Печальная история одного судозахода

13 августа, 2016, 00:00 Распечатать

В нашумевшем в свое время деле об аресте украинского буксира "Витязь", доставившего плавучий кран из оккупированного Крыма в Николаев, так и не поставлена точка. Государственное судно более полутора лет стояло на приколе, без работы. Собственник буксира — ГП "Морской торговый порт Усть-Дунайск" — нес огромные убытки, а Генпрокуратура продолжала искать доказательства нанесения вреда интересам государства за заход судна в Керченский морской порт Камыш-Бурун.

© Думская

В нашумевшем в свое время деле об аресте украинского буксира "Витязь", доставившего плавучий кран из оккупированного Крыма в Николаев, так и не поставлена точка. Государственное судно более полутора лет стояло на приколе, без работы. Собственник буксира — ГП "Морской торговый порт Усть-Дунайск" — нес огромные убытки, а Генпрокуратура продолжала искать доказательства нанесения вреда интересам государства за заход судна в Керченский морской порт Камыш-Бурун

Расследовало дело "крымское" управление Генпрокуратуры. За это время оно провело ряд обысков на буксире, в порту, у судового оператора, изъяло мешки документов, но так и не обнаружило доказательств состава преступления. Однако, несмотря ни на что, продолжало ковыряться в этом бесперспективном деле. Совсем недавно Генпрокуратура распорядилась наконец-то вернуть судно собственнику, но не изъятые судовые документы, без которых буксир — это всего лишь железная коробка. 

В этом деле есть политический аспект и свои юридические тонкости, связанные с принятием законов по Крыму. Однако объяснить логику действий прокурорских, удерживавших украинский буксир в рамках уголовного дела против иностранных судов-нарушителей, можно лишь причинами, которые никак не связаны с государственными интересами. 

В свое время заместитель министра инфраструктуры пытался обратить внимание заместителя генпрокурора Анатолия Матиоса на плачевное положение украинского буксира. Но этот визит только усугубил ситуацию. Ничего не дали и обращения в СБУ, которое было в курсе захода "Витязя" в керченскую бухту Камыш-Бурун жарким летом 2014 года для буксировки государственного плавкрана ПГП-2 в безопасный для работы регион Украины. 

В феврале нынешнего года НАБУ начало расследование по факту злоупотребления служебным положением сотрудниками Генпрокуратуры. Насколько известно, процессуальный прокурор даже был отстранен от ведения дела. Было закрыто и уголовное производство против капитана буксира Анатолия Крайникова — из-за недоказанности его вины. Правда, адвокаты капитана его оспорили, причем дважды, из-за формулировки "и нашим, и вашим". Капитан невиновен, и точка, считает сторона защиты. К тому же закрытие дела в отношении капитана не являлось препятствием для продолжения расследования по факту захода буксира в Крым. А точнее — "по факту нарушения судами под флагами Украины и иностранных государств порядка въезда на временно оккупированную территорию Украины (закрытые порты АР Крым) и выезда с нее с целью нанесения вреда интересам государства". А еще точнее, как вытекает из материалов уголовного производства, — за заход буксира в закрытый Керченский морской порт Камыш-Бурун (г. Керчь). Хотя такого порта в Украине нет. Есть частная компания под таким названием. Словом, дело по "Витязю", с юридической точки зрения не стоившее выеденного яйца, так и не закрыто. 

Карающая статья, или Тупой меч правосудия 

Проблема в том, что юристы по-разному трактуют законодательную базу по Крыму. Заметим, принятую для оккупированной территории, но действующей фактически в условиях аннексированного полуострова. К тому же карающая статья, которой Генпрокуратура размахивает, как шашкой, никак не затронула морское сообщение. В этом есть проблема, которая привела, и может привести в будущем, к незаконным арестам судов, считают эксперты. 

Речь идет о ст. 332-1 Уголовного кодекса, превратившейся в дамоклов меч для судов-нарушителей. Она появилась благодаря Закону Украины "Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины". И касается ответственности за нарушение порядка въезда на оккупированную территорию и выезда с нее. Граждане Украины, согласно ст. 10 вышеупомянутого закона, имеют право на свободный въезд и выезд через контрольные пункты. Но порядок для иностранцев должен был установить Кабинет министров. И он установил для всех, но только через год с лишним — 4 июня 2015 года — и касается он сухопутных пунктов пропуска. 

Что же касается морских, то, напомним, 30 апреля 2014 года Кабмин своим распоряжением временно закрыл все морские пункты пропуска и пункты контроля на полуострове. И поручил Министерству инфраструктуры принять меры по закрытию морских портов Крыма. Соответствующий министерский приказ был издан 16.06.2014 г. и зарегистрирован в Минюсте 24.06.2014 г. Но все дело в том, что уголовная ответственность (в виде лишения свободы от трех до восьми лет, с конфискацией имущества) наступает не за заход в закрытые порты. Их закрыли потому, что украинские власти ввиду оккупации Крыма не могут осуществлять там государственные функции, в частности — по обеспечению безопасности судоходства. Ответственность же наступает за нарушение гражданами, а не судами или другими транспортными средствами порядка въезда или выезда с целью нанесение вреда интересам государства. 

Меж тем Генпрокуратура против "Витязя" и других судов начала расследование по факту нарушения, обратите внимание, судами под флагом Украины и иностранных государств порядка въезда на оккупированную территорию Украины, а фактически — за заход в закрытые порты. Хотя порядок, повторимся, касается граждан. Хочется думать, что именно несовершенное законодательство, принятое впопыхах, привело к вольному трактованию статей закона, а не иные причины. 

О вреде и вредительстве 

По официальным данным, в период с 25 июля по 9 октября 2014 года в порты оккупированного Крыма зашло 69 иностранных судов. Что сделала Генпрокуратура? Она 24.10.2014 года открыла уголовное производство по факту их захода. Кстати, основанием послужило обращение в Генпрокуратуру тогдашнего советника министра юстиции Украины, а ныне депутата Верховной Рады Георгия Логвинского, который, кстати, является одним из разработчиков вышеупомянутого закона по Крыму. Нардеп, с его же слов, направил этот список в Генпрокуратуру, точнее, заявление о преступлении, по поручению Кабмина и фракции "Народный фронт". 

Затем этот список на основе данных о заходах судов в Крым, полученных в Мининфраструктуре, был дополнен 40 судами. И в нем уже фигурировали суда под украинским флагом. В частности, рыболовецкий траулер "Черемош" (порт приписки — г. Севастополь). Против него прокуратура тоже ведет расследование о нанесении вреда государству. Но с ним иная ситуация. Там был заход и выход в Севастопольский морской рыбный порт, то есть въезд и выезд членов экипажа через закрытые пункты пропуска. А как в черный список судов-нарушителей попал "Витязь", да еще с умышленным нанесением государству вреда, который, с точки зрения властей, заключается в подрыве суверенитета, территориальной целостности Украины, государственной, экономической и информационной безопасности, — непонятно. 

Во-первых, повторимся, "Витязь" зашел в Крым, чтобы забрать государственный плавкран ПГП-2, который мог попасть под "национализацию". Во-вторых, как уверяет капитан, он зашел не в Керченский морской порт Камыш-Бурун, а в Керченскую бухту, и с портовыми властями никаких документов не оформлял и дел не имел. К тому же такого порта нет в Реестре морских портов Украины, и поэтому он не мог считаться закрытым на основании приказа Мининфраструктуры от 16.06.2014 г. На тот период существовала частная компания ООО "Керченский морской торговый порт Камыш-Бурун", имущество которой было национализировано властями Крыма. 

И уж совсем непонятно, зачем было удерживать буксир в "плену", действительно нанося вред государству? Кому это было выгодно? Во-первых, работающий буксир не мог быть помехой для следствия и установление вины капитана и других лиц. Во-вторых, изъятые судовые правоустанавливающие документы не имели никакого отношения к установлению факта захода буксира в Крым. Зато напрямую — к остановке судна и выводу его из эксплуатации на многие месяцы. В результате этого долгосрочный контракт на фрахт буксира с компанией Kirgan Holding S.A. был расторгнут. А это порядка 700 тыс. долл. недополученных портом доходов. 

ГП "Морской торговый порт Усть-Дунайск" по данному контракту, заключенному в 2007 году, получал за фрахт "Витязя" свыше 3 млн грн. в год чистой прибыли. Тогда как простой судна — это сплошные убытки. Вначале буксир стоял в Николаеве, а после был передан на хранение херсонским пограничникам. Техническое облуживание и поддержание его на плаву стоит немалых денег. На эти цели в течение только одного года ушло более чем 700 тыс. грн. Для порта Усть-Дунайск (г. Вилково), который после разрыва контракта был вынужден перевести своих сотрудников на трехдневную работу, это немалая сумма. 

Специализирующийся на рейдовой перевалке порт Усть-Дунайск расположен в депрессивном Придунавье, и с трудом удерживается "на плаву". В лучшие годы он переваливал порядка 4 млн тонн грузов в год. В первом полугодии этого года — всего 13,7 тыс. тонн. За годы выживания имущество порта за гроши было распродано за долги. Фактически сохранилась лишь та часть плавсредств, которая находится в долгосрочной аренде. В частности, буксиры и плавкраны, переданные компании Kirgan Holding S. A. Плата за их фрахт и стала одной из основных доходных статей порта. 

Нынешнее техническое состояние буксира и ущерб от простоя еще предстоит оценить. Но кто понесет ответственность за ущерб госпредприятию (по предварительным подсчетам, это приблизительно 17,6 млн грн.), и за недополученные отчисления в бюджет? 

Возможно, после кадровых перестановок в Генпрокуратуре и заявленном уходе Анатолия Матиоса будет проведено объективное внутреннее расследование самой прокуратурой. И тогда не понадобятся усилия НАБУ, которое, заметим, внесло в ЕРДР данные о злоупотреблениях властью группой следователей Генпрокуратуры лишь после вердикта суда. Ну, а в том, что следователи, мягко говоря, переусердствовали, сомнений нет. Это видно по распухшему делу, которое за полтора года обросло томами негатива. 

Несмотря на реформу прокуратуры, история с "Витязем" показала не меняющийся стиль и методы работы стражей правопорядка, их наезды на крупный бизнес с привлечением "Альфы" и других вооруженных спецподразделений. 

Ржавые весы правосудия 

6 февраля 2015 года Генпрокуратура с позволения Печерского районного суда г. Киева получает разрешение на временный доступ к судовым документам "Витязя" и на получение их копий. Спустя два месяца, 4 апреля, тот же суд уже дает добро на обыск буксира и изъятие всех оригиналов судовых документов (свидетельства на право собственности на судно, на право плавания под государственным флагом, о классе судна, о грузовой марке и др.), не имеющих отношения к доказательной базе. Но этого оказалось мало. И 22 мая суд дает Генпрокуратуре добро провести обыск у компании Kirgan Holding S.A.,фрахтователя "Витязя".Но поскольку офиса этой компании в Одессе по ул. Маразлиевская, 8 следователи не обнаружили, то снова обратились в суд с ходатайством на проведения обыска у расположенных по этому же адресу компаний "Трансшип" и "Трансшип Балк" исключительно по признаку принадлежности одному и тому же лицу. 

Все три вышеупомянутые компании входят в одну международную группу морских компаний Андрея Иванова "Трансшип", которая оперирует балкерами, строит суда и является в Украине лидером перевалки грузов на рейде. Именно компания "Траншип" занималась много лет рейдовой перевалкой в Керчи. Поэтому плавкран ПГП-2, который она арендуют у порта, и оказался на ремонте на керченском заводе "Залив". После оккупации Крыма, когда бизнесу стало ясно, что имущество может быть национализировано новыми властями, портовый перегружатель был выведен в бухту Камыш-Бурун, оттуда его и забрал "Витязь" и отбуксировал в Николаев, куда компания "Траншип" перебросила свои мощности для перевалки грузов на рейде, тем самым составив серьезную конкуренцию работающему там бизнесу. Возможно, данное обстоятельство стало одной из причин удерживания "Витязя" в Херсонском порту и создания проблем компании "Траншип". 

В общем, получив добро Печерского суда, следователи 12 июня нагрянули в Одессу с обыском. Он прошел в худших традициях, с участием вооруженного спецназа, с выбиванием стекол, вырезанием дверей электропилой и выносом мешков документов без описи. Прокурорские переписали лишь папки с указанием их цвета, не имеющих никакого отношения к "Витязю", но без которых другие суда компании работать не могут. В частности, балкерный флот, базирующейся за рубежом. 

После устроенного погрома компании "Траншип" и "Трансшип Балк" подадут в суд жалобу на следователей Генпрокуратуры и потребуют вернуть изъятые в ходе обыска документы и вещи. Суд обяжет прокуратуру немедленно вернуть документы, флешки, компьютеры. Опись изъятого заняла 14 страниц. Но самое интересное, что большая часть мешков с папками в прокуратуре так никто и не открывал. А в открытых затем были обнаружены документы чужих фирм. 

Но прокурорские на этом не остановились и выдвинули подозрение о совершении преступления капитану буксира Анатолию Крайникову, и на этом основании потребовали от суда разрешение на арест "Витязя", чтобы обеспечить (в случае признании его вины) конфискацию имущества, то есть буксира. И 2 октября все тот же Печерский суд просьбу следователей удовлетворил. При том, что буксир — собственность не капитана, а порта! 

Фемида же вынесла свой вердикт без приглашения в суд представителей госпредприятия. В связи с чем порт затем подаст жалобу в суд — и выиграет дело, но это будет позже. А на тот момент прокурорским всего этого опять оказалось мало. И они пожелали провести внеплановую ревизию финансово-хозяйственной деятельности ГП "МТП Усть-Дунайск". Причем за последние 15 лет. Следователи решили выяснить эффективность заключенных контрактов на фрахт буксира "Витязь" и другие плавсредства. И Печерский райсуд их просьбу тут же удовлетворил. Хотя п.4 ч.2 ст. 40 УПК Украины, которая ранее давала право следователю назначать внеплановую ревизию, была отменена.

В ноябре в Вилково нагрянули фининспекторы из Кировограда. Но после трех дней работы, когда портовики разобрались со ст. 40, были вынуждены ретироваться. Но прокуратура вновь обратилась в суд, уже с просьбой дать разрешение на обыск в порту, и тут же получила добро. 

Обыск проходил 18 ноября, и тоже с участием бойцов спецназа. Управление порта брали силой. Шуму было много. После под стенами Одесской областной госадминистрации работники порта проведут пикет против действий прокуратуры. Они требовали прекратить незаконные финансовые проверки, снять арест с "Витязя", вернуть оригиналы судовых документов и наказать виновных в остановке работы буксира. 

На этой ноте протеста завершился 2015 год. Дальше борьба портовиков за свой буксир перекочевала в суды. 

Цепкие руки и короткий поводок

14 января 2016 года Апелляционный суд г. Киева снял арест с "Витязя". Но не прошло и двух недель, как прокуратура для быстрого, полного и непредвзятого расследования снова потребовала от суда разрешения на обыск буксира.Основания? Все те же: поиск доказательств преступления. Оказывается, у следователей появились основания считать, что документы, которые так и не удалось найти в ходе ранее проведенных обысков, все-таки находятся на судне. И таки да, прокуратура нашла в безжизненной коробке какую-то завалявшуюся якобы грузовую декларацию (без печати таможни и без подписи капитана Крайникова), согласно которой буксир взял на борт какие-то трубы и оборудование, а стало быть — заходил в порт, а не в бухту. 

Но что самое интересное, в ходе повторного обыска следователи изъяли само судно как вещественное доказательство, и приняли решение передать его на хранение Херсонскому пограничному отряду. А для сохранности попросили суд наложить на него арест. Вот их аргументы. 

Оказывается, следователи решили провести товароведческую экспертизу буксира как орудия совершения правонарушения. Для этой цели они привлекли эксперта. А эксперту для установления истины нужен был буксир. А поскольку буксир должен быть сохранен в виде, пригодном для использования в криминальном производстве, то его прокуратура признала вещдоком, и на этом основании просила суд наложить арест на временно изъятое имущество. 

Однако Печерский суд к этому времени уже перестал идти на поводу прокуратуры, и цепкие руки следователей стали терять силу. 2 февраля 2016 года суд отказал прокуратуре в ее необоснованной просьбе. А 14 марта обязал ее вернуть "Витязь" владельцу. Но уже 23 марта прокуратура сама закроет в отношении капитана буксира уголовное дело, которое следователи использовали как инструмент для удержания судна. По этой причине они даже объявляли Крайникова в розыск, при этом ни разу с момента открытия против него дела не вызвав его на допрос. В конечном итоге следователи решили закрыть дело против капитана из-за невозможности добыть доказательства его вины. Но по решению Печерского суда от 4 августа 2016 и по жалобе адвокатов Крайникова постановление о закрытии уголовного производства с такой формулировкой было отменено, и материалы дела возвращены прокуратуре для продолжения расследования и установления истины. 

В общем, хотя лед и тронулся, но уголовное производство по факту захода буксира в Крым не закрыто. Не закрыто и дело против капитана. Словом, борьба не завершена. Борьба за установление истины, за наказание виновных в нанесении реального вреда государству. Ведет ее теперь сторона защиты, защиты от беспредела и безнаказанности тех, кто, козыряя корочкой следователя Генпрокуратуры, может нарушать законы, прикрываясь защитой интересов государства. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно