Пятнадцать лет за организацию убийства

1 апреля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №12, 1 апреля-8 апреля

На прошлой неделе в Ужгороде завершилось судебное рассмотрение уголовного дела об убийстве депутата Закарпатского областного совета Михаила Токаря...

На прошлой неделе в Ужгороде завершилось судебное рассмотрение уголовного дела об убийстве депутата Закарпатского областного совета Михаила Токаря. Это преступление считается самым резонансным в Закарпатье за последние 15 лет. И это неудивительно, ведь былое влияние М.Токаря незримо присутствует в регионе до сих пор.

Морозным вечером 25 декабря 1998 г., на католическое Рождество, к небольшому особняку на окраине Мукачево подъехал 500-й «Мерседес». Когда автомобиль готовился въехать во двор, к нему неожиданно подбежали двое мужчин с оружием в руках. Тишину разрезали автоматные очереди, и через несколько секунд новенький «Мерседес» был буквально изрешечен десятками пуль. Так был убит 36-летний депутат областного совета Михаил Токарь, известный также как крупнейший закарпатский авторитет по кличке Геша.

Во время похорон, которые состоялись через несколько дней, к кладбищу тянулась нескончаемая вереница престижных иномарок с украинскими, словацкими, чешскими, венгерскими, российскими номерами. Улицы и площади Мукачево заполонили тысячи людей — весь город прощался с Токарем, который был здесь, кроме всего прочего, самым большим благотворителем. Убийство Геши вызвало в его ближайшем окружении растерянность и страх. Никто не мог осознать, что кто-то осмелился поднять руку на Гешу.

Кем же был для Закарпатья областной депутат от Мукачево, чья смерть вызвала такой резонанс?

М.Токарь родился в легендарном приселке Мукачево Куштановица, о котором некоторые закарпатские правоохранители шутили, что его следовало окружить тройным рядом колючей проволоки. Приселок с населением меньше тысячи человек в середине 90-х стал центром, из которого вышли крупнейшие закарпатские гангстеры, распространившие свое влияние на тысячи километров во все стороны света. Иногда доходило до анекдотических случаев: оперативники из Московского управления по борьбе с оргпреступностью звонили в Ужгород и спрашивали своих закарпатских коллег: «Что это у вас за город такой — Куштановица? Там что, одни бандиты живут?»

«Гангстерский» рост Куштановицы начался лишь с развалом Союза, поначалу же М.Токарь наряду со сверстниками был обычным сельским парнем. После учебы в ПТУ и службы в армии устроился водителем в родном колхозе, а затем — инструктором по вождению в одном из мукачевских училищ. Казалось, и дальнейшая биография Геши (эту кличку он получил от одноклассников в детстве) сложится так же, как у большинства односельчан.

В конце 80-х в стране начались глобальные изменения. После открытия границ в Украину хлынули сотни чехословацких и польских фарцовщиков, которых в приграничном Закарпатье уже ожидали «кидалы» из всех уголков Союза. На глазах сельских парней, друг за другом теряющих работу в разваливающемся сельском хозяйстве, большие деньги делались практически из воздуха. В этот момент обладающий лидерскими способностями Геша и создает из своих сверстников и младших односельчан группировку, взявшую стихийный бизнес под контроль.

Правила торговли на трассах и базарчиках вокруг Мукачево были строго регламентированы, а заезжие «гастролеры» за разрешение работать на чужой территории платили местным хозяевам дань. Так был накоплен первоначальный капитал, который Геша вложил в бизнес. Используя прорехи в таможенном законодательстве, он занялся экспортом спиртных напитков из Венгрии и Чехии в Украину. За короткое время он сумел установить обширные связи с российскими компаньонами и стал доставлять им с Запада сотни камионов со спиртным и продуктами, а обратно — промышленное сырье и древесину. В то время вложенные с умом средства очень быстро возвращались сторицею, и увидевший перед собой фантастические возможности заработка Геша с головой ушел в теневой бизнес. Но с бывшими соратниками не порвал.

В начале 90-х Закарпатье превратилось в крупнейший очаг организованной преступности в Западной Украине, криминальным центром которого стало Мукачево. Небольшая область была не способна удовлетворить все возрастающие аппетиты братвы, и та хлынула покорять соседние Словакию, Венгрию, Чехию. Местная полиция оказалась совершенно неподготовленной к встрече с бандитами, вооруженными автоматами Калашникова. Скоро само слово «Мукачево» стало наводить на здешних обывателей ужас, а венгерская полиция, составившая карту преступности мира, на территории СНГ обозначила лишь три крупных криминальных центра — многомиллионные Москву, Киев и не насчитывающее и ста тысяч населения Мукачево.

В криминальном беспределе, начавшемся в Закарпатье в начале 90-х, Геша сыграл очень интересную роль. Серьезный бизнес на спиртном и сырье приносил такую прибыль, что в доходах от грабежей или рэкета он не нуждался. Тем не менее Геша полностью контролировал местный криминалитет. Огромный капитал обеспечил ему небывалое влияние в регионе, а частые бизнес-поездки за границу сблизили с крупнейшими авторитетами СНГ. М.Токарь, в частности, был в прекрасных отношениях с лидерами мощнейшей в Евразии солнцевской группировки. В случае возникновения каких-либо недоразумений на территории Закарпатья или приграничных областей соседних стран авторитеты СНГовского масштаба обращались улаживать вопросы именно к Геше.

По оперативным милицейским сводкам Токарь считался лидером мукачевской преступной группировки, и знающие о его влиянии на криминальный мир силовики иногда устраивали на авторитета настоящую охоту. Бывали дни, когда дома у Токаря один за другим проводили обыски милиция, прокуратура и СБУ. Но все старания «повязать» Гешу оказались тщетными — правоохранителям не удалось инкриминировать ему ни одного преступления. Геша был едва ли не единственным авторитетом в Украине, который ни разу не находился под следствием и не отсидел в тюрьме ни единого дня.

В 1995 г. Геша собственными силами изгнал из Закарпатья мощную чеченскую группировку, надумавшую взять область под свой контроль, а затем начал прибирать к рукам и «домашних» беспредельщиков. В Мукачево он из своего кармана «подкармливал» подрастающую криминальную молодежь, чтобы та не занималась разбоем и грабежами, а в случае необходимости действовал и намного жестче.

Параллельно Геша тратил немалые деньги на благотворительность: финансировал строительство церквей, ремонт дорог, газификацию, детские спортивные клубы, издание литературы… Поэтому, когда на выборах в областной совет в марте 1998 г. он занял по Мукачево второе место, это мало у кого вызвало удивление. Депутатом М.Токарь пробыл всего девять месяцев…

На раскрытие убийства М.Токаря задействовали лучшие милицейские силы нескольких областей. Через месяц непосредственные исполнители преступления — двое граждан Белоруссии и один ужгородец — были задержаны в Донецке (в 2000 г. каждый из них получил по 15 лет лишения свободы). Преступники сразу сознались, что убийство организовал Евгений Игнаткин, известный также, как Женя Донецкий и Палыч. Его личность была хорошо известна закарпатским правоохранителям. Уроженец Липецка, Игнаткин после окончания Московского института физкультуры переехал в Донецк, но его криминальная «карьера» почти неразрывно связана с Закарпатьем, куда он попал благодаря увлечению хоккеем с шайбой. В 1988 году 30-летнего тренера вместе с группой донецких школьников направили в Ужгород для организации хоккейной команды. По специальности Игнаткин работал недолго, с начала 90-х его все чаще стали видеть в компании местных криминальных авторитетов.

На тесное сближение с братками бывший тренер не шел, предпочитая держаться в стороне и действовать в одиночку. Зато, когда он выходил «на охоту», другие авторитеты могли отдыхать. В свое время большой резонанс в Ужгороде получило разбойное нападение на бригаду известного криминального авторитета А. Средь бела дня к офису, где привыкли собираться братки, подкатили на велосипедах трое маляров в забрызганных халатах с ведрами и кульками в руках. В офисе они выхватили из кульков пистолеты-пулеметы «Узи», поставили пятерых крутых к стенке, забрали у них все деньги и золотые побрякушки, после чего спокойно укатили прочь. В одном из маляров братки узнали Игнаткина. Подобных дерзких нападений в отношении бандитов с применением оружия и перевоплощением (иногда Игнаткин надевал парик, клеил усы или одевался под колхозника) было совершено немало, однако ни в одном случае поймать и наказать обидчика потерпевшие не сумели. Бывший тренер вел замкнутый способ жизни, снимая иногда в городе сразу несколько конспиративных квартир.

В середине 90-х Игнаткин решил изменить квалификацию и вместе с криминальным авторитетом Д. занялся поставками алкоголя из Венгрии и Словакии. Где и допустил серьезный прокол. Во время переправки спиртного из Ужгорода в Россию исчезли несколько камионов с водкой, и люди Токаря вычислили, что к мошенничеству причастен Игнаткин. Виновнику устроили разборку — жестоко избили, заставили возместить стоимость товара, после чего выгнали из Закарпатья.

— Более года Игнаткин не фигурировал ни в оперативных сводках, ни в неофициальных разборках местного криминалитета, — рассказали корреспонденту «ЗН» в Закарпатском управлении по борьбе с организованной преступностью (УБОП). — Однако позже мы восстановили карту его передвижения. Из Закарпатья Игнаткин поехал в Донецк и сблизился с местными криминальными авторитетами. После чего совершил заграничное «турне» по Белоруссии, Словакии, Чехии, Венгрии и Германии, где познакомился с влиятельными лидерами славянских преступных группировок. Самое интересное, что с пребыванием Игнаткина в той или другой стране совпала серия громких заказных убийств, а сам он в среде криминалитета получил репутацию украинского киллера № 1. В частности, Игнаткина подозревали в убийстве брестского криминального авторитета Григория Казначеева, расстрелянного с двумя приятелями по дороге в Варшаву. При этом из его автомобиля исчезла крупная сумма денег. Летом 1998 г. в Будапеште был расстрелян бывший житель Ужгорода Д., переселившийся в Венгрию на ПМЖ (тот самый, с которым Игнаткин в свое время занимался алкогольным бизнесом). Убийцу также не поймали, однако его фоторобот, составленный полицией, очень напоминает портрет Игнаткина. После убийства кто-то попытался снять с помощью поддельных документов со счета жены Д. миллион долларов, предназначенных для закупки спиртного. Но на банковский счет уже был наложен арест…

Осенью 1998 г. Игнаткин снова вернулся в Закарпатье и организовал убийство своего давнего обидчика М.Токаря. Уже во время следствия после разбора картины преступления до мельчайших подробностей даже опытные оперативники признали — если бы исполнители строго придерживались всех инструкций Игнаткина, убийство, по всей вероятности, осталось бы нераскрытым. Тем не менее предотвратить его у милиции была возможность. За неделю до убийства наряд ППС случайно задержал одного из преступников, когда тот перелезал через забор частного дома, чтобы попасть к знакомой девушке. Нарушителя отвезли в горотдел и, приняв за квартирного вора, стали «обрабатывать» дубинками. От ареста преступника выручила та самая девушка, которая пришла в милицию и объяснила, что задержанный — ее жених. Позже на следствии убийца рассказал, что в милиции его так били, что он взял на себя несколько квартирных краж. А приди знакомая хоть на пять минут позже, не выдержал бы и сознался, что готовит убийство Токаря…

Сразу после задержания исполнителей Игнаткина объявили в международный розыск по линии Интерпола. Несколько месяцев узнать что-либо о местонахождении разыскиваемого не удавалось, он как в воду канул. Однако в конце 1999 г. появилась оперативная информация о готовящейся встрече между Игнаткиным и его давним другом, криминальным авторитетом из Донецка по кличке Кузнец. Оперативники взяли Кузнеца под колпак наблюдения, и их усилия были вознаграждены.

В начале 2000 г. Кузнец через Польшу, Словакию и Венгрию отправился в Чехию, а через несколько дней оба приятеля были задержаны чешской полицией при участии ГУБОП и Закарпатского УБОП на одной из квартир в центре Праги. Во время обыска были обнаружены поддельные документы с разными фотографиями Игнаткина. Последнее обстоятельство было не случайным — с помощью пластической операции он изменил внешность: вырастил бородавку, подтянул кожу, «посеребрил» волосы, а также начал носить очки. По оперативной информации УБОП, Игнаткин не собирался задерживаться в Чехии надолго, он планировал перебраться в Мексику.

Процедура экстрадиции затянулась более чем на четыре года, поскольку задержанный несколько раз обращался к чешским властям с просьбой о предоставлении политического убежища. Все это время Игнаткин сидел в камере-одиночке. Он придерживался режима, включающего физические упражнения, читал периодику и уголовное право, смотрел телепередачи (в камере был установлен небольшой телевизор).

Сразу после задержания на Игнаткина претендовали правоохранительные органы пяти государств, однако за последние четыре года почти все уголовные дела, в которых он фигурировал, были закрыты без доказательств его причастности к преступлениям. В Украине Игнаткину инкриминировали лишь одно преступление — организацию убийства Токаря.

Гибель Геши отобразилась на мукачевской братве самым печальным образом: после устранения своего авторитета она разбежалась в разные стороны. Кто подался в бизнес, кто — за границу, кого «добила» милиция. Многочисленные клятвы отомстить за друга, произнесенные на похоронах Геши (в том числе известными киевскими авторитетами), были лишь пустыми обещаниями. От когда-то могущественной мукачевской преступной группировки сегодня остались лишь воспоминания. Тем не менее былое влияние Токаря и сейчас незримо присутствует в Закарпатье.

Еще во второй половине 90-х, когда теневые ниши в украинской экономике стали постепенно прикрываться, Геша начал легализировать свои огромные капиталы. Он вложил средства через доверенных лиц в прибыльные местные предприятия и стоял за образованием многих мощных коммерческих структур. В Закарпатье ни для кого не секрет, что М.Токарь имел непосредственное отношение и к ООО «Барва», председателем правления которой до похода в политику был нынешний губернатор области В.Балога. Пережившая лихолетье СДПУ(о) «Барва» и сейчас считается крупнейшей коммерческой структурой Закарпатья, которая с последним назначением В.Балоги, без сомнения, получит новый импульс к развитию. Родной брат Геши Илья Токарь (также один из экс-совладельцев «Барвы») после выборов 2002 г. возглавлял Мукачевскую районную раду, а недавно с подачи губернатора назначен Президентом председателем Мукачевской райгосадминистрации…

По словам исполняющего обязанности Апелляционного суда Закарпатской области Николая Крегула, который председательствовал на процессе, на суде Игнаткин категорически отрицал свою причастность к убийству Токаря. Подсудимый утверждал, что исполнители преступления оговорили его, а заодно и себя, под давлением. В Чехию Игнаткин якобы поехал подработать, а, узнав от знакомых, что его подозревают в убийстве, испугался и на всякий случай изготовил фальшивые документы. Подсудимый попытался добиться отправления уголовного дела на доследование, предъявив в суде справку, что в день убийства Токаря был арестован правоохранителями в Москве. Но проверка установила, что справка липовая, к тому же противоречит многочисленным показаниям свидетелей, видевшим Игнаткина в тот день в Мукачево. Суд приговорил убийцу к пятнадцати годам лишения свободы.

Согласно приговору, Игнаткин является как исполнителем и организатором, так и заказчиком убийства Токаря. Однако в последнее мало кто верит, тем более что мотив преступления так и не удалось установить. Версия о мести Игнаткина за давнюю разборку в связи с исчезнувшими камионами с водкой не выдерживает критики — слишком несоразмерной Геше личностью был киллер, чтобы стать заказчиком преступления. Бывшее окружение Токаря считает, что в основе убийства — столкновение экономических интересов, а заказчика следует искать в Киеве, в частности, среди представителей политической силы, которая укоренялась в то время в Закарпатье.

Таким образом, ожидания, что подсудимый укажет на реальных заказчиков преступления, не сбылись. Игнаткин оказался последним звеном, с которого началась организация убийства. Дело Геши пополнило ряд большинства резонансных заказных убийств, раскрытых лишь до уровня исполнителей-организаторов.

Приговор пока что не вступил в законную силу и, вероятнее всего, будет обжалован Игнаткиным в Верховном суде Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно