КРОВЬ ПОД АСФАЛЬТОМ

5 сентября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №34, 5 сентября-12 сентября

На месте, где более двух лет назад — 5 июня 2000 года — оборвалась жизнь молодых и полных сил мужчин, отцов четырех малолетних детей, теперь новый асфальт...

На месте, где более двух лет назад — 5 июня 2000 года — оборвалась жизнь молодых и полных сил мужчин, отцов четырех малолетних детей, теперь новый асфальт. Через час после того, как их кровь залила землю, дорогу отмыли так, что и следа не осталось. А вскоре перекресток закатали толстым слоем свежего покрытия — даже профиль дороги изменился. С той поры ни одна дополнительная экспертиза, какой бы она ни была тщательной, не сможет достоверно воссоздать ход событий. Руководство облавтодора утверждает, что ремонтные работы были запланированы еще бог знает сколько лет тому. Однако руки дошли до них лишь после того, как кровавые ручьи потекли по асфальту из-под колес автомобиля директора этого почтенного учреждения и депутата облсовета Ф.Жежука.

В тот ясный и солнечный день Николай Масич — 34-летний прапорщик милиции, водитель подразделения ОВД г. Дубно, получив выходной, собрался порыбачить. Ехал он на собственном «форде» вместе с друзьями — Виктором Крупенко и Алексеем Ковальчуком. Вместе с ними в машине находился и сын Ковальчука Андрей. Поворот на Т-образном перекрестке шоссе Киев — Чоп и дороги на Луцк оборвал жизни Масича и Крупенко, а отец и сын Ковальчуки получили увечья разной степени.

После трехмесячного досудебного следствия 28.08.2002 г. начальник СВ УМВД Украины в Ривненской области А.Захарчук вынес постановление о закрытии уголовного дела о ДТП, открытого по признакам уголовного преступления по ч. 3 ст.215 УКУ против второго участника аварии Ф.Жежука. Виновным в ДТП признан погибший водитель. Опротестование постановления в суде, обращения к прокуратурам, в МВД, в администрацию Президента Украины, к омбудсмену Н.Карпачовой результатов не дали.

Вряд ли можно поверить в то, что совестливый человек, причастный к гибели двух людей (пусть и по вине одного из них) и к увечью еще двоих, не предложил какой бы то ни было помощи семьям погибших. Можно ли сравнить достаток семьи обычного водителя из милиции или рабочего с уровнем жизни областного начальника, жена и близкие родственники которого являются соучредителями пяти разных фирм. Тем не менее очевидно, что трагедия заняла в жизни господина Жежука место незначительного дорожного эпизода и не оставила на его совести ни одной тучки, побуждающей к сугубо человеческому соучастию в судьбе пострадавших и детей-сирот. Поспешил Федор Акимович побеспокоиться лишь о дороге, и до такой степени, что ее покрытие подняли на 10—20 см. Именно это обстоятельство побуждает ко второму источнику сомнения — правовому.

В том ДТП множество странных деталей, вызывающих многочисленные вопросы. Следствие только добавило их. Это означает лишь одно — надлежащего следствия не было.

Вопреки логике и выводам здравого смысла ответы из областной прокуратуры и постановления Ривненского областного и апелляционного судов пестреют утверждениями: «предыдущее следствие по делу проведено в соответствии со ст. 22 УПК Украины» «полно и объективно». Утверждения в наличии. Опровержения доводов пострадавших или же, как написал А.Баганец, «их надлежащей официальной оценки» нет по сегодняшний день. А доводы таковы.

Досудебным следствием выявлено, как утверждается в постановлении о закрытии дела, что управляемое Ф.Жежуком «шевроле-тахо» двигалось со скоростью 90 км/ч. Навстречу ему по соответствующей полосе двигался «форд». Ф.Жежук утверждает, что увидел его еще на расстоянии в 300 — 400 метров (из вывода за подписью начальника ВТД ЮС УРОС УМВС в Ривненской обл.) при видимости (и это тоже зафиксировано в официальных документах) в 250 метров. Когда же расстояние сократилось до 20 м, водитель «форда», не пропуская встречную машину, стал осуществлять левый поворот. «Водитель Ф.Жежук предпринял все необходимые меры для того, чтобы избежать столкновения, но сделать этого не смог по независящим от него техническим причинам».

Эксперт-автотехник З.Остапенко пояснил, что это были за причины: «превышение скорости движения «шевроле-тахо», даже если оно было, не могло находиться в причинной связи с наступлением данного ДТП, поскольку водитель автомобиля «шевроле-тахо» Ф.Жежук не имел технической возможности предотвратить столкновение при допустимой скорости». Следствие установило также, что «установить скорость движения автомобиля «шевроле-тахо» экспертным путем не представляется возможным». И вывод: виновен погибший.

На каких же свидетельствах и установленных фактах основаны выводы? На исключительно самого Ф.Жежука и его жены, ехавшей вместе с ним. Других свидетелей следствие на момент своего окончания не нашло. Со временем, уже после решения о закрытии дела, свидетельские ряды пополнил подчиненный Ф.Жежука, совершенно случайно (какое странное совпадение!) находившийся как раз на месте происшествия. Он подтвердил сказанное супругами. Все три свидетеля даже умудрились на глазок назвать расстояние, на котором «виновник» начал поворот от места ДТП — 25,3 м до «шевроле» и 10,3 м — до «форда» (точность измерений «на глазок» также удивляет).

Отец и сын Ковальчуки, выжившие в аварии, на момент допроса 14 июля 2000 года находились в тяжелом состоянии и ничего не помнили. В дальнейшем к ним никто с вопросами не обращался. Несколько опомнившись от горя, семьи погибших сами стали разыскивать свидетелей и таки нашли их. В судебном заседании Ривненского облсуда последние пытались засвидетельствовать, что Жежук двигался со скоростью 150 км/ч. Однако судья решила, что их показания к делу приобщены не будут, поскольку... «жалобщикам предоставлялась возможность во время следствия назвать очевидцев, и они этим не воспользовались».

Разнообразные экспертизы, легшие в основу решения о прекращении дела, определили: оба автомобиля были исправны, угол столкновения составлял 125 — 135 градусов. Вывод автотехнического эксперта, организованный по принципу «не мог избежать, потому что не мог», приведен выше.

Прибывшие на место происшествия многочисленные работники ГАИ, обычные и высокопоставленные, как оказалось, дружно не обратили внимания на тормозной путь «шевроле». Не заметили они его! Все опрошенные — не заметили. А начальника УМВД области, его первого заместителя, прокурора области, также в то самое время побывавших на месте происшествия, об этом вообще никто не спрашивал.

Вместе с тем существует официально приобщенная к следственным документам «Информация о ДТП», составленная в день аварии и подписанная начальником УГАИ УМВД Украины в Ривненской области П.Луцюком, который в тот день был на месте ДТП. В документе указано, что на место выезжали начальник УМВД А.Француз, его заместитель Жоган и еще немало разных начальников. Казалось бы, компетентные показания таких свидетелей не грех было принять во внимание. А установлено ими, как указано в «Информации», что Жежук Ф. А., двигаясь «с превышением скорости, (тормозной путь 150 м), допустил столкновение с автомобилем «Форд-Эскорт»... под управлением водителя Масича». Из описания места ДТП: «участок дороги — горизонтальный... в профиле — продольный уклон 4—4,5%». Есть также «горизонтальная разметка в зоне сечения... Предупредительные дор. знаки, знаки приоритета на подходах к перекрестку в наличии».

Из газетных материалов известно, что столкновение произошло как раз напротив поста ГАИ, незадолго до того ликвидированного. Был там по причине наличия холмика, то есть — «повышения на пути на 4—4,5%», из-за которого должно было появиться «шевроле» Жежука, и знак ограничения скорости до 50 км/ч. Он в материалах дела не фигурирует. Добросовестное следствие обязано было установить, когда именно был снят знак — ДО или ПОСЛЕ аварии. Нигде, кроме приведенного и не принятого во внимание документа, не упоминается и возвышенность на пути, которая могла бы помешать Н.Масичу своевременно увидеть встречный автомобиль. Вопрос перед экспертизами об этом даже не ставился.

Следствие не пыталось выяснять, какие дорожные знаки находились «на подходах» к месту происшествия, факт чего официально удостоверен весьма солидными лицами. И, что особо удивляет, во время проведения следствия тормозной путь автомобиля-убийцы не измерен, а указанный в «Информации о ДТП» — проигнорирован.

Удивляет, что те 10,3 метра — след волочения измятого в гармошку «форда» ПОСЛЕ его столкновения с «шевроле» — фигурировали в материалах дела как тормозной путь «форда» ДО столкновения. Те названные потерпевшими Жежуками 10,3 метра могли бы соответствовать «установленной следствием» скорости «форда» в 40 км/ч — если бы были тормозным путем. Но они не были им!

И еще один небезосновательный вопрос: мог ли трезвый водитель-профессионал с большим опытом без какой-либо нужды спешить пойти на риск поворота перед носом «шевроле», увиденного издали? Мог ли «форд» пролететь после столкновения около 25 м, несколько раз перевернувшись, если скорость управляемого должностным лицом автомобиля в действительности равнялась 90 км/ч? Мог ли он при этих условиях быть разбит в лепешку, а на погибших и пострадавших не осталось неповрежденного места? Не могло ли повлиять на ход событий и то обстоятельство, что господин Жежук в тот день торопился успеть на день рождения главы обладминистрации? Из материалов дела не вытекает, что вопрос о связи характера повреждений и скорости участников ДТП был поставлен перед экспертизой. Нигде не указано также, что именно сделал г-н Жежук для того, чтобы избежать наезда, и почему не свернул в сторону, если никаких других машин на дороге не было?

Никого из следователей не заинтересовал вопрос, имел ли господин Жежук право на управление автомобилем, за рулем которого находился? Из «Информации о ДТП» УМВД известно лишь, что машина принадлежала «ВМТЗ Ривненского облавтодора». Однако в деле — ни копии ее техпаспорта, ни копии удостоверения водителя г-на Жежука. В газетных публикациях упоминается, что у Жежука было плохое зрение и он уже попадал в аналогичное происшествие со смертельным исходом для второго участника, происшедшее в Рокитнянском районе Ривненской области. Медэкспертизы по зрению тоже, конечно, не было, хотя на ней настаивали пострадавшие и их адвокат. Как не было и документов, подтверждающих, что уважаемый господин никогда не привлекался к ответственности за подобные случаи.

Удивляет, что из дела исчез ряд фотографий и материалов видеосъемки, которые, по утверждению жен погибших, убедительно свидетельствовали о невиновности покойного. Подтверждая решение о закрытие дела, суд не обратил внимания на странную «оговорку» его автора, на которую указал Верховный суд: дело, возбужденное против Ф.Жежука как подозреваемого было закрыто относительно Н.Масича.

И все это называется полным и объективным следствием?! Что же тогда представляет собой следствие неполное и необъективное?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно