторней. Его указания и распоряжения обязательны для всех правоохранительных органов.

С 2006 г. действует Служба по борьбе с наиболее опасной организованной преступностью (SOCA). Ее финансирование осуществляется Министерством внутренних дел, однако она является организационно независимой от министерства. В ней работает 4200 сотрудников из разных правоохранительных органов (Госуправления по борьбе с преступностью, Национальной криминально-разведывательной службы, таможенной и налоговой). Работа SOCA преимущественно сосредоточена на боссах уголовного мира. Любопытны критерии, по которым оцениваются результаты деятельности службы. В частности, ее операции должны иметь очевидное положительное влияние на уменьшение уровня организованной преступности. Деятельность Службы должна содействовать углублению знаний и повышению уровня понимания преступных принципов и схем.

В Великобритании также существует агентство по розыску преступных доходов.

Британская Служба безопасности MI5, в частности, обязана поддерживать полицейскую деятельность, а также деятельность иных органов правопорядка в сфере предупреждения и выявления «серьезной преступности». Прежде всего речь идет о незаконном обороте наркотиков.

Закон «О криминальной юстиции и общественном порядке» 1994 г. существенно ограничил право обвиняемого на молчание, частично возложив на него обязанность доказательства своей невиновности. Главным образом этот закон касается подозреваемых в терроризме, участии в деятельности ОПГ и коррупции.

Австрия. Австрия является одним из наиболее безопасных государств. Специалисты считают это результатом эффективного сотрудничества между госорганами и полицией, а также работы с мелкими нарушителями и виктимными группами.

В результате реформы 2005 г. существовавшие ранее службы охраны правопорядка (полицейские силы по обеспечению общественной безопасности, служба по расследованию уголовных преступлений и жандармерия) были объединены. Автономным подразделением Федерального министерства внутренних дел Австрии является Федеральное бюро внутренней безопасности (ФБВБ). Это независимое подразделение руководствуется собственными инструкциями при осуществлении профессиональной деятельности. ФБВБ расследует преступления против национальной безопасности и дела, возбужденные уголовной полицией относительно коррупционных действий или должностных преступлений госслужащих. В таких случаях ФБВБ сотрудничает с компетентными прокуратурами и судами, является координирующим центром для всех правоохранительных органов. Еще одна задача ФБВБ – программы обучения и работа по профилактике коррупции.

После теракта 11 сентября 2001 г. в США была проведена реформа подразделения мобильного реагирования, подразделения спецреагирования и оперативные подразделения жандармерии были объединены в спецподразделение «Кобра». При генеральном директорате общественной безопасности МВД существует три спецподразделения: по борьбе с наркотиками, терроризмом и оперативная группа жандармерии.

Австрийская криминально-разведывательная служба, или Федеральное бюро расследований, создана в 2001 году для эффективного противодействия преступности на национальном уровне.

Существует рабочая комиссия по борьбе с организованной преступностью, в работе которой принимают участие судьи, прокуроры, представители управления финансов (розыск совершивших налоговые преступления).

Италия. По мнению итальянских ученых и практиков, успехи в борьбе с преступностью в Италии обусловлены, прежде всего, жестким законодательством относительно мафиозных структур, в сфере противодействия коррупции и взаимодействием между судами и органами уголовного преследования, наделенными значительными оперативными полномочиями. Важнейшие факторы: законодательство, реально поощряющее сотрудничество бывших членов мафиозных организаций с правоохранительными органами, эффективное законодательство, касающееся противодействия отмыванию грязных денег, а также гражданская активность общества.

В соответствии с законом № 267 (2000 г.) предусмотрен роспуск муниципальных и провинциальных советов, а также временное отстранение или отставка мэров (президентов провинций) в случае существования связи между местной администрацией и организованным преступным объединением. Эти суровые нормы распространяются исключительно на политические должности.

В 2006 году итальянский парламент принял закон №277 «О создании парламентской комиссии по расследованию феномена оргпреступности мафиозного типа и подобных преступных формирований». Итальянцы предусмотрели в указанном законе серьезные, комплексные задачи. В том числе «рассмотрение негативных последствий деятельности мафиозных групп в системе производства, особенно в связи с изменением принципов свободы частной экономической инициативы, свободной рыночной конкуренции, свободы доступа к кредитам и финансовой системе и прозрачности использования государственных расходов на государственном и региональном уровнях, направленных на развитие производства». Кроме того, «проведение мониторинга попыток представителей мафии влиять на принятие решений местными органами власти, а также иных форм проникновения мафии в эту сферу». Комиссия имеет право, в частности, игнорируя запрет Уголовно-процессуального кодекса, истребовать копии документов, касающихся расследования и рассмотрения дела в суде, который обязан предоставить их безотлагательно.

Расследования по делам мафии, касающиеся похищения людей с целью получения выкупа и преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, осуществляется специальным антимафиозным прокурором (ст. 6 УПК Италии). По данной категории дел специальными законами предусмотрен особый порядок мониторинга и обысков. В таких случаях процессуальные требования для получения санкций суда гораздо менее строги, чем в «обычных случаях».

У итальянцев уголовная санкция – это реакция на противоправное действие и ее последствия, а предупредительная мера – средство профилактики таких действий. И именно в качестве предупредительной меры рассматривается… конфискация. В соответствии с решением Конституционного суда Италии, такие меры не противоречат Основному закону. Относительно лиц, подозреваемых в причастности к организованной преступности, может быть проведено расследование имущественного и финансового состояния. Это расследование ведется также в отношении его супруги или супруга, детей, а также всех, кто в последние пять лет проживал с ним. Для применения имущественных мер (секвестра —временной приостановки права собственности и распоряжения имуществом или конфискации) достаточно косвенных доказательств, подтверждающих «разумную возможность» того, что факт является достоверным. Такими фактами может быть несоответствие уровня жизни официальному доходу, частые встречи с мафиози, заявления свидетелей, сотрудничающих с правосудием.

В ответ на обращение заявителей Евросуд по правам человека постановил: такая «конфискация служит общим интересам», а именно предотвращению использования соответствующего имущества во вред обществу. Как утверждают СМИ, два года назад итальянская полиция конфисковала имущество одного из кланов сицилийской мафии на сумму 700 миллионов евро.

Сформулирована новая категория преступлений, которая называется «внешняя поддержка мафиозных объединений». Речь идет о лицах, которые непосредственно не входят в преступное сообщество, но предоставляют ему сознательную и добровольную помощь.

Основными органами правопорядка являются государственная полиция, корпус карабинеров (военизированное формирование, к функциям которого относится противодействие оргпреступности и терроризму), генеральное командование финансовой гвардии (подчиненное министру экономики и финансов) и пенитенциарная полиция. В некоторых регионах Италии существуют собственные полицейские структуры провинциальной и муниципальной полиции.

Проблемы, связанные с функционированием правоохранительных органов с одинаковыми полномочиями, решают путем создания судебной полиции. Ее задача – координировать деятельность трех основных правоохранительных органов на центральном и межрайонном уровнях.

Под эгидой департамента госбезопасности МВД функционирует спецподразделение по борьбе с оргпреступностью – дирекция по расследованию преступлений мафии (DIA), где служит около 1500 человек. Ее задача –скоординированная разведка, направленная на выявление преступных организаций мафиозного типа, их структуры, связей сферы деятельности и проведение соответствующего расследования. DIA уполномочена контролировать проведение тендеров, подозрительных финансовых операций, связанных с любыми общественными работами, где существует риск проникновения, влияния ОПГ. Однако в целом деятельность DIA направлена не на выявление отдельных преступлений, а на всю сферу интересов организованной преступности.

Национальная прокуратура антимафии (DNA), созданная в рамках Генпрокуратуры, возглавляется Национальным прокурором антимафии. В DNA трудятся специалисты высокого класса, которые проходят тщательный отбор. Она координирует деятельность органов криминальной юстиции и суда. Главная задача – координация расследования уголовных дел окружными прокурорами по фактам преступлений, типичных для мафиозных организаций.

Литва. Существуют государственные программы предупреждения и контроля за организованной преступностью и коррупцией. Предпринята реальная и давшая серьезные результаты попытка повлиять на глубинные причины возникновения и существования коррупции и оргпреступности: не только правовым путем, а при помощи экономических, социальных, информационных, воспитательных мер. Приняты новый уголовный и уголовно-процессуальный кодексы, высоко оцениваемые специалистами в области уголовного права. Принят ряд законов: о декларировании собственности и доходов резидентов, о согласовании государственными служащими публичных и частных интересов на государственной службе, об общественной ответственности, о финансировании политических партий и политических организаций и т.д.

Приняты законы о предотвращении организованной преступности, об оперативно-розыскной деятельности (или секретном преследовании), расширившие возможности госорганов, закон об агентурной деятельности. Внутренние правила полицейских департаментов, департаментов госбезопасности и минобороны относительно деятельности сотрудников устанавливаются приказами и инструкциями, основывающимися на одинаковых принципах. Они не могут быть утверждены без одобрения министра юстиции.

Лишь отдельные агентурные операции требуют предварительного разрешения судьи или генпрокурора. В частности, для имитации преступления, использования специальных технических средств для контролируемой поставки.

Создана Служба специальных расследований, ответственная за борьбу с коррупцией. Ее задачи – уголовное преследование по коррупционным делам, определение «плохих правил игры» в законах, процедурах, конкретных ситуациях и изменение их по мере возможности. Анализируя конкретные случаи дачи взяток, ССР предлагает упрощение определенной процедуры с целью уменьшения коррупционного риска. Третья задача – просветительская работа, призванная убедить граждан в том, что коррупция представляет реальную угрозу. (Подробнее – в интервью директора Службы специальных расследований Литвы «Зеркалу недели» от 11 ноября 2006 года.) ССР является максимально независимой, не подчиняясь исполнительной власти, отчитывается исключительно перед президентом и парламентом.

Нидерланды. Специалисты считают, что именно здесь наиболее полно удалось воплотить концепцию ущерба (вреда), наносимого преступностью. Концепция ущерба играет особую роль при выборе последовательности действий при расследовании организованной преступной деятельности целевыми межведомственными следственными бригадами. Приоритетными являются расследования преступных групп, деятельность которых наносят ущерб: жизни и здоровью человека; личному имуществу, личной или деловой сфере физического (юридического) лица; правительственным и другим государственным органам управления (например, путем коррупции). Наносящим наибольший ущерб считается рынок амфетаминных стимуляторов.

В 2003 г. в Нидерландах был принят закон о стимулировании честной оценки правительством. В соответствии с ним проверяется уголовное прошлое претендующего на получение лицензии, субсидий или участие в тендере. Это – заслон, защищающий правительство от случайного предоставления новых возможностей для совершения преступления. Соответствующие оперативные данные предоставляются исполнительной власти правоохранительными и судебными органами. Этот же закон содержит дополнительные основания для аннулирования уже выданных разрешений, если местное правительство (мэрия) имеет достаточные основания предполагать, что оно будет использовано для отмывания денег, полученных в результате ранее совершенных преступлений или для совершения новых преступлений. То есть для отзыва лицензии вовсе не требуется, чтобы человек был осужден, достаточно «обоснованного подозрения» относительно преступных действий. Этот закон касается отдельных областей: гостиничный и ресторанный бизнес, индустрия предоставления секс-услуг, промышленное и жилищное строительство, переработка мусора, транспорт.

Германия. Первостепенное внимание уделяется уголовно-процессуальным инструментам борьбы с преступностью. Реформирование законодательства, осуществленное в 90-х годах прошлого столетия, привнесло значительные изменения в УПК. Прежде всего, расширились оперативно-розыскные методы. Начиная с агентурных операций, съема информации с разных средств коммуникации и заканчивая скрытыми способами наблюдения. Методы, применяемые правоохранительными органами, стали более тайными и проактивными, упреждающими. Для того чтобы новые нормы Уголовно-процессуального кодекса ФРГ соответствовали Конституции, в нее были внесены поправки. Понятно, общественность была не в восторге от таких изменений. Особенно это касается возможности правоохранительных органов осуществлять электронное наблюдение за частным помещением.

Законом о контроле за отмыванием грязных денег внедрена процедура, в соответствии с которой налоговые органы должны быть информированы относительно любых данных, полученных в результате расследования, когда существует подозрение в отмывании денег. Были созданы специальные команды по расследованию такой категории дел. В их состав входят прокуроры, работники таможенных и налоговых органов.

Правоведы спорят относительно того, могут ли смешиваться принципы уголовного и налогового права и нарушает ли эта процедура право не свидетельствовать против себя. Ведь финансовую информацию лицо предоставляет добровольно, но она может быть использована в уголовном процессе. Но этот вопрос остается предметом дискуссий, а соответствующее законодательство действует.

Сообщать о подозрительных операциях обязаны не только финансовые учреждения, но и адвокаты и аудиторы.

В соответствии с законом «О борьбе с нелегальной торговлей наркотиками и другими формами организованной преступности» 1992 г., при подозрении в совершении соответствующих тяжких преступлений допускается не только прослушивание телефонных разговоров, но и тайное прослушивание всех бесед, которые ведутся в определенном жилом помещении. Вообще, как отмечают исследователи, правила расследования деятельности организованной преступности в значительной степени отличаются от «обычной процедуры». Многие увидели в этом дискриминацию. Однако существует решение Конституционного суда Германии, в соответствии с которым дополнения к уголовному кодексу, касающиеся борьбы с оргпреступностью, не являются нарушением конституционно гарантированного права на равное обхождение. Последствием такого решения стала еще и расширенная конфискация.

Было установлено, что наиболее эффективными мерами, приведшими к выявлению и раскрытию преступной деятельности, являются прослушивание телефонных разговоров, использование информаторов (часто с уголовным прошлым), контрольные закупки. Применялось также подстрекательство к преступной деятельности (не допускаемое в соответствии с украинским законодательством). Средняя продолжительность расследования таких дел составляла два года.

Прокурор не обязан доказывать связь между преступлением, в совершении которого подозревается лицо, и всем имуществом, которое считается полученным противоправным путем. (Так же – в Австрии и Нидерландах). Для принятия решения о конфискации достаточно косвенных доказательств. В том случае, если преступник действовал в интересах третьего лица, это имущество также подлежит конфискации.

Сербия. В 2000 г. был принят закон «Об организации и юрисдикции государственных органов власти по противодействию организованной преступности». В соответствии с ним, лица, занимающие должность и (или) выполняющие задания и временные виды работ в специальных организационных подразделениях, предусмотренных этим законом, должны до начала исполнения своих обязанностей предоставить отчет о своем финансовом положении. Не только о своем личном, а также супруги или супруга, родственников по прямой линии и побочных родственников до третьей линии родства, родственников по линии супруга до второй степени родства. Все эти данные составляют служебную тайну. Проверка лиц и их финансового положения осуществляется без уведомления до начала исполнения ими своих обязанностей, на протяжении нахождения на службе и на протяжении года после окончания срока на должности.

Франция. Если лицо не может доказать законность своего дохода, соответствующего стилю его жизни и имеет постоянные контакты с участниками преступной ассоциации (ст. 450-1 УК), оно рискует отбыть пять лет заключения или уплатить штраф 75 тысяч евро. Этот же подход распространяется на лиц, поддерживающих постоянные контакты с торговцами наркотиками.

Криминально-процессуальный закон предоставляет возможность полицейскому задерживать на сутки любого, чью личность он считает нужным проверить.

Полиция во Франции разделена на административную и судебную (криминальную). Первая выполняет профилактические функции. Большинство преступлений расследует криминальная полиция, она находится под контролем одновременно прокуратуры, суда и высших полицейских чинов.

МВД Франции располагает огромным административным аппаратом. Отдельного подразделения по борьбе с организованной преступностью в составе МВД нет.

В отличие от полицейских учреждений, жандармерия имеет такую же организацию, звания и форму, как и армия, официально подчиняется Минобороны, но, в силу возлагаемых задач, также зависит от МВД и Минюста. Жандармерия обеспечивает и поддерживает общественный порядок. Территориальные структуры жандармерии выполняют те же задачи по расследованию преступлений, что и национальная полиция.

Борьбой с экономической и финансовой преступностью занимается межминистерская группа расследования, существующая в Центральном управлении по расследованию финансовых преступлений, созданная в 2006 г. В ее состав входят жандармы, налоговики и таможенники. Главной задачей противодействия экономической и финансовой преступности и коррупции считается поиск и конфискация активов преступников.

Польша. С 2003 г. бремя доказывания законности доходов возложено на обвиняемого. Если суд признает лицо виновным в том или ином тяжком или корыстном преступлении, считается, что любая собственность, полученная в период между совершением преступления и вынесением приговора, является доходом от преступлений и подлежит конфискации. Бремя доказывания обратного лежит на обвиняемом. В том случае, если суд доказывает, что преступник передал эти доходы в собственность другому лицу, суд считает их подлежащими конфискации.

В Польше существует Центральное бюро расследования, которое имеет подразделения в каждом регионе страны, но не подчиняется местной полиции. В ЦБР вошли бывшие сотрудники бюро борьбы с оргпреступностью и бюро по борьбе с преступлениями в сфере незаконного оборота наркотиков – всего около 2000 человек. Это 1,5% от всех полицейских. Однако в первом квартале 2007 года они изъяли у преступников около половины общего количество криминальных доходов, изъятых всей полицией. Прокуратура и госбезопасность также имеют подразделения по борьбе с оргпреступностью, и они часто дублируют работу друг друга.

* * *

Очевидно, что существует огромный и поистине бесценный опыт, который помогает достигать значительных результатов в противостоянии с преступностью. Он достоин тщательного изучения и переосмысления для создания продуманной, качественной, профессиональной стратегии реформирования уголовной юстиции. Это вполне возможно — в том случае, если государство действительно задается такой целью. Опыт Грузии, в частности, в области реформ правоохранительной деятельности, сколь неоднозначным он ни был, показал, что при наличии политической воли можно в довольно сжатые сроки радикальным образом изменить существующую ситуацию, предоставив народу принципиально иные правила жизни. Что касается Украины, мало у кого есть иллюзии относительно истинной цели и результата нынешних реформ. Возможно, публичная дискуссия профессионалов сможет хоть отчасти направить этот процесс в русло, которое подарит надежду на то, что правоохранительные органы в нашем государстве начнут, наконец, соответствовать своему названию.

При работе над материалом были использованы публикации О. Шостко «Протидія організованій злочинності в європейських країнах», И. Горшенева «Полиция в механизме современного демократического государства», М. Корниенко «Протидія організованій злочинності в країнах ЄС та США».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно