Дело «Мельниченко против ЦИК»

17 июня, 2005, 00:00 Распечатать

Как известно, Европейский суд по правам человека рассмотрел дело «Мельниченко против Украины». В связи с исполнением этого решения украинской стороной, как и ожидалось, возникли проблемы...

Как известно, Европейский суд по правам человека рассмотрел дело «Мельниченко против Украины». В связи с исполнением этого решения украинской стороной, как и ожидалось, возникли проблемы. Изначально — сугубо юридические. Но от широкой общественности их, как водится, затмил политический аспект. Поэтому предлагаем читателям сравнить аргументы противоборствующих сторон и попытаться вынести собственное суждение относительно этого непростого по своей юридической сути дела.

Предлагаем читателям ознакомиться с выдержками из комментария по интересующему нас вопросу, данного газете «2000» известным юристом Сергеем Головатым. Как известно, С.Головатый — представитель Украины в Венецианской комиссии, член бюро ПАСЕ и председатель Комитета Парламентской Ассамблеи Совета Европы по юридическим вопросам и правам человека. «По совместительству» — представитель Н. Мельниченко в Евросуде.

Сергей Головатый: «Центризбирком отказался исполнять решение Европейского Суда по правам человека, которое вступило в силу 30 марта 2005 года. Этим решением было установлено нарушение Европейской конвенции по правам человека со стороны Украины, в частности, со стороны Центральной избирательной комиссии, которая отказала Мельниченко в том, чтобы он остался в списке кандидатов в депутаты на выборах в марте 2002 года.

…Я скажу, что таким образом Центральная избирательная комиссия «послала» Совет Европы подальше — куда-то туда, за океан, к Бушу, который тоже не признает международного права. И ЦИК тоже дала понять, что Украина плевать хотела на ваши решения, уважаемые судьи Европейского Суда!

Причем, несмотря на то, что Украина ратифицировала конвенцию, а в законе о ратификации четко записано: страна признает обязательной для себя юрисдикцию Европейского Суда по делам, стороной в которых она является. Но Центризбирком сказал: а мы исполнять не будем, мол, в гробу мы вас видели — Страсбургский суд и Совет Европы вместе взятые, выступив таким образом от имени Украины. Согласно нашему законодательству, единственным органом, который может и обязан исполнить решение этого суда, является Центральная избирательная комиссия, только она может изменить свое собственное решение, и больше никто: ни Минюст, ни ВР, ни Верховный Суд, ни СНБО. Так написано в законе.

Я глубоко убежден: нельзя постоянно говорить о том, что Украина избрала стратегию евроинтеграции, и в то же время «посылать» организацию, которая является единственной, где мы интегрированы, — Совет Европы. Так вот, поведение Украины — если смотреть сквозь призму решения ЦИК «по Мельниченко» — больше похоже на политическую шизофрению в плане евроинтеграции.

Так вот, ЦИК «имени Давыдовича» и ГПУ «имени Пискуна» — это инструменты одного арсенала главных операторов «делом Гонгадзе» как фактором важнейших политических решений в Украине. В данном конкретном случае с Мельниченко Пискун поставил обязательным условием раскрытия «дела Гонгадзе» «снятие» с Мельниченко всей «материальной» и словесной «доказательной базы», которой обладает Микола. ЦИК же Давыдовича, отказываясь выполнять решение Страсбургского суда, сделал условие Пискуна заведомо невыполнимым. Цель достигнута — дело не может быть расследовано по «объективным причинам»...

— По словам Ставнийчук, члена ЦИК, Европейский Суд обязал Украину возместить Мельниченко моральный ущерб в сумме 5 тыс. евро. Но при этом она подчеркнула, что «в удовлетворении всех других требований Мельниченко было отказано». Получается, что, кроме денег, майору как бы больше ничего и не причитается?

— На заседании я обратился к членам Центризбиркома, сказал: «Господа! Почему вам так «муляють» пять тысяч евро? Это не ваше дело, а Минюста. У него — государственная исполнительная служба, на них возлагается обязанность выполнять ту часть решения, которая касается моральной компенсации в денежном эквиваленте.

— Хорошо, но все-таки «в удовлетворении всех других требований» Мельниченко было отказано?

— А вот это ложь! Причем неприкрытая.

Есть юридический факт. Он установлен на высшем европейском уровне. Факт нарушения материального права гражданина Украины. Но надо бы спросить г-жу Ставнийчук, эту великую юристку: если суд постановил выплатить 5 тысяч евро моральной компенсации, — откуда ж взялся моральный ущерб? … От действий все той же г-жи Ставнийчук и членов ЦИК, которые отказали Мельниченко в реализации его права быть кандидатом. То есть, по логике Центризбиркома, если нет нарушения материального права, то с чего ж берется моральный ущерб? Евросуд сказал не только восстановить Мельниченко в его материальном праве, но и в довесок — выплатить компенсацию! Но последнее решение ЦИК — ярчайший пример бессовестности всех 14, включая Ставнийчук, членов Центризбиркома, которые нагло плюнули в лицо всем, кто отстаивает в этой ситуации всего-навсего справедливость.

У меня к этому составу ЦИК никакого доверия нет. Это орган, который на деле показал, что он готов на любую правду сказать, что это ложь, на черное — белое, а белое принять за абсолютно черное. Органа, способного обеспечить честные выборы, в данный момент в Украине нет».

Самым важным в этом деле все же является юридический аспект, поскольку речь идет о праве вообще (как социальном феномене), о субъективном праве конкретного лица (избирательном праве Николая Мельниченко) и субъективных правах других лиц. В связи с этим интересной именно с сугубо правовой точки зрения кажется позиция зампреда Центральной избирательной комиссии Николая Мельника, высказанная им при обсуждении вопроса об исполнении решения Европейского суда по правам человека на заседании комиссии 3 июня нынешнего года.

Решение суда, в том числе Европейского суда по правам человека, вступившее в законную силу, подлежит исполнению. Статья 46 Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусматривает, что высокие Договорные Стороны обязуются исполнять окончательное решение суда в любом деле, в котором они являются сторонами.

Прежде всего, необходимо дать четкий ответ на несколько важных вопросов, а именно:

1) что установил Европейский суд по правам человека в деле «Николай Мельниченко против Украины»;

2) какая ответственность возлагается на Украину решением в этом деле и что обязана Украина сделать в соответствии с этим решением;

3) что Украина может сделать для исполнения этого решения;

4) какой механизм исполнения этого решения предусматривает наше национальное законодательство и какой орган или какое должностное лицо должны исполнять это судебное решение.

Что установил Европейский суд по правам человека в деле «Николай Мельниченко против Украины»?

Своим решением от 19 октября 2004 года в этом деле Суд установил факт нарушения положений конвенционных актов со стороны Украины, признав, что отказ ЦИК Украины в регистрации Николая Мельниченко кандидатом в народные депутаты Украины нарушает международно-правовые документы, исполнение которых является обязательным для Украины. То есть Суд признал Украину государством-нарушителем, а решение ЦИК об отказе в регистрации Николая Мельниченко кандидатом в депутатов — неправомерным.

В пункте 66 Решения сказано: «Суд считает, что решение Центральной избирательной комиссии об отказе в регистрации заявителя как кандидата в народные депутаты Украины из-за предоставления им неправдивых сведений, несмотря на наличие у последнего зарегистрированного местожительства на территории Украины (прописки), нарушает статью 3 Протокола № 1 к Конвенции». Конец цитаты. И здесь же в пункте 67 решения Суд констатирует: «Поэтому имело место нарушение статьи 3 Протокола № 1 к Конвенции».

О чем же идет речь в статье 3 Протокола № 1 к Конвенции. Как это вытекает из самого решения, эта статья закрепляет (С. 10): «Высокие Договорные Стороны обязуются проводить свободные выборы с разумной периодичностью путем тайного голосования в условиях, обеспечивающих свободное выражение мнения народа в выборе законодательного органа». То есть эта статья предусматривает общие положения-принципы проведения выборов в парламент. И указание Европейского суда по правам человека о нарушении ЦИК требований статьи 3 Протокола № 1 к Конвенции следует рассматривать в двух аспектах. Во-первых, что в случае с Мельниченко эти принципы были нарушены. Во-вторых, что в будущем Украина не может допускать подобных ограничений при проведении выборов.

Что решил Суд относительно ответственности для государства-нарушителя, какие обязанности он возложил на Украину в связи с установленным фактом нарушения, то есть что Украина должна исполнять?

Здесь необходимо начать с обращения к положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод, касающихся решения Суда и его исполнения.

Статья 41 Конвенции устанавливает: «Если Суд признает факт нарушения Конвенции или протоколов к ней и если внутреннее право соответствующей Высокой Договорной Стороны предусматривает лишь частичную компенсацию, Суд, в случае необходимости, предоставляет потерпевшей стороне справедливую сатисфакцию».

Сатисфакция — это форма международно-правовой ответственности государства-нарушителя. Она состоит в удовлетворении претензии, извинении, выплате долга, наказании. Основными видами сатисфакции является высказывание сочувствия, публичное извинение, наказание виновных, возмещение ущерба.

Какой вид сатисфакции Суд избрал в данном деле? В резолютивной части решения указано: «При этих обстоятельствах Суд устанавливает.., что в течение трех месяцев от даты, когда решение станет окончательным в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции, государство-ответчик должно уплатить заявителю в долларах США по курсу на день вынесения этого решения 5 000 евро в качестве компенсации морального ущерба и любой налог, который может подлежать уплате с указанной суммы». Перед этим Суд указал (пункт 78), что признает, что заявитель испытал моральные страдания вследствие недопущения выдвижения его кандидатуры как кандидата на выборах.

Здесь же в последнем пункте резолютивной части решения Суд констатировал, что «отклоняет единогласно остальные требования заявителя о справедливой сатисфакции».

Таким образом, можно сделать вывод о том, что Европейский суд по правам человека в деле «Николай Мельниченко против Украины» применил такой вид юридической ответственности за нарушение прав Мельниченко, как возмещение морального ущерба.

Теперь другой важный вопрос, возникающий в связи с этим решением Суда и широко дискутирующийся в Украине — вытекает ли из решения Европейского суда по правам человека то, что Украина должна предоставить Николаю Мельниченко статус кандидата в народные депутаты Украины, а с ним — и статус народного депутата Украины?

В решении Суда прямого требования к Украине о предоставлении Николаю Мельниченко статуса кандидата или депутата не зафиксировано. Более того, в нем есть одно интересное положение, на которое стоит обратить внимание. Европейский суд отказал Николаю Мельниченко в удовлетворении требования возместить ему материальный ущерб, связанный с потерей заработной платы, которую он должен был получать как депутат Верховной Рады Украины. Заявитель требовал более чем 52 тыс. гривен компенсации, руководствуясь приблизительным размером заработной платы народного депутата Украины, которую он должен был бы получать в случае избрания. В пункте 75 решения (страница 15) сказано: «Суд, как и правительство, считает, что причинная связь между подтвержденным материальным ущербом и выявленным нарушением отсутствует. Таким образом, Суд отклоняет требования заявителя в этой части». Такое положение судебного решения можно рассматривать как непризнание судом возможности признания Николая Мельниченко в статусе депутата.

Здесь можно возразить, дескать, государство-ответчик само должно это сделать, исходя из установленного Судом факта нарушения определенного права и стремясь обеспечить максимально возможное возобновление нарушенных прав по принципу restitutio in integrum (восстановление предыдущего правового положения).

В своем заявлении Сергей Головатый ссылается на этот принцип и на Рекомендации № R (2000) Комитета министров Совета Европы. В этих рекомендациях есть два важных для обозначенной нами ситуации положения.

Первое — «именно компетентные органы государства-ответчика решают, какие меры являются наиболее соответствующими для достижения restitutio in integrum, принимая во внимание меры, доступные в соответствии с национальной правовой системой».

Второе — «Решение, в котором Суд признает нарушение прав, накладывает на государство-ответчика обязательство прекратить нарушение прав, осуществить репарации по результатам такого нарушения таким образом, чтобы, насколько это возможно, возобновить положение, которое имело место до такого нарушения». При желании это можно трактовать и как обязательство государства-ответчика исправить ситуацию полностью. И к этому нужно стремиться. Но здесь есть два важных момента.

Во-первых, в процитированных положениях речь идет о мерах возобновления, доступных в соответствии с национальной правовой системой, и «насколько это возможно, возобновить положение, которое имело место до нарушения». То есть Украина может исполнить решение Европейского суда по правам человека в той части, в которой это позволяют ей национальное законодательство и право.

Во-вторых, в нашем случае может быть применено положение Венской конвенции о праве международных договоров. Статья 27 (внутреннее право и соблюдение договоров) отмечает: «Участник не может ссылаться на положение своего внутреннего права как на оправдание для неисполнения им договора. Это правило действует без ущерба для статьи 46». Часть 1 статьи 46 этой Конвенции (Положения внутреннего права, которые касаются компетенции заключать договоры) устанавливает: «Государство не имеет права ссылаться на то обстоятельство, что его согласие на обязательность для него договора было выражено в нарушение того или иного положения его внутреннего права, касающегося компетенции заключать договоры, как на основание недействительности его согласия, если только это нарушение не было явным и не касалось нормы его внутреннего права особо важного значения».

В рассматриваемом случае дело касается именно нормы внутреннего украинского права особого значения: конституционных положений (статьи 69, 71, 76 Конституции Украины) о том, что народное волеизъявление осуществляется с помощью выборов, народные депутаты Украины избираются на основе общего, равного и прямого избирательного права путем тайного голосования. То есть особо важным конституционным положением (нормой внутреннего украинского права) является положение, в соответствии с которым в Украине нет иного пути стать депутатом, нежели через выборы. Для того чтобы стать депутатом, нужно пройти выборы — никакое иное решение, кроме народного волеизъявления, не может сделать лицо депутатом (судебные решения о признании или непризнании избранным могут быть вынесены лишь на основании результатов выборов). Николай Мельниченко участия в выборах не принимал, по его кандидатуре голосование не проходило, народ его своим представителем не выбрал и властными полномочиями не наделял. Так может ли он при таких обстоятельствах обрести статус депутата? Вопрос далеко не риторический и исключительно правовой. Если кто-то возьмется на него ответить утвердительно, то должен привести аргументы, которые бы опровергли указанные выше конституционные положения об избрании лица депутатом.

Но если даже без учета указанных обстоятельств стать на позицию, в соответствии с которой предыдущее правовое положение Николая Мельниченко должно быть восстановлено полностью, то возникают еще два чрезвычайно сложных в правовом отношении вопроса: каким образом это сделать и кто это должен сделать?

Дело в том, что четкий механизм правовой реализации исполнения решения Европейского суда по правам человека в Украине отсутствует. Имея международные обязательства относительно исполнения решений Европейского суда по правам человека, Украина не выработала механизм, четкую правовую процедуру исполнения такого решения. Наша национальная правовая система не адаптирована в полной мере к исполнению таких решений. Принятый парламентом Закон «об исполнении решений Европейского суда по правам человека» неоднократно ветировался еще Президентом Украины Леонидом Кучмой и до сих пор не вступил в законную силу.

Для международного сообщества этот вопрос не важен — есть государство-нарушитель, у него, образно говоря, и должна болеть голова по поводу исполнения решения международного суда. Но для Украины этот вопрос стоит конкретно. Европейский суд прямо не вменяет в обязанность ЦИКу возобновить статус Николая Мельниченко в качестве кандидата в депутаты. Кроме того, возникает множество других правовых вопросов, которые непременно надо решать при рассмотрении проблемы исполнения решения Европейского суда по правам человека, причем решать с правовой точки зрения четко и однозначно: как быть с неотмененным решением Верховного суда Украины по этому вопросу; на каком правовом основании объявлять Мельниченко депутатом; вместо кого из тех депутатов, которые прошли по списку в парламент, он должен занять место в Верховной Раде; на каком основании прекратить полномочия депутата, место которого в парламенте должен занять Мельниченко; насколько правомерными будут претензии на депутатство другого кандидата, очередь которого в случае досрочного прекращения полномочий кого-либо из нынешних депутатов приблизится к заветной цели и т.п.? При этом данные вопросы нужно решать системно. Следует исходить из того, что обеспечение реализации права одного субъекта (Николая Мельниченко), не может осуществляться путем нарушения прав других субъектов (тех же избирателей, которые имеют право избирать депутата и на парламентских выборах 2002 года в отношении кандидатуры Николая Мельниченко это право не реализовывали).

Если стремиться к формальному исполнению решения Европейского суда, может быть принято формальное решение об отмене п.2 Постановления ЦИК № 94 от 26 января 2002 года. Но по сути такая отмена для возобновления нарушенного права Николая Мельниченко быть зарегистрированным в качестве кандидата в народные депутатов и при избрании его обрести статус депутата ничего не дает. Ведь дальнейших действий относительно изменения соответствующего статуса Мельниченко ЦИК, исходя из действующего законодательства, совершить не может. Поскольку избирательное законодательство предусматривает соответствующие этапы и сроки избрания депутатом, которые не могут быть возобновлены. Избирательный процесс 2002 года возобновить нельзя.

Так что проблема выполнения указанного решения Европейкого суда по правам человека чрезвычайно проблематична именно с правовой точки зрения. И к ней следует подходить очень взвешенно, учитывая все юридические аспекты проблемы, а не абсолютизировать право одного, игнорируя права всех остальных. Таким образом, решение Европейского суда по правам человека по рассматриваемому делу подлежит исполнению в той части, в которой это возможно в соответствии с Правом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно