ИЗНАНКА СУДЕЙСКОЙ МАНТИИ

28 ноября, 2003, 00:00 Распечатать

Что случается с судьями, осмелившимися принять решения, неугодные сильным мира сего? «ЗН» решило проанализировать существующую тенденцию, исходя из конкретных примеров...

 

Что случается с судьями, осмелившимися принять решения, неугодные сильным мира сего? «ЗН» решило проанализировать существующую тенденцию, исходя из конкретных примеров. Конечно, говорить здесь можно только о совпадениях. Потому что совершенно исключительный характер носит откровенность, которую позволил себе как-то Валерий Евдокимов — президент Союза юристов Украины, член Высшего совета юстиции. Предлагая уволить судью Ю. Василенко, возбудившего уголовные дела в отношении Л.Кучмы, В.Евдокимов что думал, то и написал: «Василенко Ю.А., принимая это постановление, за основу взял заявления оппозиционных депутатов, направленные против политики Президента Украины, что, безусловно, является политической деятельностью со стороны судьи». Напомним, что по закону политическая деятельность судьи категорически запрещена. Правда, об уточнениях насчет совпадения-несовпадения с политической линией Президента речь там не идет.

Несмотря на то, что остальные представители юридической и прочей элиты не столь искренни, дальнейшее развитие карьеры судьи, последовавшее за принятием неугодных решений, прослеживается достаточно четко. Любопытно и поучительно, что от ответственности за «неверное» решение не освобождает никакая выслуга лет. Разумеется, речь идет не столько о трудовом стаже, сколько о множестве «вердиктов», по которым правовая позиция судьи счастливо и ко взаимному удовольствию совпадала с интересами власти.

Рассматривая нижеизложенные примеры, мы не говорим о гипотетической материальной заинтересованности судей. Мы исходим из того, что даже если текст судебного решения однозначно свидетельствует: при его вынесении не руководствовались ни буквой, ни духом закона — само по себе это еще не доказывает, что судья «продал дело». Утверждать это можно, лишь имея веские, процессуально полноценные доказательства. Если, конечно, мы хотим, чтобы хоть внуки наши узнали: для того чтобы жить в правовом государстве, необязательно покидать пределы Родины.

«Действующий резерв» третьей власти

Еще несколько лет назад судья А.Денисов был на хорошем счету и его карьера обещала быть успешной. Но в последнее время что-то не заладилось. Уже 12 месяцев он, исполняющий обязанности, ожидает назначения на пост председателя Бориспольского городского суда Киевской области.

Явных причин, свидетельствующих о его несоответствии данной должности, нет. По распоряжению председателя Совета судей Украины В.Кривенко, в июле нынешнего года была проведена проверка состояния организации работы Бориспольского горсуда. Как указано в итоговой справке, работа там организована удовлетворительно, и.о. председателя А. Денисов относится к ее организации с должным вниманием. Есть ряд замечаний, среди которых и наказ «обеспечить систематическое повышение государственными служащими суда деловой квалификации». То есть фактически ситуация в суде довольно благополучна, а указанные недоработки — такие, как у всех.

Что же не как у всех? Рискнем предположить, что из общего ряда служителей Фемиды судью Денисова выделяет принятое им решение по иску трех известных лиц: С.Головатого, А.Жира и В.Шишкина. Сама по себе компания подобралась специфическая, в том смысле, что страшно раздражали они власть своими высказываниями и действиями. А тут еще дело было в разгар пресловутого «кассетного скандала», в котором народные депутаты также сыграли свою роль.

8 декабря 2000 года они вернулись из служебной командировки из Вены. На украинской таможне их, невзирая на особый статус, наличие дипломатических паспортов, грубо, как говорят в народе, прошмонали.

Наверное, таможенники решили, что Родина находится в опасности, и ввели на отдельно взятом пропускном пункте чрезвычайное положение. В результате изъяв видеокассету с записями объяснений бывшего офицера госохраны Николая Мельниченко.

Уединившись, таможенники, в отсутствие владельцев кассеты, отснятый материал за какие-то 20 минут ухитрились засмотреть до такой степени, что когда кассету, наконец, вернули, оказалось, что звук и изображение на ней повреждены и восстановлению не подлежат.

Как установит потом судебно-криминалистическая экспертиза, первичная видеозвукозапись на кассете была доброкачественной. Повреждена она была под влиянием внешнего магнитного поля. Согласно заключениям экспертов, на рентгенаппаратах, используемых в Бориспольской таможне для проверки багажа пассажиров, получить такие повреждения видеофонограмма не могла. Тупо, но эффективно, не правда ли?

В новостях потом неоднократно показывали, как во время досмотра Сергей Головатый в сердцах размахивал предметами собственного туалета на глазах у изумленной публики. К счастью, этим не ограничились. Депутаты обратились с иском в суд, который подтвердил очевидное: народный избранник пользуется статусом неприкосновенности и делать исключения из этого правила — не в компетенции таможенной службы.

Ну не наивно ли теперь вопрошать судье, принявшему такое решение, почему его не назначают на должность? Кому, спрашивается, нужен глава городского суда, на которого нельзя положиться «в минуту жизни трудную»?

Несколько показательных нюансов, касающихся данного дела и независимости украинских судей вообще. Из пояснения и.о. председателя Бориспольского городского суда Денисова председателю Государственной судебной администрации Украины В.Карабаню: «Борисполь город небольшой, и о приезде 19.03.03 г. из администрации Президента Украины комиссии по поводу проверки работы председателя городского суда сразу же стало известно. Не было тайной, куда они обращались, какие вопросы выясняли. Все заинтересованные лица также обратили внимание, что ни один из проверяющих не приехал в суд и не встретился с его работниками. В таких условиях трудно было рассчитывать на непредвзятость выводов проверки. Вышеприведенные факты это подтверждают». «Новостью для меня стало то, что против моего назначения на должность председателя суда выступают заместитель председателя Киевской областной государственной администрации Петренко, начальник Киевского областного управления юстиции Ященко и бориспольский городской голова Придатко…

Очень трудно что-то сказать, не обидев автора докладной записки, по поводу его утверждения о моих угрозах в адрес «…отдельных должностных лиц местного самоуправления», а только скажу, что это клевета, не достойная человека, работающего в таком уважаемом учреждении».

«Главное ударение в докладной записке сделано на решении по делу по иску Головатого, Жира и Шишкина, вынесенном 5.03.01 г. Постановлением судебной коллегии по гражданским делам Киевского облсуда от 3.04.01 оно было оставлено без изменений. Постановлением президиума Киевского облсуда эти решения были отменены на том основании, что суд не принял во внимание разъяснение пленума Верховного суда Украины с изменениями, внесенными 25.5.01 г., то есть уже после рассмотрения судом дела по сути».

В конце концов высшая судебная инстанция подтвердила правоту первоначального решения, принятого Денисовым по сути.

По сей день в «уважаемом учреждении» вершат судьбу и.о. председателя Бориспольского городского суда Денисова.

Отечественная судебная система испытывает колоссальную нехватку квалифицированных кадров. Существует целый ряд распоряжений, направленных на преодоление столь плачевной ситуации. Это — на бумаге. На деле — в «действующем резерве» находятся судьи, профессионализм которых не вызывает сомнений. Их беда в том, что они слишком буквально, по мнению власти, восприняли конституционное положение о независимости третьей ветви власти.

Даже в том случае, если бы это был один-единственный, из ряда вон выходящий факт, он достоин внимания общественности. Но беда в том, что сегодня можно говорить о наметившейся тенденции.

Подобная ситуация сложилась в Запорожье. Около 11 месяцев в той же уважаемой инстанции решается вопрос о назначении судьи апелляционного суда Запорожской области на должность заместителя председателя этого суда. Не исключено, что его судьба будет решаться заодно с судьбой руководителя данного суда Кравцова. И пока что ничего хорошего звезды им не сулят.

Есть веские основания предполагать, что причиной нерасторопности администрации Президента в данном случае также является обнаруженная руководством суда политическая близорукость. Проявилась она в непонимании исторической миссии, неумолимо возрастающей руководящей и направляющей роли социал-демократии во всех без исключения аспектах жизнедеятельности государства. Результатом этой вопиющей политической незрелости стало принятие решения, непосредственно касающегося одного «металлоломного дела».

«А напоследок я скажу»…

Было время, небезызвестный широкой общественности, ныне бывший председатель Печерского районного суда столицы Николай Замковенко рассматривал громкие дела и часто появлялся на телеэкранах. Обласканный самим В. Медведчуком, Н.Замковенко с уверенностью смотрел в завтрашний день и выглядел очень независимым. Когда он и почувствовал себя соответственно, наступило разочарование. Шаг в сторону — и пошла торжествовать уже, казалось, безнадежно запоздавшая справедливость.

Таким шагом стали решения, вынесенные в пользу Юлии Тимошенко. Эти судебные заседания, превратившиеся, благодаря несомненно таланту Н. Замковенко, в маленькие спектакли, привели к известному финалу. Народу открылась вся глубина падения известного судьи.

О каких только грехах не поведали миру сотрудники компетентных учреждений! Н.Замковенко обвинили в необоснованном оправдании подсудимых и вынесении безосновательно мягких приговоров. Оказалось, что, несмотря на настойчивые напоминания прокуратуры, Н.Замковенко мог по три года не назначать дело к рассмотрению. По делу, где приговор предусматривал 10 лет лишения свободы, ни осужденный, ни его адвокат около года не могли ознакомиться с протоколом судебного заседания.

Рассмотрение одного из уголовных дел откладывалось ни много ни мало — 18 раз. На протяжении 1999—2000 годов прокуратура восемь раз безрезультатно обращалась с требованием передать материалы этого дела с целью проверки законности и обоснованности решения. Но Н.Замковенко было недосуг: то протокол не готов, то суд загружен, то инвентаризация дел идет, то сам он плохо себя чувствует. Как утверждают теперь, Замковенко вообще когда не хотел, материалы дел не предоставлял — и все тут, хоть ты что хочешь делай.

По информации отделов исполнения наказаний, даже вынесенные приговоры не поступали к исполнению. Оказалось, Н.Замковенко мог вынести решение без проведения судебного заседания, исследования доказательств по делу. Видимо, не безосновательно полагая, что это — устаревший ритуал, не оказывающий реального влияния на содержание решения суда.

Тем не менее, многочисленные обращения обиженных к председателю Киевского городского суда оставались без реакции, поскольку «спускались» для надлежащего реагирования… тому же Замковенко.

Как раз в то время, когда в соответствующие инстанции хлынул поток жалоб на вопиющие нарушения закона, допускаемые председателем Печерского райсуда, на него самого обрушился золотой дождь наград и званий, свидетельствующих, что его профессиональные достижения признаны на самом высоком уровне.

Как же оценивала власть деятельность судьи в период, описанный нами выше? Высоко и, по правде говоря, в значительной степени преувеличивая роль судьи в области защиты прав и интересов граждан. Уже через три месяца после выхода указа Президента о назначении Н.Замковенко председателем центрального райсуда столицы — 9 сентября 1998 года — ему присваивают почетное звание заслуженного юриста «за весомый личный вклад в укрепление законности и защиту прав граждан, высокий профессионализм». 15 февраля 2000 года — новый указ. «За весомые достижения в профессиональной деятельности, многолетний добросовестный труд» Н.Замковенко жалуют отличием Президента — орденом «За заслуги» третьей степени.

Уже потом соответствующие инстанции начнут сокрушаться, что много раз пытались найти управу на судью. И что, оказывается, именно на протяжении 1998—2001 годов «систематически поступали жалобы граждан и запросы народных депутатов» относительно нарушений им закона и совершения дисциплинарных проступков. Но только после вынесения решения по делам Ю.Тимошенко квалификационная комиссия и ВСЮ начнут наперегонки, принципиально, последовательно и не взирая на лица бороться за торжество справедливости. Только 18 июня 2001-го ВСЮ открыл производство относительно Замковенко по особым обстоятельствам. Через месяц выходит указ Президента о его увольнении с должности судьи.

А как же те, кто не только закрывал глаза на деятельность Н.Замковенко, но и регулярно поощрял ее высокими наградами и званиями? Наверное, сильно разочарованные человеческой неблагодарностью, заполняют новые наградные листы.

Что еще представляется любопытным в данной связи. Сколь долго и плодотворно трудился в Печерском районе столицы Н.Замковенко — никто ничего подозрительного не замечал. А стоило мукачевскому судье В.Заборовскому принять «не то» решение, касающееся выборов, реакция была молниеносной. Член Высшего совета юстиции, несмотря на то, что на носу — выходные, летит в Мукачево разбираться. Как известно, подозрительной эта стремительность показалась и представителю Верховного суда, сделавшему вывод о том, что характер обращений члена ВСЮ по данному поводу, изложенные в них обстоятельства, оперативность и методы проведения проверки в выходные дни, несоответствия действий ВСЮ требованиям регламента «позволяют сделать вывод о наличии признаков вмешательства в осуществление правосудия и влияние на судей».

Но когда на кону судьба выборов, тут не до «формальностей», правда?

«Бородинская» битва

Совершенно вопиющим даже на фоне наших реалий можно назвать дело Михаила Бородина — зампредседателя апелляционного суда Харьковской области, руководителя палаты по гражданским делам. Коллеги по юридическому цеху отзываются о нем на редкость хорошо. Профессионал, один из сильнейших цивилистов, у которого практически нет отмененных решений, показатели работы возглавляемой им палаты — одни из лучших в Украине.

М.Бородин принял «не то» решение, касающееся выборов в Харьковский горсовет. Решение не было отменено высшими судебными инстанциями и вступило в законную силу. Это означает, что оно обязательно для исполнения и более обсуждению на предмет законности не подлежит. Однако это теория. Вот что происходит на практике.

Народные депутаты Добкин, Каратуманов, Святош обратились в Высший совет юстиции по поводу нарушения отдельными должностными лицами Харьковской области норм действующего законодательства. Из обращения следовало, что председательствующий в судебной коллегии судебной палаты по гражданским делам апелляционного суда Харьковской области М.Бородин сознательно допустил существенные нарушения избирательного и гражданского процессуального права.

Как следует из протокола заседания ВСЮ от 13 июня 2002 года, бывший председатель Верховного суда Виталий Бойко отметил по поводу этого дела, что в данном случае народные депутаты не могут быть субъектами обращения. В.Бойко категорически возражал против проведения любой проверки, поскольку решение вступило в законную силу и не было отменено. Он также отметил, что Конституционный суд Украины совершенно четко определил компетенцию народных депутатов Украины по этому поводу и категорически возражал против открытия производства.

Протокол заседания свидетельствует, что Высший совет юстиции постановил отказать в открытии производства по данному вопросу.

Далее обратимся к депутатскому запросу, подписанному народным депутатом Степаном Хмарой. «Ко мне поступила документально подтвержденная информация о подделке с использованием служебного положения постановления Высшего совета юстиции №338 от 13 июня 2002 года, а также внесение заведомо неправдивой информации в Докладную записку члена Высшего совета юстиции А.Селиванова. В соответствии с полученной мною информацией, требующей проверки, 13 июня 2002 года ВСЮ… рассмотрела вопрос об увольнении с должности за нарушение присяги судьи Дзержинского райсуда г.Харькова В.Федосенко и судьи апелляционного суда Харьковской области М.Бородина».

Подготовленным к заседанию проектом решения по этому вопросу предлагалось открыть производство о нарушении присяги этими судьями. По результатам рассмотрения материалов дела состоялось голосование. За принятие такого решения высказались восемь членов ВСЮ. Решение ВСЮ принимается большинством ее конституционного состава (20 членов). То есть, для принятия решения необходимо 11 голосов «за». Значит, решение не было принято.

Из депутатского запроса: «Предложенное проектом решение принято не было. Несмотря на это, член ВСЮ С.Кивалов, председательствующий на этом заседании, от имени председателя ВСЮ подписал документ, именуемый «Постановление Высшего совета юстиции» и датированный 13 июня 2002 г. В этом документе отмечается, что ВСЮ постановил:

«1. Открыть производство о нарушении присяги судьей… апелляционного суда Харьковской области М.Бородиным».

Итак, заведомо зная, что такое решение на заседании ВСЮ принято не было, С.Кивалов подписал официальный документ (который является актом Высшего совета юстиции).

О составлении и подписании С.Киваловым такого документа свидетельствует фотокопия указанного постановления, скрепленная печатью секретариата ВСЮ, с надписью «С оригиналом сверено», заверенным руководителем секретариата ВСЮ Шинкарем».

Далее в депутатском запросе речь идет о том, что Селиванов, использовав заведомо подложный документ (он был на заседании и знал, что решение по этому вопросу не принималось), требует у Бородина объяснений.

По информации С.Хмары, оригинал поддельного постановления ВСЮ был уничтожен после неудачного использования его копии. О подделке названных выше документов, как указывается в депутатском запросе, свидетельствует также тот факт, что решение об открытии производства относительно увольнения судьи Бородина было принято ВСЮ только 29 ноября 2002 года (спустя пять месяцев).

Следует отметить, что Генпрокуратура провела проверку данной информации и не нашла ей подтверждений. Правда, проверка эта проводилась весьма своеобразно. В частности, члены ВСЮ, сообщившие об этом, вообще не были опрошены. В результате все списали на забывчивость по причине перегрузки.

Таким образом, создан весьма опасный прецедент. Бородин уволен Президентом на основании представления Высшего совета юстиции в нарушение предусмотренной законом процедуры увольнения судьи с административной должности. Законный алгоритм действия в подобных случаях таков: Совет судей обращается к председателю Верховного суда Украины с рекомендацией об увольнении судьи с административной должности. Председатель ВС обращается к Президенту, а Президент уже принимает соответствующее решение.

Постановление по делу принималось коллегиально, в составе трех судей Апелляционного суда Харьковской области. Но речь идет об увольнении с должности только одного судьи. Что это за избирательность такая? У нас больше не существует тайны совещательной комнаты?

«Решение ВСЮ об увольнении меня с должности судьи, — указывает в своей жалобе, направленной в Шевченковский райсуд Киева, М.Бородин, — подписано неполномочным лицом — Киваловым С.В. В соответствии с ч.3 ст.19 Закона Украины «О Высшем совете юстиции» председатель ВСЮ работает на постоянной основе. Кивалов С.В. является народным депутатом Украины и исполняет обязанности председателя Высшего совета юстиции».

Кстати, злоключения, связанные с принятием судьей Бородиным того злосчастного решения, не ограничились кознями ВСЮ. В отношении М.Бородина харьковской прокуратурой возбуждаются уголовные дела. Впоследствии суд постановил закрыть производство по этим делам ввиду отсутствия в его действиях события преступления.

Тем не менее. насколько известно сегодня, Бородина все-таки решили «добить» до конца. Теперь работают над тем, чтобы лишить его должности судьи.

Говоря о деле Бородина, нельзя не вспомнить судью Шевченковского райсуда столицы Зинаиду Антошину. Ее решение по делу Бородина вызвало искреннее удивление многих, кто не впервые слышал имя З.Антошиной в контексте правоприменительной практики. Что ж, следует отдать ей должное: суд осмелился жалобу М. Бородина к Высшему совету юстиции удовлетворить, признать незаконным и отменить решения Высшего совета юстиции от 29 ноября 2002 года и 17 марта 2003 года. Больше всего удивились такому повороту событий в Высшем совете юстиции.

Когда все пришли в себя, сразу же начались активные, хотя и неафишируемые действия по изучению биографии г-жи Антошиной. Не напутала ли она чего со своим годом рождения, не отняла ли годок-другой? Разумеется, не из кокетства и исконного женского стремления любой ценой казаться моложе. Дело в возрастном ограничении возможности отправления правосудия, предусмотренном законом. Есть ведь случаи, когда известные в столице судьи в своем стремлении подольше послужить Отечеству шли на фальсификацию собственных документов, отбрасывая пару лишних лет.

Насколько известно, оперативная деятельность, направленная на установление точной даты рождения судьи З.Антошиной, не привела к требуемым результатам. Но все равно, как говорится, мало ей не показалось. Не посмотрели даже на то, что до отставки ей — всего ничего осталось.

Фальсификация из любви к искусству?

Судьи апелляционного суда Киевской области А.Коротких, К.Леонтович, И.Ященко вынесли решение о закрытии уголовных дел, возбужденных против народного депутата Ю.Тимошенко и других бывших руководителей ЕЭСУ. Эти дела не рассматривались судом по сути и были закрыты вследствие процессуальных нарушений, допущенных, по мнению суда, органами следствия.

Суд исследовал вовсе не наличие доказательств вины, а исключительно соблюдение норм процессуального закона, регламентирующего порядок возбуждения уголовных дел. То есть на самом деле решение апелляционного суда Киевской области вовсе не имело того исторического значения, как это хотелось бы самой Ю.Тимошенко, соратники которой трактовали его как признание невиновности. Но державе все равно стало обидно. И эту обиду она прощать не собиралась.

Судьи сами заметили несоответствие и направили исправленную копию в прокуратуру. Генеральная прокуратура… возбудила дело по факту служебного подлога. Основание — выявление расхождений в двух копиях постановления суда.

Состав этого преступления предусматривает существование специального субъекта — служебного лица, совершившего данное преступление. Значит, подделать документ мог только судья. Например, секретарь, перепечатывавшая документ, не является должностным лицом, а значит, речь не может идти о данной статье Уголовного кодекса. На момент возбуждения дела было известно лицо, в действиях которого следствие усмотрело признаки служебного подлога. Поэтому дело обязаны были возбудить не по факту, а в отношении лиц, подписавших постановление или его копии.

Но, возбудив дело по факту, хитроумная Генпрокуратура постаралась лишить троих судей права в судебном порядке обжаловать действия следствия, возбудившего уголовное дело фактически в их отношении. Ведь обыск производился в служебных помещениях, занимаемых именно этими судьями, изымались предметы, имеющие отношение именно к ним. У этих же троих судей отбирались образцы почерков.

Коротких, Леонтович и Ященко обратились в суд. Апелляционный суд Житомирской области констатировал, что в судебном заседании прокурор не смог указать, какой из текстов постановлений, имеющихся в распоряжении Генпрокуратуры, следует рассматривать как поддельный, а какой соответствует действительности. Установлено, что прокуратура не выяснила причины обстоятельств появления расхождений между текстом оригинала постановления, который не оспаривается, и копией этого же постановления. Не проведя необходимой проверки и не убедившись, внесены ли изменения, исправления и дополнения в оригинал постановления, сотрудник Генпрокуратуры 21 мая 2003 г. оформил рапорт. Уже на следующий день, также без каких бы то ни было проверок, было возбуждено уголовное дело.

Суд пришел к выводу: «Расхождения в текстах копии с оригиналом не составляют существенных противоречий, которые влияют на смысл или имеют существенную разницу в текстовом значении. Суд считает, что при большом объеме постановления, а это 27 печатных страниц, была допущена техническая ошибка, которую исправили при последующей сверке текста оригинала с копией… Суд приходит к выводу, что для возбуждения уголовного дела в отношении служебных лиц апелляционного суда Киевской области достаточных оснований не было».

Генпрокуратура обращается в Верховный суд с кассационным представлением на постановление апелляционного суда Житомирской области — настаивает на возбуждении дела «по факту». Несмотря на очевидность того, что если подделка совершена какими-то неизвестными лицами, то трое судей никак не могут быть свидетелями по этому делу.

Впрочем, положа руку на сердце в Генпрокуратуре это прекрасно понимают. И именно поэтому бывший генпрокурор С.Пискун в своем предложении об увольнении Коротких, Леонтович и Ященко «за нарушение ими присяги судьи», направленном Высшему совету юстиции, прямо указывает на факт возбуждения данного уголовного дела как на основание для увольнения этих судей. Мало того, еще 14 июля на пресс-конференции при всем честном народе С.Пискун откровенно заявил, что обвинение по данному делу будет предъявлено судье Коротких.

Показательно также, что, как следует из представления прокурора, следствие признает, что на момент возбуждения уголовного дела ему были неизвестны «причины расхождений в копиях постановления». Прокурор полагает, что они должны быть установлены в ходе следствия. Но ведь если прокурор чего-то недопонял — это ж еще не повод возбуждать уголовное дело.

«ЗН» неоднократно и подробно информировало своих читателей о том, как развивались события после возбуждения уголовных дел в отношении Президента судьей Василенко. В частности о том, как было сфальсифицировано решение ВСЮ по данному вопросу. О том, что уже вынося «приговор» «за нарушение присяги судьи», члены ВСЮ в заседании затруднялись сформулировать, в чем собственно заключалось это нарушение присяги и т.д.

Можно сказать, что по сей день юридическая общественность не пришла к единому мнению относительно того, может ли быть возбуждено уголовное дело судьей в отношении Президента. Пожалуй, добавить на этот счет можно лишь одно. В Украине существует практика возбуждения уголовных дел судьями. И, насколько известно, до Василенко не было прецедентов, когда ставился вопрос о привлечении к ответственности судьи, «собственноручно» возбудившего уголовное дело.

Общество может и должно требовать от судей законных решений. Но никто не имеет права требовать от них героизма. Сегодня же решение, идущее вразрез с интересами власть имущих, пусть и принимаемое в соответствии с законом, вполне может поставить «крест» на карьере судьи. Судья для власти — отнюдь не равные среди равных, так — «расходный материал».

Каждая расправа с судьей, подобная вышеописанным, очень «высокорентабельна» для тех, кто при власти. Ведь судьи и без газетных публикаций отлично осведомлены относительно того, какие последствия для них лично будут иметь принимаемые решения.

До 2001 года законодательно не был определен порядок назначения судей на административные должности. Затем примерно на протяжении года председатели апелляционных судов избирались судьями своих судов. Сегодня же назначение судьи главным образом зависит от одного человека — Президента Влияет ли это на независимость судей — вопрос риторический.

В то же время сегодня административные вроде бы должности председателей судов на самом деле являются реальными рычагами власти. Слишком сильна еще у нас традиция. А она предусматривает два обязательных ритуала: во-первых, относительно будущего решения по конкретному делу необходимо «посоветоваться» с председателем; во-вторых, дела распределяет председатель суда.

Так вот нет в Украине судьи, который не знал бы: если ведешь себя правильно, советами компетентных людей не брезгуешь, все у тебя сложится хорошо. Дела тебе будут распределять нормальные, по которым заинтересованные лица с пониманием относятся к нелегкому труду судьи и не на словах, а на деле готовы сочувственно отнестись к его финансовым проблемам. Нет — будешь всю жизнь «копаться» в безнадежных делах и получать «пинки» за несоблюдение процессуальных сроков. Соответственно совсем другая у тебя образуется статистика и послужной список.

Впрочем, что мы — все о грустном и о грустном. Справедливости ради надо отметить, что есть и другие, прямо противоположные примеры того, как Родина сполна отдает должное лучшим из своих сыновей.

30 января нынешнего года отдельным указом судья апелляционного суда Одесской области А. Чернушенко переводится в Киев. Спустя 12 дней, еще не успев толком осмотреться в столице, он становится председателем апелляционного суда г. Киева. Надежными и проверенными тружениками правосудия, в том числе приезжими из регионов, активно укомплектовываются такие стратегически значимые столичные суды, как Печерский и Шевченковский. Впереди — выборы. А также другие большие дела. И гражданские, и уголовные.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно