Дело Гонгадзе . Новый этап

28 января, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 28 января-4 февраля

«Для меня и моего правительства дело Гонгадзе — это моральный вызов, на который следует давать быстрый ответ...

«Для меня и моего правительства дело Гонгадзе — это моральный вызов, на который следует давать быстрый ответ. Я несу полную моральную ответственность, за месяц-два дело должно быть передано в украинский суд. И вы увидите публичное рассмотрение дела», — сказал В.Ющенко, отвечая на вопросы делегатов ПАСЕ после выступления на Парламентской ассамблее Совета Европы. По словам Президента, во время встречи с украинским генпрокурором Святославом Пискуном он обсуждал дело Гонгадзе и выяснил, что в течение последнего месяца в суд уже передано два дела, «имеющих непосредственное отношение к убийству Георгия Гонгадзе». Одно из них касается начальника «наружки» МВД Алексея Пукача, «второе дело — я не знаю, как формально дать ему имя», — отметил Президент.

Если исходить из юридических канонов, то непонятно, как дела, имеющие прямое отношение к убийству Гонгадзе, могут рассматриваться в «автономном режиме», независимо от рассмотрения самого дела об убийстве Гонгадзе. Как суд может рассматривать два дела, «имеющих непосредственное отношение к убийству Гонгадзе», если досудебное следствие по делу об убийстве Гонгадзе еще не завершено, и большой вопрос, действительно ли передадут его в суд по истечении нескольких месяцев. Напомним, что убили Г. Гонгадзе более четырех лет назад. Очевидно, ответственность за юридическую невыверенность вышеприведенных формулировок, обнародованных Президентом в Европе, несет информировавший его генеральный прокурор.

Впрочем, учитывая национальные особенности ведения следствия, ничего удивительного в этом нет. У нас уголовное дело можно расследовать в произвольном стиле, игнорируя неудобные процессуальные нормы; можно растащить его на части, изъять материалы из одного, подшить к другому, не оставив в первом даже копий (материалы из дела «оборотней», ушедшие в дело Гонгадзе, среди них — заключение первой экспертизы, касающейся смерти подозреваемого Игоря Гончарова); можно отфутболить дело другой инстанции, свалив на нее собственную вину (известная дискуссия между Генпрокуратурой и Верховным судом относительно расследования по делу А.Пукача, обвиняемого в уничтожении документов, свидетельствующих о том, что за Гонгадзе велась слежка). А потом, в нужный момент — как туз из рукава — преподнести так кстати завершенное дело А.Пукача новому Президенту .

Это что касается процесса. Теперь о сути. «Дочернее» уголовное дело, производное от дела об убийстве журналиста Александрова, вопреки прозвучавшим некогда заявлениям, может иметь к делу Гонгадзе примерно такое же отношение, как бейсбольные биты, ставшие орудием преступления, к бомжу Ю.Вередюку, на которого правоохранительные органы пытались «повесить» это убийство. Таким образом, остается, пожалуй, лишь один вариант. Из громких уголовных дел, переданных Генеральной прокуратурой в суды в последнее время, «непосредственное отношение к убийству Гонгадзе» может иметь, кроме дела бывшего милиционера А. Пукача лишь знаменитое дело «оборотней» (эта банда частично состояла из милиционеров и занималась похищением и убийствами состоятельных граждан). И тут возникает немаловажный вопрос, о котором уже упоминало «ЗН». Дело «оборотней», переданное Генпрокуратурой в суд, оставило за собой «шлейф» в виде иных уголовных дел, выделенных в отдельное производство, которые еще не завершены. И перспективы окончания следствия по ним не вселяют оптимизма.

Иметь отношение к Гонгадзе может дело, возбужденное в связи со смертью «главного оборотня» Игоря Гончарова, умершего, находясь под арестом, при странных обстоятельствах. Известно, что в заключении первой экспертизы трупа Гончарова указывался вводимый ему в больнице скорой медицинской помощи препарат, применение которого, учитывая состояние арестованного, вызывало обоснованные вопросы у специалистов. Но первая экспертиза Генпрокуратуре не понравилась, а результаты второй, в которой речь шла о травме, ставшей причиной смерти, подошли. Теперь подозреваемым по делу является сотрудник известного Киевского СИЗО с несчастливым номером 13. Странности, обнаруживаемые при расследовании обстоятельств гибели находящегося под арестом Гончарова, вызывают у посвященных активное неприятие этой последней версии следствия относительно смерти Гончарова. Ответ на вопрос, кто и каким образом избавился от подозреваемого в убийстве Гии, не просто имеет непосредственное отношение к делу Гонгадзе, а является, может быть, одним из главных.

Учитывая все вышесказанное, можно утверждать, что перспективы всестороннего и полного исследования дела об убийстве Гонгадзе в суде пока что весьма туманны. С. Пискуну ли об этом не знать? И что-то не слышно, чтобы кто-то всерьез, наконец, попытался выяснить вопрос относительно пленок Мельниченко в части бесед высокопоставленных лиц о Гонгадзе.

В свое время была распространена версия о том, что С.Пискун, проявивший чудеса оперативности в информировании Президента о ходе расследования дела Гонгадзе, лишился своего поста именно за то, что «слишком» продвинулся в расследовании. Восстановил же Пискуна в должности не кто иной, как Леонид Кучма, чья «искренняя заинтересованность» в раскрытии дела Гонгадзе общеизвестна. Может, здесь следует искать ответ на вопрос о том, почему уголовные дела, «имеющие непосредственное отношение к убийству Гонгадзе», уже в суде, а собственно дело Гонгадзе — на этапе расследования?

Возвращаясь к заявлению Президента Виктора Ющенко о необходимости скорейшего завершения расследования дела Гонгадзе, нельзя не согласиться с тем, что ответ на вопрос об убийстве Гонгадзе должен быть быстрым. Однако после четырех с лишним лет следствия он не должен быть поспешным.

P.S. Когда верстался номер, стало известно, что генеральный прокурор Украины Святослав Пискун предложил матери Гии Лесе Гонгадзе начать новое расследование дела о смерти ее сына…

В Совете Европы был распространен отчет о расследовании дела Гонгадзе, подготовленный Британским союзом журналистов, Международной федерацией журналистов, фундацией Гонгадзе и Институтом массовой информации. Докладчик ПАСЕ по Украине Ханне Северинсен сообщила на презентации отчета о том, что назначен специальный докладчик ПАСЕ по делу Гонгадзе — бывший министр юстиции Германии С. Лойтойзер-Шарренбергер.

Международная федерация журналистов в распространенном пресс-релизе призвала Президента Украины В.Ющенко сдержать данное во время избирательной кампании слово, раскрыть дело об убийстве Г.Гонгадзе и привлечь убийц к ответственности, сообщает интернет-издание «Украинская правда». МФЖ осудил «безразличный и необразованный» провал украинской власти в расследовании убийства журналиста. «Это дело стало символом стремления к справедливости и демократии в Украине. Правительству нужно, прежде всего, закончить эту долгую сагу о коррупции, некомпетентности и несправедливости, — отметил генсекретарь МФЖ А.Уайт. — Признание Президента, что Гонгадзе был убит властью, приветствуется и не должно остаться как воспоминание об избирательной кампании». МФЖ призвала Президента Украины Виктора Ющенко, генпрокурора Святослава Пискуна и украинское правительство «свести вместе и скоординировать расследование в отношении возможной слежки за Г.Гонгадзе, расследовать обвинение против незаконных вооруженных группировок, действующих в пределах Министерства внутренних дел, расследовать записи Мельниченко, а также все вопросы, возникшие в связи с этим». По мнению членов федерации, «Совет Европы должен продолжать давление на правительство, чтобы покончить с провалами правоохранительных органов, судебного производства в Украине, причастных к торможению дела».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно