ИМЕЕТЕ ЛИ ВЫ ПРАВО НА ПЕНСИЮ ОТ ГЕРМАНИИ?

31 марта, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №13, 31 марта-7 апреля

Мне, как практикующему американскому адвокату, нередко приходят письма с просьбой подробнее расс...

Мне, как практикующему американскому адвокату, нередко приходят письма с просьбой подробнее рассказать о выплате Германией компенсаций жертвам нацистских преследований, проживающим в Америке и на территории бывшего СССР.

Соня М. пишет:

«Когда началась война, я и мама не успели эвакуироваться, и нас спасла украинская семья, выдав нас за своих родственников. Я сейчас нахожусь в Америке и обратилась за назначением пенсии от Германии. Но мне сказали, что хотя дело мое и подготовлено, но надо подождать с его направлением, так как Германия сейчас еще не платит пенсий евреям, проживавшим на оккупированной территории под чужим именем.

Мы с мамой жили в постоянном страхе, месяцами сидели в погребе, без света, без еды, - неужели нам не полагаются пенсии? Мама сейчас живет в Киеве, собирается ко мне. Пусть хотя бы она получит компенсацию, находясь в Украине. Но не помешает ли это ей в получении пенсии в Америке?».

В своем письме Соня затрагивает два вопроса, представляющих интерес для многих читателей: о праве на получение пенсий от Германии евреями, скрывавшимися на оккупированной территории под чужим именем, и о порядке выплаты компенсаций жертвам преследований, проживающим на территории бывшего СССР.

Под чужим именем

Соня права только наполовину: недавно Германией принято решение о том, что еврейские дети до 18 лет, скрывавшиеся на оккупированной территории под чужим именем, имеют право на получение пенсий; взрослые же, к сожалению, пока такого права не получили. Впрочем, я лично надеюсь на то, что когда Сонина мама приедет, может быть, и взрослым будет предоставлена возможность получения пенсий. Я не сомневаюсь в том, что настойчивая работа по расширению круга лиц, имеющих право на получение пенсий, даст свои результаты.

Очевидно, что сейчас, через полвека после окончания войны, когда в Германии у власти находятся представители поколения, ничего общего не имеющего с нацистами военных лет, нужна эффективная, прямо-таки «киссинджеровская» дипломатия, чтобы убедить страну, имеющую колоссальные долги после воссоединения с государством-банкротом - Восточной Германией, выплачивать людям пенсии за страдания военных лет и расширить круг лиц, имеющих право на такую пенсию.

Я вспоминал период, когда работал директором только что созданного тогда нью-йоркского офиса организации, занимавшейся рассмотрением дел о выплате компенсаций жертвам нацистских преследований.

К тому времени - это было в 1981 году - Германия прекратила назначать компенсации евреям - жертвам нацистских преследований и соответственно не принимала заявлений об их назначении.

Первоначально правительство ФРГ согласилось выплачивать единовременное пособие в пять тысяч марок только евреям, находившимся на оккупированной территории либо бежавшим с нее.

Однако затем, когда началась массовая эмиграция советских евреев в Израиль и США, удалось убедить власти ФРГ, что единовременная компенсация должна выплачиваться и тем евреям, которые успели буквально в последний момент спастись от коричневой чумы.

В результате, по примеру беженцев из Польши, десятки тысяч беженцев (эвакуировавшихся лиц) получили и продолжают получать единовременную компенсацию.

Не раз раздавались голоса, требовавшие более энергичных и настойчивых действий, которые вынудили бы Германию к выплате компенсаций расширенной категории пострадавших.

Я помню даже случай, когда один заявитель, не дождавшись компенсации, прилетел в Бонн, прихватив с собой большой железный молот, и стал крушить зеркальные окна министерства финансов ФРГ, приговаривая: «Компенсация, компенсация!..», пока подоспевшая полиция его не арестовала. С учетом исключительных обстоятельств протеста он был освобожден без суда и отправлен самолетом в свою страну.

Когда наша адвокатская фирма оформляет дело о получении пенсий лицом, скрывавшимся на оккупированной территории, мы, естественно, просим заявителей перечислить имена их спасителей, представить доказательства переписки и встреч с ними после войны.

У нас имеется дело одного узника лагеря смерти, спасенного украинской семьей. Как драгоценные реликвии он сохранил переписку с этой семьей в послевоенное время, фотографии своих спасителей. Могло ли быть иначе? - ведь он обязан этим людям жизнью...

Существенное значение имеет также обращение после войны в местные органы власти или в суд с просьбой восстановить настоящие имя и фамилию и указание обстоятельств, заставивших прибегнуть к изменению имени.

О случаях спасения еврейских семей часто пишут газеты и журналы, имена благородных людей, их спасителей, внесены (и продолжают вноситься) в списки «праведников» в музее памяти жертв Катастрофы в Иерусалиме (Яд Вашем). Эти публикации и соответствующие письма из музея Яд Вашем также могут быть доказательствами проживания того или иного лица на оккупированной территории.

Выплата Германией компенсаций на территории бывшего СССР

Как известно, на основе соглашения, заключенного с правительствами Украины, Белоруссии и России, правительство Германии обязалось в 1994-95 гг. выплатить компенсации гражданам этих государств, особенно пострадавших от немцев в годы войны.

Общий размер этих единовременных компенсаций составляет один миллиард немецких марок, причем Россия и Украина получат по 400 миллионов марок, а Белоруссия - 200 миллионов. Эти суммы поступают от Германии не сразу, а тремя частями.

Для общего руководства распределением компенсаций в названных странах созданы специальные организации.

В Украине это - фонд «Взаимопонимание и примирение». Всего в настоящее время в стране выявлено более 600 тысяч жертв нацистских преследований, и по предварительным данным единовременная выплата каждому лицу составит в среднем 600-800 марок (400-500 долларов). Евреи - узники концлагерей и гетто - имеют право на одноразовую компенсацию наравне с жертвами других национальностей. Когда я был недавно в Украине, мне стало известно: некоторые еврейские организации выдвигают предложение о том, чтобы евреям, с учетом особой жестокости преследований, платили несколько больше. Я лично считаю эти предложения неразумными, способными только создать дополнительные трения между евреями и местным населением. Тем более что местные жители прекрасно знают: в случае выезда в Израиль, США или Германию еврей - жертва преследований - сможет претендовать на значительно большую компенсацию и даже пенсию от Германии, на что украинец или белорус рассчитывать не могут. «Почему право на получение пенсии от Германии непременно связано с переездом на постоянное жительство на Запад?» - спрашивали меня некоторые жертвы преследований во время встречи с ними в Киеве.

Для ответа на этот вопрос надо обратиться к Люксембургскому соглашению 50-х годов, являющемуся до сих пор документом, определяющим принципы выплаты Германией компенсаций жертвам преследований. В нем говорится, что право на получение компенсации имеют только беженцы, оказавшиеся за пределами своей страны в связи с преследованием их национал-социалистическим режимом по религиозным либо национальным причинам. Первоначально имелись в виду беженцы, оказавшиеся в лагерях для перемещенных лиц («ди-пи»), но этот принцип сохранился до сего времени и касается он, кстати, не только советских евреев. Француз еврейского происхождения, преследовавшийся вишийским режимом и депортированный из Франции как еврей, не получит пенсии от Германии за преследования, если он после войны вернулся во Францию, - но получит ее, если в результате оказался в США или Канаде.

Конечно, если правительства Украины и других оккупированных во время войны стран заключат соглашение с Германией о выплате своим гражданам пенсий, то они будут выплачиваться и там, непосредственно в стране преследований. Но я лично сомневаюсь, что это произойдет, учитывая число жертв преследований.

Интересно сравнить требования, предъявляемые в Украине к представляемым документам о преследованиях, с аналогичными требованиями, предъявляемыми в США.

В Украине безусловным доказательством пребывания во время войны в нацистских концлагерях, в гетто и на принудительных работах в «рейхе» признаются справки установленной формы, выданные архивом Службы безопасности, Государственным архивом Украины либо другой страны. Такие архивные справки выдаются на основании трудовых и страховых книжек, пропусков, документов немецкой администрации, а также на основании свидетельств очевидцев, при условии, что этот очевидец сам имеет соответствующий документ.

В США принимаются аналогичные документы; те же, кто выехал из своей страны, не получив архивной справки установленной формы, могут непосредственно предъявлять первичные документы.

В Украине лица, располагающие только косвенными доказательствами преследований (документы советской военной администрации, письма к родным и от родных, фотографии и т. д.), могут обращаться в суд за установлением юридического факта пребывания на оккупированной территории и преследования нацистами. Конечно, на территории Украины такое решение суда имеет обязательную и бесспорную силу, но здесь, в США (как и в Израиле), такие судебные решения могут являться, как я уже отмечал, лишь одним из доказательств, наряду с оригинальными документами, на основании которых вынесено судебное решение.

Получение на территории Украины, России или Белоруссии незначительной единовременной компенсации от Германии не может являться препятствием для обращения за назначением пенсии от Германии после приезда в США.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно