Наказание правосудием

06 августа, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 31, 6 августа-13 августа 2004г.
Отправить
Отправить

Началась эта история давно — с 1993 года. Именно тогда многодетная семья Сидляренко, состоящая на квартирном учёте, была принята в жилищный кооператив «Автотранспортник-10»...

Началась эта история давно — с 1993 года. Именно тогда многодетная семья Сидляренко, состоящая на квартирном учёте, была принята в жилищный кооператив «Автотранспортник-10». Строительство осуществлялось в период разгула инфляционных процессов и велось медленно. Пока дом построили — семья распалась.С В.Д. Сидляренко остался жить тяжело больной психическим заболеванием сын Сергей, имеющий право на основании медицинского заключения № 47 от 28 апреля 1999 г. на отдельную изолированную комнату. Данное заключение выдано бессрочно, что само по себе показательно.

Разделенная семья продолжала оставаться на квартирном учёте и претендовала на государственную квартиру. Инфляция подгоняла всех к окончанию расчётов за квартиры. Хотя строительству кооперативного дома не было видно конца, управление жилищно-строительных кооперативов выдало Владимиру Сидляренко справку о количестве карбованцев, которые следует довнести для полной оплаты за кооператив (511 200 000), и установило срок оплаты — до 20 апреля 1995 г. Сидляренко тут же, не мешкая, внес указанную сумму на счёт кооператива (квитанция №60 от 20 апреля 1995 года).

Согласно Закону о собственности (ст. 15), Сидляренко с момента внесения полной платы за пай становится собственником квартиры. И обращаться с ним далее должны как с собственником. Другая часть семьи благополучно получила государственную квартиру (в таком же недостроенном доме, также достроила, а позднее ее приватизировала).

В.Сидляренко вручили ключи от трехкомнатной квартиры и предложили ее достроить. Закончив за строителей ремонт, Сидляренко вместе с больным сыном и новой женой переселились в кооперативный дом. Обычная житейская история.

Но 30.06.1995 г. Сидляренко вызвали в городскую администрацию и вручили ему (уже фактическому собственнику) ордер. Спрашивается — зачем собственнику дома ордер.

Он ведь оплатил свой пай полностью. Ключи от квартиры ему вручили ранее. Не будучи особо подкованным в правовых вопросах, Сидляренко расписался за ордер. Увы, в него включили тех членов семьи, с которыми его в 1993 году принимали на квартирный учёт (то есть бывшую жену и остальных членов семьи).

После получения ордера от 30.06.95 г. обычная житейская история начала изобиловать драматическими поворотами, столь привычными для нашего правосудия. Уже в январе 1997 года Главное управление жилищного обеспечения Киевской городской администрации обратилось к В.Д.Сидляренко и бывшим членам его семьи с иском о признании ордера недействительным и их выселении из кооперативного дома. Якобы Сидляренко обманул всех и, утаив сведения, незаконно получил ордер. Иск был удовлетворен. Киевский городской суд определением от 18 ноября 1998 года оставил решение в силе. Не счесть попыток, когда Сидляренко и его тяжело больного сына принудительно пытались выселить из фактически принадлежавшей ему квартиры.

Но 19 апреля 2000 года Верховный суд Украины отменил все решения по делу и направил его на новое рассмотрение. При этом высшая судебная инстанция указала, что с «выводами судов нельзя согласиться, поскольку нормы материального права, которыми руководствовался суд, не регулируют правоотношений, сложившихся между сторонами». ВС Украины также отметил, что следовало проверить, «соответствовала ли квартира установленным нормам, для того чтобы снять семью с квартирного учёта». Не надо быть большим специалистом, чтобы понять, что трехкомнатная квартира для шести человек, из которых один имеет к тому же право на изолированную площадь, не решала всех жилищных проблем разделенной семьи.

Далее Верховный суд Украины обратил внимание на то, что «суд не дал оценки тому обстоятельству, что между В.Сидляренко и Г.Сидляренко брак расторгнут и 18 февраля 1995 г. он заключил брак с Е.Л. Гаевой». Дальше — больше. ВСУ установил, что суд не изучил устав кооператива, а потому, «принимая решение о выселении ответчиков из кооперативной квартиры, суды не обратили внимание на то, что при полной уплате паевых взносов за квартиру, предоставленную члену кооператива, у него возникает право собственности на нее, а решить вопрос о изъятии имущества у собственника без возмещения её стоимости невозможно». Указал Верховный суд Украины на то, что такое «возмещение осуществляется с учётом действующих рыночных цен на квартиру».

Установив такие обстоятельства, высшая судебная инстанция направила дело на новое рассмотрение. Иск должен был рассматриваться с учётом этих, обязательных к исполнению, указаний. На этом закончился первый этап злоключений В.Сидляренко, его больного сына и его бывшей жены в лабиринтах правосудия.

Казалось бы, проблем дальше не будет. Уж очень понятно всё разъяснил Верховный суд. Но суд первой инстанции, повторно рассматривая дело, вновь… выселил В.Сидляренко в приватизированную его бывшей женой квартиру. Что касается новой жены Сидляренко, то ее выселили без предоставления другой квартиры (решение от 19 июня 2001 г.). О какой-либо компенсации за квартиру и речи нет. Как будто Верховный суд Украины и не обращал внимания судей на допущенные ранее ошибки и необходимость их исправления.

И вновь у Сидляренко и его хронически больного сына продолжились мытарства по инстанциям, вновь их пытаются отселить, вновь по адвокатам и поиски правды и справедливости.

Апелляционный суд вновь повторяет ту же ошибку и 18 октября 2001 года оставляет решение о выселении в силе. Указания Верховного суда оставлены без внимания, никакой компенсации не предусмотрено.

Вновь попытки принудительного выселения Сидляренко и его больного сына из квартиры. Вновь хождения по инстанциям. Более того, чтобы было проще, суд сделал вид, что хронически больной Сергей Сидляренко в квартире не проживает, а потому в решении о выселении он не указан. Не хочется даже рассказывать об удручающе-мрачной и отвратительной картине применения силы к психически больному и мало что понимающему человеку. И поскольку Сергей Сидляренко в решении о выселении отсутствует (судьям всё-таки как-то легче от этого) и его как бы никто еще не выселял, то выбрасывают его силой фактически на улицу. Если Сидляренко-отца как бы вселяют в приватизированную квартиру его бывшей жены, то Сидляренко-сына выселяют в никуда.

И вновь Верховный суд Украины. Теперь уже в составе 19 человек. И так странно у нас построен процессуальный кодекс, что эти 19 судей высшей квалификации, повторно обращаясь к уже исследованному ими вопросу, не могут принять свое окончательное решение. Поскольку законодатель не наделил Судебную палату по гражданским правам Верховного суда Украины правом принятия окончательного решения, 19 судьям высшей квалификации не осталось ничего другого, как вновь отправить слушание дела на новое рассмотрение в суде первой инстанции. Случилось это 6 июня 2002 года. И вновь Верховный суд Украины обращает внимание на то, что суд, вопреки ст. 34 ГПК Украины (действовавшей на то время) его указаний не выполнил. И вновь разъясняется, как следует эти решения выполнить, а также, что такое защита частной собственности и какие последствия влечет за собой внесение стоимости пая в полном размере.

Дело поступило в Днепровский районный суд г. Киева. И начались бесконечные заседания. Не счесть, сколько раз истец срывал заседание, не явившись в суд. Отметим: для того чтобы закрыть дело из-за неявки истца, достаточно, чтобы он туда не явился, к примеру, один раз. Но ни после первого, ни после пятого раза этого не случилось. Суды первой инстанции ранее рассматривали иск в коллегиальном составе. Так и должно было быть. Но судья Т. почему-то решила слушать дело единолично. Более шести месяцев понадобилось адвокату, чтобы убедить судей, что слушать дело необходимо в коллегиальном составе. Если бы Т. и вынесла решение, его неминуемо бы отменили из-за ненадлежащего состава судей.

Теперь дело находится в производстве судьи Днепровского районного суда г. Киева С. Адвокат в установленном порядке просил обеспечить доказательства. В частности, истребовать решения общего собрания кооператива, истребовать документы, подтверждающие право истца обращаться с исками в суд. Однако законная просьба об обеспечении доказательств так и не решена. Зато зачем-то просят документы о местонахождении второй жены Сидляренко — Гаевой. И вновь и вновь откладывают рассмотрение дела. Выясняют не то, на что обращал внимание Верховный суд Украины, а всё также пытаются дознаться, зачем Сидляренко давал ложные сведения о составе семьи при получении ордера. При этом игнорируется тот факт, что Сидляренко к моменту получения ордера уже был собственником квартиры, поскольку уплатил полную стоимость пая, а также то, что никаких сведений перед выпиской ордера Сидляренко не предоставлял.

Еще в апреле 2001 года Верховный суд указывал судам на необходимость прочесть устав кооператива. Ибо в нем указано, что член кооператива может быть исключен, если он подал сведения, «не соответствующие действительности, которые были основанием для приема в кооператив». Такие сведения Сидляренко В. подавал в 1993 году, когда его принимали в кооператив. И эти сведения были правдивы. В уставе кооператива так и записано, что основанием для исключения из кооператива может быть подача недостоверных данных на момент вступления в кооператив. Это уже после, а именно в 1995 году, он развелся с женой и женился на другой. И никто у него, фактического собственника квартиры, уже никаких сведений при выписке ордера не требовал. Ибо это была только формальность. К тому времени Сидляренко В. уже произвел оплату стоимости квартиры.

В деле нет никаких доказательств, что В. Сидляренко перед получением ордера сдавал какие-либо документы, поскольку такие им предоставлялись только в 1993 году. Не его вина, что кооператив так долго строился и за это время у него изменился состав семьи. Он уплатил стоимость квартиры и считал себя собственником. А суд продолжает наступать на все те же грабли и упорно добивается у Сидляренко сведений, которых он не давал. И пытается эти несуществующие сведения объявить обманом.

Решения спора все нет. Начинался он, как известно, в январе 1997 года. Более семи лет миновало с момента предъявления иска в суд. Такое вот наказание правосудием. Из месяца в месяц, изо дня в день ответчики обивают пороги судов, надеясь, что эта напасть когда-нибудь кончится. Семь лет под угрозой выселения и потери квартиры. Семь лет унизительных хождений по мукам за квартиру, стоимость которой была полностью оплачена еще в 1995 году.

Да, эта история — частный случай. Но он указывает на порочный круг нашей судебной системы. Оказывается, любое дело может сколь угодно долго вертеться по нему и некому поставить окончательную точку. Как оказалось, суд первой инстанции может сколько угодно раз игнорировать решения Верховного суда Украины. В свою очередь последний сколько угодно раз может отменять решения нижестоящих судов, однако не может принять окончательное решение.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК