МАЛЕНЬКОЕ ДЕЛО СУДЬИ ВАСИЛЕНКО

18 октября, 2002, 00:00 Распечатать

Судья Апелляционного суда Киева Юрий Василенко вынес постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Президента Украины Леонида Кучмы...

Судья Апелляционного суда Киева Юрий Василенко вынес постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Президента Украины Леонида Кучмы. Об этом судья сообщил журналистам.

В постановлении определено: «Возбудить уголовное дело против гражданина Украины Кучмы Л.Д. по признакам преступлений, предусмотренных ст. 112 («посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля», ст. 161 («нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или отношения к религии»), ст. 163 («нарушение тайны переписки, телефонных переговоров»), ст. 170 («препятствование законной деятельности профессиональных союзов, политических партий, общественных организаций»), ст. 171 («препятствование законной профессиональной деятельности журналистов»), ст. 191 («присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением»), ст. 333 («незаконный вывоз за пределы Украины сырья, материалов, оборудования для создания оружия, а также военной и специальной техники»), ст. 346 («угроза или насилие в отношении государственного или общественного деятеля»), ст. 364 («злоупотребление властью или служебным положением»), ст. 365 («превышение власти или служебных полномочий»), ст. 368 («получение взятки») Уголовного кодекса Украины».

По словам Ю.Василенко, он вынес это постановление на основании обращения народных депутатов, документов Временной следственной комиссии Верховной Рады по вопросам расследования убийства журналиста Георгия Гонгадзе, а также на основании свидетельств, записанных на пленках бывшего майора Николая Мельниченко.

В частности, судья считает необходимым расследовать факты растраты и присвоения 12 млн. немецких марок Национального валютного фонда в 1993 году, когда Л.Кучма еще занимал должность премьер-министра.

По фактам Временной следственной комиссии ВР, после назначения Павла Лазаренко премьер-министром банком «European Federal Credit Bank» (Антигуа) было перечислено 3 млн. 790 тыс. 815 долларов компании «Omega», которая является соучредителем «Киевстар GSM» и которой руководят брат жены Президента Ю.Туманов и дочь Президента Елена — в этом факте судья усмотрел признаки получения взятки.

Ю.Василенко также включил в постановление якобы зафиксированное на пленках Н.Мельниченко доказательство участия Президента Украины в факте продажи оружия странам, против которых действовали международные санкции. Кроме этого, судья усмотрел в деятельности Президента признаки нарушения права граждан на жизнь, предусмотренного статьей 27 Конституции Украины.

В постановление также внесены факты преследования журналистов и политических деятелей и факты неподписания Президентом двух законов о Кабинете министров Украины (на которые ВР преодолела вето Президента) и закона о временных следственных комиссиях (который Президент не подписывает на протяжении двух лет). Своим постановлением судья Апелляционного суда обязал Леонида Кучму в пятидневный срок подписать данные законы.

Нашумевшее уголовное дело, возбужденное судьей Василенко в отношении Президента Украины, приобрело немалый резонанс. Как и было задумано. Тем не менее сам факт вызывает противоречивые чувства.

Видные отечественные юристы самых разных политических ориентаций, тесно сомкнув ряды, грудью закрывают Президента. Все они против, все говорят: такого не может быть, возбуждение уголовного дела абсолютно незаконно, но, что характерно, приводят совершенно разные аргументы. Это делает круговую оборону немного похожей на истерику. И наводит на размышления о том, что если среди выдающихся юридических умов, компетентность которых просто не может вызывать никаких сомнений, такой разнобой при защите, очевидно, самого дорогого, так, может, учитывая несовершенства нашего законодательства, и судья Василенко не так уж неправ, как всем им кажется. И тогда дело вовсе не в правовом нигилизме, который ему «инкриминируют» а в разночтениях тех же самых норм нашего разношерстного законодательства? Тем более что, например, некоторые бывшие высокие работники прокуратуры гораздо сдержаннее в своих оценках происшедшего.

Другой немаловажный вопрос. Почему все-таки судья Василенко возбудил это уголовное дело? С одной стороны, в нашем государстве делать такие вещи здравомыслящий человек может, пожалуй, только с одной целью — покинуть пределы Родины и переехать в более приспособленные для жизни человека места, получив статус политического беженца. Но в то же время Ю.Василенко и до того совершил немало поступков и сказал немало слов, которых вполне хватило бы, чтобы с полным правом претендовать на данное звание. Это даже без учета профессиональной деятельности и весьма активной гражданской позиции его супруги. Злые языки, конечно, не замедлили привести другие, не менее приземленные причины происшедшего. Но все эти предположения — не более чем версии людей, привыкших полагать, что украинский судья просто не может действовать исходя исключительно из закона и основываясь на своем, а не чьем-то внутреннем убеждении. Поэтому краеугольным вопросом остается: имел ли право судья возбудить уголовное дело в отношении Президента? Предлагаем читателям аргументы героя прошедшей недели.

— Юрий Александрович, давайте прежде всего обратимся к такому вопросу: все-таки имели ли вы право возбуждать уголовное дело в отношении Президента? Известные в стране юристы утверждают обратное, например, глава президентской администрации В.Медведчук, министр юстиции А.Лавринович… — Начнем с того, что меня очень удивила позиция господина В.Медведчука, который сказал о данном решении, что это правовой нигилизм. Я понимаю, что как адвокат он привык защищать, но как юрист он должен понимать: никакого правового нигилизма здесь нет и в помине. Министр юстиции сказал очень странные для юриста вещи, совершенно не относящиеся к юриспруденции. Также очень удивила меня позиция народного депутата Н.Онищука. Интересно, что все они высказались против данного решения, при этом точки зрения у них — совершенно разные.— Почему все же вы приняли такое решение?

— Думаю, ни в одном государстве мира не может быть, чтобы президента в течение длительного срока подозревали в совершении тяжких преступлений. В нашей стране я слышу об этом уже более трех лет. В конце концов, этому нужно положить конец: или — или… Или народные депутаты сообщают заведомо неправдивые сведения и подлежат уголовной ответственности, или Президент действительно причастен к совершению противоправных действий и тогда он подлежит процедуре импичмента и привлечения к уголовной ответственности.— Вы назвали именно такую последовательность: импичмент и привлечение к уголовной ответственности.

— Давайте обратимся к Конституции. Да, совершенно правильно ссылаются господа Лавринович и Евдокимов, что две категории являются неприкосновенными. Кстати, не две, а три, потому что судьи также обладают иммунитетом. Но все почему-то забывают о том, что существуют стадии уголовного процесса. Так вот возбуждение уголовного дела — это не привлечение к уголовной ответственности. Кстати, это подтвердил и Конституционный суд в очень важном решении по обращению органов внутренних дел, отметив, что моментом привлечения к уголовной ответственности является предъявление обвинения.

Есть категории лиц, в отношении которых существует специальный процесс возбуждения уголовного дела. Это прежде всего судьи, в отношении которых уголовное дело может возбудить генеральный прокурор. Что касается Президента и народных депутатов, то тут порядок возбуждения уголовного дела не установлен. Это, действительно пробел в законодательстве. — Поэтому и возникает вопрос, в вашей ли компетенции восполнять этот пробел?

— Я и не восполнял. Существует закон, статья 97 УПК говорит, что прокурор, следователь, орган дознания и судья обязаны принять любое заявление граждан о совершенном или готовящемся преступлении и обязаны возбудить уголовное дело или отказать в его возбуждении и направить материалы в соответствующие органы. Поэтому ошибаются господа Онищук и Лавринович, которые утверждают, что возбудить уголовное дело в отношении Президента может лишь Верховный суд. — Онищук ссылался на статью 4 (обязанность возбудить уголовное дело и раскрыть преступление).

— Эта статья говорит об общих положениях. Конкретно же порядок возбуждения уголовного дела установлен статьей 97 УПК.

Итак, я не затрагиваю неприкосновенность Президента. Я не обвинил его в совершении каких-то преступлений, не избрал в его отношении меру пресечения, не вынес постановление о задержании, поэтому его иммунитет не нарушен.

Я полагаю, что если все мои оппоненты продолжают тупо настаивать на 27-й статье (привлечение к уголовной ответственности не иначе, чем по жалобе потерпевшего), значит они не прочли статью 97, не знают решения Конституционного суда. Уж не знаю, чем они там занимаются. И еще — они все не привыкли к тому, что судья может иметь собственное мнение.— Как получилось, что рассматривать данное заявление пришлось именно вам?

— Вообще данное заявление было направлено почти всем судьям нашего суда. Если к судье обращаются с заявлением персонально, то только он может его рассматривать — не председатель, никто другой. Председатель суда не имеет права распределять заявления, поступившие на имя конкретного судьи, среди его коллег. Наша канцелярия была обязана разнести адресатам эти заявления. Во всяком случае, по словам народных депутатов, им обещали сделать это в течение получаса. Но ни через полчаса, ни через сутки такого решения исполняющий обязанности председателя суда Леонид Глос не принял, ни один судья этого заявления не получил. И это — нарушение закона. — Соответствует ли действительности информация о том, что другой судья вашего суда принял диаметрально противоположное решение по данному делу?

— Нет, не соответствует. Дело в том, что Леонид Федорович Глос, злоупотребив своим служебным положением, передал все заявления судье Балацкой. В ее адрес, кстати, тоже было направлено такое заявление. Так вот она должна была рассмотреть только его. Она же приняла все, кажется, 33 заявления. Не знаю, что она вынесла — определение или постановление. Она сослалась на статью 27 УПК, которая не имеет никакого отношения к решению данного вопроса. Так как в данном случае, отказывая в возбуждении дела или направляя его соответствующим органам, следует ссылаться на статью 97 УПК, о которой я уже говорил. Мне непонятно, почему судья Апелляционного суда приняла такое решение. Мне также неизвестно, куда она направила материалы — то ли в прокуратуру города, то ли в Генпрокуратуру. Когда я во второй раз обратился в канцелярию, мне сказали, что на мое имя заявления не поступало. Когда мне позвонили заявители, я сказал им об этом. И они принесли мне заявление, подписанное теми же народными депутатами. Я принял его и рассмотрел за сутки. — Вы так быстро изучили материалы?

— Суток вполне достаточно для такого маленького дела. Тем более, там были общеизвестные факты, например, что Президент не подписывает принятый ВР закон о Кабмине или о временных следственных комиссиях. — Кстати, вы убеждены, что имеете право обязать Президента подписать эти законы?

— Давайте снова обратимся к статье 97 УПК. То, о чем идет речь, на мой взгляд, — продолжаемые преступления. Я квалифицирую это как причастность Президента к противоправным действиям. Так вот статья 97 УПК говорит о том, что судья, возбудив уголовное дело, принимает меры к устранению противоправных действий. Устранить данные противоправные действия можно было только одним путем — обязать его подписать эти законы, что я и сделал.— И что будет дальше?

—Дальше прокуратура обязана принять это постановление и провести следственные действия, установить, есть ли доказательства, проверить сведения, на которые ссылаются депутаты, и принять решение — предъявлять ли ему обвинение. При положительном решении наступает новая стадия — речь идет уже о конституционной ответственности Президента. Итак, прокуратура обязана вынести решение о приостановлении дела и обратиться в Верховную Раду. Временная следственная комиссия (если существует соответствующий закон) и прокурор устанавливают наличие или отсутствие в действиях Президента признаков преступления. Затем, если эти признаки установлены, ВР может принять решение об отстранении Президента от должности. Это решение и материалы следствия проверяет Верховный суд Украины. Он дает свое заключение относительно того, правильно ли принято решение, достаточно ли доказательств по расследуемым эпизодам. Затем материалы дела проверяет Конституционный суд Украины и также дает свое заключение. Только после этой процедуры Президент становится обыкновенным гражданином, органы следствия предъявляют ему обвинение и избирают меру пресечения.

Поэтому господа Лавринович и Евдокимов то ли не дочитали законы, то ли невнимательно изучали их. Даже следователь органов внутренних дел может возбудить уголовное дело и против депутата, и против Президента. Хотя законодатель действительно упустил процедуру возбуждения уголовного дела в отношении Президента, кстати, как и в отношении самих народных депутатов.

Поэтому я принял решение в соответствии с Конституцией Украины, Уголовно-процессуальным кодексом, Законом «О статусе судей», и я не нарушил закон. У меня было достаточно оснований для возбуждения уголовного дела. Кстати, М.Потебенько — человек осторожный — не сказал, что я нарушил закон, он лишь отметил, что такое большое количество статей требовало длительной проверки. Но зачем проводить длительную проверку, если есть целый ряд уже общеизвестных фактов, о которых я говорил выше, нужно наконец выяснить следственным путем, имеют ли под собой основания все эти обвинения.

Итак, принцип возбуждения уголовного дела установлен. Если внесут изменения в закон, в соответствии с которыми уголовное дело в отношении Президента может возбудить, например, только генеральный прокурор — тогда другое дело. А ныне действующее законодательство я не нарушил. — Вы понимали, что данное решение изменит вашу жизнь?

— Да, конечно, уже изменило — в худшую сторону. Мне известно из достоверных источников, что за мной установлено наружное наблюдение. Но я и раньше принимал непростые решения, например, о возбуждении уголовного дела в отношении заместителя генерального прокурора, высоких должностных лиц органов Комитета государственной безопасности.— В связи с этим вопрос. Лично я считаю, что вы многое сделали для того, чтобы судебная система стала более открытой, вы позволяли себе принимать самостоятельные решения, которые противоречили воле власть имущих. Не обидно ли вам напоследок войти в историю именно в связи с действиями оппозиции, в рядах которой есть личности весьма одиозные? Вам как юристу, судье это не претит?

— Конечно. Но я смотрю на этот аспект исключительно с правовой точки зрения. Есть заявление, и меня не интересует, кто именно обратился ко мне, если он привел данные, достаточные для возбуждения уголовного дела. — Вы не считаете, что у оппозиционеров была надежда исключительно на вас, хотя они и издали заявление немалым тиражом?

— Нет, я так не считаю. По моим данным, есть целый ряд судей и старших следователей, готовых принять такое же решение. По понятным причинам, я не хочу называть их имен.— Эти судьи и следователи, так сказать, концентрируются исключительно в Киеве?

— Да, конечно. — Это дело называют беспрецедентным, но ведь на самом деле это не совсем так…

— Да, я беседовал со многими коллегами и они напоминали мне о том, что я уже рассматривал дело по жалобе г-на Макара, который был в то время народным депутатом. Он обратился в Генпрокуратуру с целью возбуждения уголовного дела в отношении Л.Кучмы. Сейчас я помню только один из пунктов обвинения — незаконное пребывание иностранных войск на территории Украины. Генпрокуратура направила документы в городскую прокуратуру, городская передала это дело какому-то начинающему сотруднику, который, не проводя ни одного следственного действия, отказал в возбуждении уголовного дела ввиду отсутствия состава преступления. Макар обжаловал это решение, и оно почему-то было направлено мне. Я тогда отменил постановление следователя и вынес частное определение относительно того, что нельзя поручать следственные действия в отношении Президента следователю такого уровня и направил дело снова в Генпрокуратуру. Они обжаловали мое постановление в Верховном суде, а Верховный суд его отменил. Дело было прекращено. Сам Макар, как мне известно с его слов, потом был привлечен к уголовной ответственности за клевету и осужден каким-то районным судом.— Условно?

— Да, но по причине судимости он долгое время не занимался адвокатской деятельностью.— Теперь давайте проясним, так сказать, ваше правовое положение. У вас есть еще четыре года до 65-летия, и вы могли бы осуществлять правосудие. Тем не менее вы подали заявление об отставке. Почему?

— Общественная организация «Хельсинки-90» пригласила меня быть председательствующим на общественном суде присяжных. Мне сказали, что все судьи, к которым организаторы мероприятия обращались до меня, отказались, даже судьи в отставке. Как известно, Печерский районный суд Киева освободил г-на Фельдмана (банк «Славянский») из-под стражи и это решение подлежало немедленному исполнению. Тем не менее, г-н Кудрявцев, заместитель генерального прокурора Украины направил руководителю департамента исполнения наказаний распоряжение, обязав его не исполнять судебное решение в нарушение Конституции, Закона.

Я принял участие в рассмотрении дела Фельдмана, но присяжные, а не я выносили решение. Вопрос был такой: «Нарушил ли права человека, Конституцию г-н Кудрявцев?». Кудрявцев обратился в квалификационную комиссию с представлением о привлечении меня к ответственности за нарушение статуса, создание незаконного судебного формирования. Комиссия объявила мне выговор. Но я лишь принял участие в его работе, как я принимаю участие в митингах, поскольку это мое право как гражданина. Это не противоречит присяге. А в политических партиях я не состою. Я обжаловал это решение в Высшем совете юстиции. Девять человек было, так сказать, за меня, семь — против. Но для отмены решения необходимо было 11 голосов. Прочитав решение, я был в шоке от того, в чем меня обвинили. В том, что я занимаюсь политической деятельностью (признав тем самым, что дело Фельдмана — политическое), что я выкрикивал в судебном заседании «Ганьба», хотя я был единственным в зале, кто встал при появлении суда. Решение было принято по совершенно непроверенным фактам. Кроме того, под решением стояли подписи Тация и Варфоломеевой, которые вообще не принимали участия в заседании. А это уже фальсификация решения. В знак протеста я подал заявление об отставке.

За 32 года до этого я не получил ни одного взыскания. За все годы у меня не было отменено ни одного обвинительного приговора и лишь три оправдательных. А за последние два года меня трижды привлекали к ответственности, и я считаю, что причиной тому — исключительно моя позиция и мои взаимоотношения с председателем суда — г-ном Зубцом. — То есть ваше заявление об отставке никак не связано с уголовным делом в отношении Президента?

— Нет.— Вам угрожали после принятия этого решения?

— Нет. Но мне передали источники, заслуживающие доверия, что в отношении меня готовится возбуждение уголовного дела. — Вы предполагали, что возбужденное вами дело вызовет такой резонанс?

— Нет.— Но, положа руку на сердце, тем более, вы сами из прокурорских и прекрасно понимаете, что хода делу не дадут — обоснованно оно или нет…

— Я думаю, что если сейчас откажут, то это решение может быть обжаловано и настанет время, когда так или иначе к этому придут, на что я и рассчитываю.— Вы еще не жалеете о своем решении?

— Ни в коей мере.— А ваша семья вас поддерживает?

— Да.P.S. Как сообщили «ЗН» в пресс-службе Генеральной прокуратуры, материалы дела переданы в Генеральную прокуратуру и в прокуратуру Киева. Законное решение будет принято в срок, установленный законодательством Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно