Какое убийство является заказным?

17 декабря, 2010, 18:00 Распечатать Выпуск №47, 17 декабря-24 декабря

«Генпрокуратура больше не считает убийство Гонгадзе заказным». «Действия экс-главы Министерства внутренних дел Юрия Кравченко также нельзя трактовать как заказ, он только дал указание убить Гонгадзе», — сказала на пресс-конференции Валентина Теличенко, представитель Мирославы Гонгадзе.

«Генпрокуратура больше не считает убийство Гонгадзе заказным». «Действия экс-главы Министерства внутренних дел Юрия Кравченко также нельзя трактовать как заказ, он только дал указание убить Гонгадзе», — сказала на пресс-конференции Валентина Теличенко, представитель Мирославы Гонгадзе.

13 лет назад я работал заместителем начальника Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Украины.

В органе Координационного совета генеральных прокуроров стран СНГ «Прокурорская и следственная практика» (№3, 1997 г., Москва) опубликована статья «Новые возможности раскрытия заказных убийств, других тяжких преступлений». Содержание статьи было темой обсуждения на двух международных семинарах в Харькове и Минске. Предложения и выводы были поддержаны научными и практическими работниками. В Украине исследование отдельным изданием было направлено в прокуратуры всех городов и районов.

Некоторые положения общего характера я вынужден напомнить и дополнить дефинициями о заказном преступлении и заказчике. Особенно это важно после появления в Интернете заявления, что отрезанная голова не вписывается в заказное убийство, хотя убийство совершено по прямому указанию министра внутренних дел!

Есть все основания считать, что убийства, в том числе и заказные, существуют столько, сколько и история человечества. В своде законов царя Хаммурапи (XVIII век до нашей эры) находим: «Если жена позволила убить своего мужа ради другого мужчины, (то) эту женщину должны посадить на кол». В государстве шумеров судебные решения писались на глиняных табличках. Одно из таких решений свидетельствует, что жрец Лу Иннин был убит по заказу жены. Вместе с тремя исполнителями к смертной казни осудили и вдову. Вот так понимали заказное убийство в те далекие времена!

Это варианты заказного убийства на бытовой почве, но в литературных памятниках Древнего Востока сохранялись сведения об убийствах правителей государств с целью захвата власти.

Летописи сохранили такие факты и в истории Киевской Руси. Особенно отличился в начале XI столетия князь Святополк, который после смерти 15 июля 1015 года князя Владимира решает убить своих братьев с целью единоличного захвата власти. Вот лишь некоторые подробности заказных убийств. Святополк решает первым убить князя Бориса и поручает совершить это убийство вышгородскому боярину Путшу, который непосредственно и организовывает убийство князя и его слуг. Перебив охрану и слуг, убийцы пронизывают шатер копьями и тяжело ранят Бориса, о чем сообщают Святополку, который посылает варягов добить Бориса, что они и делают.

После этого Святополк вызывает из Ростова брата Глеба и поручает убить его. Непосредственным исполнителем стал повар Глеба Торчин.

Затем Святополк посылает убийц в Венгрию, где женился и проживал его третий брат Святослав. Убийцы выполнили заказ. Возможно, это первое документально зафиксированное заказное убийство на территории другой страны.

Было у Святополка 11 братьев, но четвертый, Ярослав, прозванный за свои дела Мудрым, дважды разбивает войско Святополка. Святополку удалось бежать, но через некоторое время он сошел с ума и погиб.

Останавливаюсь на этих подробностях потому, что уже с XI века документально зафиксировано четкое различие между заказчиком и непосредственным организатором убийства. Но затем об этом забыли и стали отождествлять заказчика и организатора.

Почему сегодня не хотят квалифицировать умышленные убийства как заказные? Среди практических работников распространено ошибочное мнение о том, что умышленное убийство можно отнести к категории заказных убийств только после раскрытия преступления, выхода на заказчика. Некоторые переносят это на стадию рассмотрения дела в суде. Такой подход не способствует целенаправленной организации работы по раскрытию заказных убийств.

Для опровержения такого мнения автор еще в 1995 году проанализировал состояние раскрываемости заказных убийств. И вычленил те криминалистические факторы (признаки), которые отличают заказные убийства от других умышленных убийств, что дает возможность сделать вывод о заказном убийстве не только на месте происшествия, но и на стадии приготовления или покушения на убийство.

Парадоксальность ситуации в том, что, с одной стороны, критерии определения принадлежности того или иного убийства к категории заказных очевидны, с другой — многие оперативные и следственные работники, обладая информацией, свидетельствующей о признаках заказного убийства, не анализируют эту информацию именно под этим углом зрения.

Причин такой настойчивости несколько: главная — нежелание взять на себя ответственность за раскрытие заказного убийства, что ведет на практике к конфликту розыска и спецподразделений по борьбе с организованной преступностью. Оставим при этом в покое коррумпированные связи оперативных, следственных работников с преступными группировками, а также низкий профессиональный уровень оперативных и следственных работников, другие причины.

Какое убийство можно и нужно считать заказным? Слова «заказать», «заказчик» произошли от старинного «заказывати», которое встречаем в грамоте митрополита Киприана Псковскому духовенству в 1395 году. Сейчас в уголовном кодексе России употребляется словосочетание «убийство по найму». Вместе с тем в научной литературе можно встретить и термин «заказное убийство». На мой взгляд, это более удачная терминология, так как суть заказного убийства для заказчика не в найме исполнителя, а в даче приказа, команды, поручения — убить, взорвать, уничтожить.

Понятие «убийство по найму» более применимо к заказным убийствам на бытовой почве, к редким фактам, где заказчик и исполнитель действуют самостоятельно без привлечения других соучастников. Не отрицая возможности его применения, подчеркну, что понятие «заказное убийство» более емкое, ему присущи свои особенности и признаки.

Украинский законодатель употребляет словосочетание «убийство, совершенное по заказу».

Лексическое содержание слова «заказ» — поручение, приказ, распоряжение, предписание. В этом суть заказного преступления вообще. Заказчиком может быть как физическое лицо, так и группа лиц или преступная организация.

Юридическое содержание слова «заказ», «заказывать», «заказать» — это характер деяний, запрещенных уголовным законом, которые поручает выполнить заказчик. Характерно, что смысл слова «заказ» идентичен английскому слову — order — заказ, fill an order — исполнять заказ, поручение. Как раз это содержание слова мы и будем иметь в виду.

Заказное убийство — это умышленное насильственное лишение действиями других лиц жизни человека (группы или неограниченного круга лиц) по заказу физического лица, преступной организации или государства.

Это, как правило, тайное кровавое средство достижения действиями других лиц властных, политических, идеологических, религиозных, расовых, криминальных и иных целей. И это касается не только заказных убийств, но и любых заказных преступлений.

Уголовное законодательство Украины и России, предусматривая ответственность за заказное убийство (убийство по найму), обошло вниманием главное виновное лицо — заказчика, отождествляя его с организатором. Но практика свидетельствует о том, что лишь в редких случаях заказчик и организатор — одно лицо, а в большинстве — заказчик самостоятельный вид соучастия и главное действующее лицо.

На повестке дня вопрос о признании, узаконивании института заказчика, который, на мой взгляд, органично вписывается в институт соучастия. Напрашивается параллель с понятием «организатора», которого до принятия Основ уголовного законодательства 1958 г.
долгие годы не знало наше законодательство, хотя употреблялись такие понятия, как «организация», «банда», «шайка» (обозначенные этими словами производители действия не могли обходиться без лидера — организатора). Похоже, что такова же судьба понятия «заказчик». На практике он «работает», существует, но не является «членом семьи» института соучастия.

Действия заказчика находятся в причинной связи с последствиями преступной деятельности других соучастников, а умышленный характер его деятельности не вызывает сомнения. Без поручения заказчика преступление совсем бы не произошло.

В основу разграничения отдельных видов соучастия взят объективный критерий, а именно: характер участия каждого в совместном совершении преступления. Но этого «не замечают», если речь идет о заказчике. Рассмотрим этот институт более детально.

Существующее представление о четырех видах соучастников требует переосмысления. И этот вопрос висит уже 13 лет! Ну не хотят законодатели видеть себя в заказчиках! Есть еще одна причина. Так называемая пятая власть, которой президент Леонид Кучма еще при первом избрании обещал дать бой. К сожалению, даже термин «пятая власть» уже не употребляется ни политиками, ни руководителями правоохранительных органов не потому, что одолели организованную преступность на уровне «пятой власти», а потому, что добрые намерения так и остались намерениями. И «возвышающий обман», от кого бы мы его ни услышали, не работает ни на авторитет государства, ни на пользу народа Украины.

Не все покушения на жизнь и в прежние времена раскрывались с установлением заказчиков. Например, известный юрист А.Кони вспоминал, что три года продолжалось следствие по факту покушения на жизнь вице-премьера в отставке С. Витте. После смерти Казанцева, который заложил в печь дома Витте два взрывчатых устройства, дело было закрыто, так как французское правительство не выдало второго обвиняемого Федорова. Кони обратил внимание Витте, что «следует настаивать на доследовании дела, так как не были установлены другие лица, другого общественного положения, чем исполнители, и не были установлены связи исполнителей с ними, то есть с заказчиками этого преступления».

Из этого меткого замечания известного юриста следует вынести урок и современным оперативным работникам, и следователям, как при проведении оперативных мероприятий, так и при планировании следствия, учесть, что осуждение исполнителей, пособников, других соучастников без установления заказчика (заказчиков) не дает оснований считать дело законченным. В этом случае материалы дела на заказчика должны быть выделены в отдельное производство и его розыск необходимо продолжать.

Например, соучастники при заказных убийствах — это не только отдельные лица (заказчик, организатор, посредник, подстрекатель, пособник, исполнитель), чаще всего — это отдельные группы лиц. Они выполняют самостоятельные промежуточные задачи: собирают сведения относительно намеченной жертвы, подбирают исполнителей, пособников, посредников, обеспечивают техническую сторону операции: подготовку транспорта, приобретение оружия, связи, отрабатывают маршруты появления будущей жертвы, определяют место и время нападения, прикрытие исполнителей и тому подобное. Все это необходимо иметь в виду как при проведении оперативной работы, так и при расследовании дел, чтобы охватить весь круг соучастников и для правильной квалификации их действий.

Важно учесть и то, что заказчик является соучастником (предполагается распределение ролей), что характер его участия не охватывается конкретными статьями Особенной части уголовных кодексов, поэтому его надо рассматривать как институт Общей части уголовного права.

Каково же место заказчика в иерархии соучастников?

Если критерий истины — практика, то обратимся к ней. А практика свидетельствует, что решение относительно убийства принимает одно лицо — заказчик или группа лиц — заказчики. Это поручение передается, как правило, через доверенное лицо (посредника) конкретному лицу, для осуществления организации убийства. Заказчик и непосредственный организатор «технологии» убийства, как правило, не совпадают. Действия заказчика — это фактически приказ, распоряжение другому лицу или дача согласия (если решение принимается коллективно) на предложение иных лиц (членов организованной преступной группы, преступного сообщества, преступной организации) на убийство конкретного лица или группы лиц. Такие действия представляют повышенную общественную опасность, их нужно признавать преступлением и они же являются отдельным видом соучастия.

Под заказом на совершение преступления следует понимать дачу поручения, приказа, указания, команды, предписания, то есть любого властного распоряжения в любой форме о совершении конкретного преступления. Именно поэтому убийство Гонгадзе является заказным!

Заказчиком признается лицо или организованная преступная группа, или преступная организация, заказавшие совершение преступления. В этом суть характера участия заказчика в совместной деятельности.

Нельзя не учитывать и то, что общественно опасные действия всех соучастников являются производными от поручения заказчика.

Заказчика нельзя отождествлять с организатором, ибо все бремя организации совершения преступления или руководства его совершением ложится на других лиц. Именно в этом его отличие от организатора, выполнявшего волю заказчика. Особенность заказчика не только в том, что он принимает решение и дает поручение организатору (чаще через посредника) о совершении преступления и финансирует его, но и в том, что он начинает действовать раньше других. На этот важный момент обращалось внимание еще в Своде Законов Российской империи.

К главным виновным лицам, участвующим в совершении преступления, Уложение относило, во-первых, лиц, которые распоряжались или управляли действиями других, во-вторых, лиц, которые приступили к действиям прежде других. Второй признак как раз и характерен для заказчика.

Особенность и в том, что заказчика от организатора, других соучастников могут разделять тысячи километров и лишь в исключительных случаях лицо заказчика и организатора могут совпадать.

Заказчика нельзя отождествлять и с подстрекателем, ибо он никого конкретно не склоняет к совершению преступления. Он по своему общественному положению или преступному (воровскому) статусу выше любого соучастника. Достаточно его волеизъявления. Как в нашем случае — достаточно преступного приказа министра внутренних дел.

У заказчика свое лицо, и характер его заказа более опасный, чем действия организатора или любого другого соучастника потому, что именно заказ преступления и есть пружина, запускающая (во многих случаях инкогнито через посредника) работу всего механизма, который будет создан без участия заказчика.

Совокупность этих особенностей характера общественно-опасных действий заказчика и дает основания выделить эти действия в отдельный вид соучастия.

Но увы! Объявляя войну терроризму, правители не хотят видеть, что заказные преступления также должны иметь особый статус преследования по всему миру, без сроков давности. Этому будет способствовать квалификация действий заказчика как действия наиболее опасного соучастника с повышенной ответственностью и с полной конфискацией имущества, в том числе его близких.

Тогда никому не придет в голову приказ министра убить рассматривать как бытовое преступление.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно