МЕТОДЫ

28 июля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №30, 28 июля-4 августа

В номере 23 газеты «Зеркало недели» за 10 июня 2000 года напечатана статья «Дело врачей», год 2000-й». Во...

В номере 23 газеты «Зеркало недели» за 10 июня 2000 года напечатана статья «Дело врачей», год 2000-й». Вот некоторые подробности ареста врача Игоря Мусича и незаконного лишения его права немедленно предстать перед судьей по вопросу обжалования санкции прокурора на арест, о чем шла речь в статье.

И. Мусич был арестован на основании санкции первого заместителя генерального прокурора Украины от 23 февраля 2000 года.

Основания для избрания этой меры пресечения в постановлении указаны следующие:

— совершение преступлений, за которые может быть назначено наказание в виде лишения свободы;

— возможность уклонения от следствия и суда;

— пребывание на свободе может повлиять на ход следствия.

Ознакомление с материалами дела, обосновывающими задержание Мусича в качестве подозреваемого, его арест и предъявление ему обвинения, неопровержимо указывает на то, что такая суровая мера пресечения, как арест, применена к Мусичу следственно-прокурорскими органами заведомо незаконно, считает его адвокат А.Шелепа.

Так, Мусичу было предъявлено предварительное обвинение в совершении, по мнению следственных органов, преступлений, предусмотренных статьями 19-84 ч. 2, 194 ч. 1 УК Украины (подделка медицинских документов, которые могли стать основанием для получения заработной платы работником органов прокуратуры). В связи с тем, что эти преступления не относятся к тяжким и на содержании Мусича находится малолетний ребенок, и если даже условно считать Мусича виновным в совершении инкриминируемых ему преступлений, он подлежал освобождению от наказания на основании закона Украины «Об амнистии» от 16 июля 1999 года. Такое освобождение от наказания возможно в ходе предварительного следствия путем закрытия дела с согласия обвиняемого или в соответствии с приговором суда после признания Мусича виновным.

Таким образом, применяя к Мусичу в качестве меры пресечения арест, следственные органы прекрасно знали, что по закону «Об амнистии» Мусич в любом случае не будет отбывать наказание. То есть санкция на арест Мусича на том основании, что возможно осуждение его к лишению свободы, была дана заведомо незаконно. Это является не чем иным, как заведомо незаконным арестом, подпадающим под признаки преступления, предусмотренного ст. 173 УК Украины.

В дальнейшем следственные органы переквалифицируют действия Мусича со ст. 19-84 ч. 2 УК Украины (соучастие в хищении государственного или коллективного имущества путем злоупотребления служебным положением) на ст. 19-83 ч. 2 УК Украины (соучастие в хищении государственного или коллективного имущества путем мошенничества). Это сделано для того, чтобы «оправдать» арест Мусича, поскольку амнистия на лиц, совершивших хищения имущества путем мошенничества, не распространяется.

Однако и в этом случае, если даже условно считать Мусича виновным в совершении такого преступления, осуждение его к лишению свободы, с учетом обстоятельств дела и характеристики личности, просто исключено.

В уголовном деле нет материалов, обосновывающих иные основания ареста — возможность уклонения от следствия и влияния на его ход. Эти основания ареста при выдаче санкции также надуманные. Ведь недаром в постановлении говорится только о возможности уклонения Мусича от следствия и влияния на его ход.

В материалах дела нет, например, протоколов допросов свидетелей или иных доказательств того, что Мусич высказывал намерения уклониться от следствия и суда или даже был задержан при попытке скрыться.

Тот факт, что следственные органы объявили розыск Мусича, вовсе не свидетельствует, что он знал о вызове в следственные органы. Никакие повестки и сообщения, подписанные лично им и подтверждающие это, к делу не приобщены. Установлено обратное: как только Мусичу действительно стало известно, что его вызывают в Генеральную прокуратуру, он немедленно явился туда, и 22 декабря 1999 года ему было предъявлено обвинение.

Более того, с момента предъявления обвинения Мусич пользовался услугами защитника — профессионального адвоката, поэтому знал, что по данному объему обвинения он будет освобожден от наказания на основании амнистии даже при признании его виновным по приговору суда. При таких обстоятельствах избегать явки в следственные органы для него не имело никакого смысла.

Что же касается такого основания ареста как препятствование установлению истины по делу, то оно является абсурдным. Да, Мусич обвиняется в подделке медицинских документов, являвшихся основанием для выдачи больничных листов иному лицу, которое по этим больничным могло получить зарплату. Если так, то все соответствующие медицинские документы следственными органами давно изъяты, дело расследовалось на момент ареста более шести месяцев, то есть утверждение о фиктивности медицинских документов и наличии в действиях Мусича состава преступления является оценочным. И повлиять на ход следствия в таком простом деле Мусич даже при желании никоим образом не смог бы.

Кроме того, арестованный был лишен права немедленно предстать перед судьей, чтобы решить вопрос о законности санкции прокурора на арест, то есть было нарушено его право на свободу и личную неприкосновенность, предусмотренное Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод. На сегодня реализация этого права немедленно предстать перед судом длится более пяти месяцев. Такова точка зрения адвоката. Слово — за судом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно