ЧТО ПОЗВОЛЕНО АДВОКАТУ

7 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №40, 7 октября-15 октября

«Деятельность поверенного основывается на оказываемом ему доверии и без этого доверия она немысл...

«Деятельность поверенного основывается на оказываемом ему доверии и без этого доверия она немыслима; доверие же это надо заслуживать и не терять; тот, кто своими поступками это доверие подрывает, виновен не только перед доверителем, но и перед самим собой и перед всем сословием».

«Правила адвокатской профессии в России.

Опыт систематизации постановлений

советов присяжных поверенных

по вопросам профессиональной этики» 1913 г.

Кто такой адвокат? Человек, который порой больше посвящен в приватные стороны вашей жизни, чем друзья и родственники, и к кому зачастую обращаются далеко не в самые радостные минуты жизни. Нередко он - единственный, на кого может рассчитывать так называемый простой гражданин, поневоле оставивший свои конституционные права за порогом КПЗ или зала судебного заседания.

Особенность этой профессии заключается в том, что морально-этические, нравственные аспекты имеют здесь не меньшее значение, чем профессиональное мастерство. Меня, например, мало волнуют моральные устои таксиста, к услугам которого я прибегаю, и я могу смириться с тем, что продавщица из соседнего овощного магазина не всегда кристально чиста в расчетах с клиентами. Но я не готова обратиться за помощью к адвокату, порядочность которого вызывает у меня сомнения. Потому что клиент хочет быть уверенным не только в профессионализме человека, которого он приглашает к сотрудничеству в качестве адвоката. Он также хочет иметь гарантию конфиденциальности и быть убежденным в том, что доверенная информация не будет использована адвокатом против него - ни сейчас, ни десять лет спустя.

Берегись… собственного защитника

«Когда французское учредительное собрание 2 сентября 1790 года решило уничтожить сословную организацию адвокатуры, выдающиеся члены сословия потребовали при обсуждении этого проекта, чтобы и само название «адвокат» было упразднено. «Новые корпорации, - утверждали они, - будут наводнены массой лиц, которые, не имея малейшего представления о наших принципах и нашей дисциплине, унизят нашу почетную деятельность и лишат ее прежнего достоинства. Между тем, они упорно будут гордиться званием адвокатов, будут злоупотреблять внешним сходством, захотят также составить сословие, и публика… смешивает этих адвокатов с адвокатами старого режима.

Единственное средство избежать такого опасного потомства - это уничтожить немедленно звание адвоката и сословие, со всеми их принадлежностями, чтобы не было больше адвокатов с тех пор, как мы перестанем существовать». (Гессен И.В. «Адвокатура, общество и государство (1864-1914)»)

Григорий Гинзбург, залуженный юрист Украины, адвокат:

- Этические нормы в адвокатуре существовали издавна и были столь же непременны для адвоката, как и требования закона. Этические требования очень тщательно соблюдались в дореволюционной адвокатуре, в адвокатуре периода советской власти, в частности - в киевской, в которой я имею честь пребывать с 1951 года. В киевской адвокатуре этический климат сохраняли и берегли старые адвокаты Ветвинский, Цельтнер, Городисский, Васютинская и ряд других. Они учили нас, тогда еще молодых адвокатов, соблюдению этих норм.

Обязательной среди прочих этических норм является чистота взаимоотношений адвоката с клиентом, подзащитным или доверителем. Они ни в коем случае не должны быть панибратскими, здесь необходимо соблюдение определенной дистанции. Кроме того, поскольку эти отношения связаны с решением гонорарных вопросов, здесь должна быть особенная щепетильность. Адвокат ни в коем случае не должен попадать в зависимость к своему клиенту потому, что тот оплачивает его труд.

Как вам известно, в современном обществе нравы упали, что не могло не отразиться и на адвокатуре. На это повлиял ряд объективных обстоятельств, в том числе наша бедность и неурядицы, объясняется это и исключительно кадровыми вопросами. Сегодня лицензии на право занятия адвокатской деятельностью выдают Высшая квалификационно-аттестационная комиссия адвокатуры, соответствующие комиссии в каждой области и в городе Киеве, причем, с моей точки зрения, подходят они к этому вопросу без достаточной требовательности. Каков критерий, сказать трудно. Выдают и по знакомству, могу предположить, что дают и за деньги.

Сегодня у нас, например, киевская адвокатура увеличилась во много раз. В Киеве работает несколько тысяч адвокатов, вместо тех двухсот с лишним, которые практиковали в советском Киеве. Откуда пришли эти адвокаты? Главным образом это те, кто получил высшее юридическое образование, причем не секрет, что не все - надлежащим образом. Есть среди них люди с купленными дипломами, есть те, кто получил диплом просто потому, что работал в правоохранительных органах. В адвокатуру пришло много бывших участковых милиционеров, оперуполномоченных с низкой общей культурой и, естественно, отсутствием твердых этических принципов. Поэтому в сегодняшней адвокатуре сплошь и рядом нарушаются этические нормы. К чести Союза адвокатов Украины следует сказать, что они подготовили очень неплохие, с моей точки зрения, Правила адвокатской этики. Задача заключается в том, чтобы они были внедрены. А пока что происходят ужасные вещи. Приведу несколько примеров из практики, из тех случаев, с которыми сталкивался.

Недавно я принимал участие в защите подсудимого, обвинявшегося в совершении умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах в группе из 10 человек, восьмеро из них значатся как не установленные органами следствия лица. То есть их нет. Но есть труп (человек, умерший в результате сильных побоев) и есть два подсудимых по этому делу. Их задержали с разницей в один год. Первому задержанному в милиции навязали адвоката по фамилии Стусенко. По словам подзащитного, адвокат рекомендовал ему заявить, что второй подозреваемый отправился с остальной компанией в то место, где было совершено убийство, а сам он оставался возле машины. Подзащитный адвоката Стусенко дал такие показания. Через год задерживают второго подозреваемого, и в этой же милиции ему навязывают того же самого адвоката, от услуг которого первый подзащитный к тому времени уже отказался. И адвокат принимает это дело, вопреки не только этическим нормам, но и требованиям закона, потому что взялся защищать двух человек, интересы которых и позиции защиты кардинально противоречивы. Кроме того, адвокат рекомендует новому подзащитному точно такую же позицию: мол, первый подозреваемый отправился вместе со всеми в то место, где было совершено убийство, а он оставался в машине. Подзащитный дает такие показания. Затем оба обвиняемых еще на стадии предварительного следствия отказываются от этих показаний, утверждая, что они были им навязаны защитником и следователем. В конце концов Киевский городской суд отстранил Стусенко от защиты как незаконно принявшего дело.

Другой случай. Адвокат Е., фамилии которого я пока что назвать не могу, защищал в Печерском районном суде человека, прежде не имевшего трений с законом, а теперь обвиняемого в незаконном ношении оружия - пистолета. Он находится под стражей. Со слов подзащитного, накануне вынесения приговора к нему в тюрьму пришел его адвокат Е. и начал разговор о том, что для вынесения благоприятного приговора он должен заплатить 12 тысяч долларов США. Подзащитный сказал, что таких денег у него нет, и адвокат «скостил» сумму наполовину. Шести тысяч у подзащитного также не оказалось. Адвокат напомнил, что у него есть квартира. Но в ней проживают родители подзащитного, оба - инвалиды первой группы. И все же, ввиду реально существующей угрозы лишиться свободы, по требованию адвоката, подзащитный пишет долговую расписку. Якобы он одолжил на три месяца у товарища своего адвоката некоего К. сумму, эквивалентную шести тысячам долларов, то есть 11 тысяч 300 гривен. Находясь под стражей, он подписал эту расписку на следующий день, когда должен был быть вынесен приговор. Суд действительно освободил его из-под стражи, вынеся приговор - три года лишения свободы с отсрочкой исполнения сроком на один год. Кстати, я не сомневаюсь, что ни о какой взятке судье речь не шла и в данном случае он был абсолютно чист. Адвокат просто использовал ситуацию, понимая, что в отношении его подзащитного о лишении свободы речь не идет - адвокат всегда чувствует это в ходе процесса по тому, как рассматривается дело.

Бывший подзащитный частями выплачивал адвокату обусловленную сумму гонорара. Кстати, сумма его, на мой взгляд, не соответствовала ни сложности дела, ни тяжести труда защитника. Таким образом, за услуги адвоката подзащитный рассчитался. А деньги, якобы одолженные за освобождение, он отказался платить. Первое время адвокат ничего не предпринимал. Затем начал требовать уплаты денег, приезжал вместе с «кредитором» - своим товарищем гражданином К., сотрудником налоговой администрации столицы. Речь снова шла о квартире.

В конце концов гражданином К. был предъявлен иск о взыскании денег. Причем не 11, а 24 тысяч гривен - в связи с тем, что за это время курс гривни по отношению к американскому доллару упал. Судья, рассматривавшая дело, необоснованно удовлетворила этот иск в отсутствие ответчика. Кроме того, он не получил копии решения, как того требует закон, в связи с чем утратил возможность подать кассационную жалобу в срок. Но главное, что в этом судебном заседании адвокат Е., бывший защитник, выступал в качестве представителя истца К. против своего бывшего подзащитного, требуя взыскания денег. С точки зрения закона, запрета на такие действия не существует, так как в первом случае рассматривалось уголовное дело, а во втором - гражданское. Но с позиции элементарной этики недопустимо представлять интересы стороны, взыскивающей с человека, которого ты защищал ранее. Не говоря уже о том, что в данном деле адвокат сам являлся действующим лицом, он свидетельствовал, что якобы при нем эти деньги были переданы и был лично заинтересован в результате этого дела. То есть фактически по данному делу адвокат трижды нарушил этические нормы. Я считаю, что это просто возмутительное явление.

И последний пример. Ко мне обратился один клиент, у которого одно дело (по иску к нему о защите чести и достоинства) должно рассматриваться в Киеве, второе - по иску газеты «Вільна Україна» - во Львове. Так как я не могу ездить туда, то посоветовал ему обратиться к адвокату Ф. из юридической консультации, в которой я работаю. Он часто бывал во Львове по делам и во время нашей предварительной беседы сказал, что примет это дело. Этот адвокат несколько раз беседовал с клиентом по существу дела. И, как теперь выражается клиент, выведал у него все, что было нужно, а затем отказался от ведения дела и позднее выступил в качестве представителя противоположной стороны.

- Как вы относитесь к рекламированию адвокатом своих услуг?

- Популярность адвоката, спрос на его услуги, его помощь в большинстве случаев не соответствуют его квалификации. Как это ни странно, наиболее квалифицированные адвокаты часто бывали у нас невостребованными. А востребованы - те, которые рекламируют себя. Существует так называемый персональный спрос - ищут определенного адвоката. Причем очень редко исходят при этом из реальных заслуг.

Сегодня клиент ищет не того адвоката, который разберется в его деле и, возможно, действительно окажет ему помощь. «Знаете ли вы такого-то судью, такого-то следователя?» - нередко спрашивают меня. В соответствии с этическими нормами, в такой ситуации адвокат обязан отмести все мысли клиента о том, что он может помочь иным путем, кроме юридической, адвокатской помощи.

Что касается рекламы, то она является, как известно, движущей силой. Можно объявить, что существует адвокатское объединение или адвокат, которые оказывают квалифицированные услуги. Но нельзя, чтобы эта реклама выходила за определенные рамки. У нас в газетах дают объявления: «Лучшая адвокатская контора». По-моему, это неэтично. Неэтичным я также считаю, когда, например, в юридической консультации вывешивают данные о заслугах адвокатов. У клиента не должно складываться впечатление, что такой-то адвокат лучше потому, что он получил где-то какую-то премию. Например, я не считаю, что мой клиент должен знать о том, что я - заслуженный юрист Украины. Кроме того, думаю, что не имеют права рекомендовать адвоката ни следователи, ни прокуроры, ни судьи, в чьем производстве находится дело. К сожалению, у нас очень часто прибегают к рекомендациям такого рода.

Сергей КОЗЬЯКОВ (адвокатская фирма «Козьяков и Партнеры»):

- В Украине существует две категории юристов, практикующих частным образом. К первой относятся те, кто работает по лицензии Министерства юстиции. Ко второй - работающие на основании Закона Украины «Об адвокатуре». При этом адвокаты все-таки подчиняются некоторым правилам этики, установленным Законом «Об адвокатуре». Например, адвокат не имеет права работать против клиента по конкретному делу, по которому он работал в пользу этого клиента. Адвокат не имеет права распространять информацию, доверенную ему клиентом. Таких ограничений у юристов, работающих по лицензии, нет, поэтому очень многое зависит от совести человека, его профессиональной ответственности, того, как он понимает профессиональную этику.

Не могу сказать, что в других странах мира намного лучше отработано законодательство об адвокатуре или юридической практике, но во многих государствах есть сборники правил адвокатской или юридической этики. И нарушителя этих правил могут исключить из адвокатуры, из объединения адвокатов. Это - страшный позор и фактически означает окончание карьеры. Такие правила детально разработаны. Из наиболее известных можно назвать американские правила, существуют соответствующие правила Европейского экономического сообщества. Во многих странах есть национальные правила этики адвоката. У нас же получается, что если правил адвокатской этики не существовало, то и нарушать вроде было нечего. В этой связи следует отметить большую заслугу в работе над подготовкой проекта Правил адвокатской этики рабочей комиссии правления Союза адвокатов Украины и Высшей квалификационной комиссии адвокатуры при Кабинете министров под руководством О.Жуковской.

Интересно, что во многих странах мира практикующим юристам запрещено заниматься любым другим видом деятельности, кроме оказания непосредственно юридической, адвокатской помощи. У нас вы можете встретить объявления, одно из которых я лично видел в киевской рекламной газете: «Оказываем юридические услуги, а также озеленение офисов».

- Какова логика подобных ограничений?

- Профессия адвоката относится к одной из тех профессий, посвятив себя которой, вы занимаетесь клиентом - конкретным человеком или предприятием и не должны отвлекаться больше ни на что. Нередко адвокатам запрещается участвовать в бизнесе своих клиентов либо сводить двух своих клиентов, получая от этого процент.

Вообще в отношениях адвоката с клиентами существует огромное количество деталей. Например, вопросы гонорара. В ряде стран запрещено брать с клиента процент от суммы выигранного дела. Даже в том случае, если предлагают очень хороший гонорар, нельзя браться за дело, если ты некомпетентен в данном вопросе, - это считается неэтичным. Так же, как вводить клиента в заблуждение, подавать надежду, когда речь идет о заведомо безнадежном деле. Клиенту следует прямо заявить о том, что дело практически безнадежно, но, скажем, вы можете попытаться что-то сделать в какой-то его части смягчить для него отрицательные последствия. Клиенту следует говорить абсолютную правду.

Кроме того, совершенно неэтично, когда адвокаты, защищающие клиентов, интересы которых вошли в противоречие, без согласования с клиентами вступают в сговор с самыми различными целями. Например, с целью затягивания дела в своих собственных интересах. В известном анекдоте на эту тему сын приходит к отцу и говорит, что выиграл дело Смита, на что отец отвечает: «Идиот, на этом деле кормилось три поколения нашей семьи». Увы, это имеет под собой почву и действительно у адвокатов в судебных делах существует искушение тянуть дело максимально долго, если оплата его труда осуществляется почасово.

Уже по меньшей мере сотню лет существует этическая норма, не позволяющая адвокату навязывать свои услуги. Тем не менее, некоторые, например, дежурят в больницах и нередко пытаются навязать свои услуги, например, человеку, только что пострадавшему в автомобильной аварии.

- Где находится грань между предложением своих услуг и навязыванием их?

- Это - один из тех моментов, где грань определить трудно, потому что сегодня соответствующих правил не существует. Однозначно недопустима для адвоката договоренность, особенно за определенный процент, с посредником, который берется убедить клиента обратиться именно к нему. В дореволюционной России любого рода навязывание адвокатом своих услуг считалось недопустимым. Впрочем, я не утверждаю, плохо это или хорошо. Я считаю это одним из тех вопросов, по которым следует садиться и думать, искать эту грань.

- Как вы относитесь к рекламированию адвокатом своих услуг?

- Объявление в прессе о том, что такая-то фирма оказывает такие-то услуги - это просто информация, равно как публикация данных о фирме в профессиональном справочнике. Например, таком, как вышедший в Украине справочник, содержащий перечень юристов. Конечно, это не реклама.

Но настоящая реклама для адвоката - это рекомендация клиента, уже воспользовавшегося его услугами. То есть рекомендация человека, который уже убедился в качестве работы конкретного адвоката и рекомендует его другим людям. И это нормальный, достойный вариант рекламы.

Что касается наружной рекламы адвокатской деятельности, рекламы по радио и телевидению, то в ряде стран это запрещено, в других государствах намечается обратная тенденция. Например, сайт в Интернете не считается рекламой. Вообще во многих странах одним из пунктов правил адвокатской этики и даже законодательно регулируемым положением является запрет на прямую рекламу своих услуг, подобно аналогичному запрету, касающемуся медицинских услуг. Для этих категорий считается неэтичным заниматься саморекламой в качестве лучшего в своей области, заявлять, мол, мы гарантируем вам успех в таком-то деле. Адвокат не имеет права гарантировать успех в конкретном деле публично. Как и врач, он обязан рассказать клиенту, каков реальный шанс получить желаемый результат.

- Как вы расцениваете в этой связи рейтинги юридических фирм, которые с недавних пор проводятся и у нас?

- Категорически отрицательно. На мой взгляд, они построены совершенно неправильно. Вообще это очень деликатный момент, и здесь следует быть очень осторожными.

* * *

Учитывая реальные обстоятельства, сегодня никто из нас не застрахован от ошибки при выборе адвоката, которая может оказаться роковой. Так, по сей день практикует адвокат, который, пропустив срок подачи кассационной жалобы, обрек на годы лишения свободы молодого человека, осужденного за изнасилование, приговор суда в отношении которого подтверждается исключительно показаниями потерпевшей. Кстати, признанными судебно-психологической экспертизой неубедительными. Трудится на ниве защиты прав человека и другой его коллега, некогда уволенный за служебное несоответствие сотрудник правоохранительных органов. Увы, о подобных случаях мы слышим чаще, чем о ежедневном кропотливом и добросовестном труде профессионалов, ибо гораздо быстрее и охотнее передается из уст в уста история об адвокате-«кровопийце», чем о защитнике, безвозмездно отстоявшем интересы детей-сирот в результате полуторагодичной борьбы с отечественным правосудием.

Украинский закон «Об адвокатуре», принятый в 1992 году, содержит текст присяги адвоката, предусматривающий обещание «строго придерживаться законодательства Украины, международных актов о правах и свободах человека, правил адвокатской этики… строго хранить адвокатскую тайну.., всюду и всегда беречь чистоту звания адвоката». В то же время закон называет лишь несколько норм, которые можно отнести также к нормам профессиональной этики. Статья 7, предусматривающая обязанности адвоката, говорит о том, что, кроме соблюдения законов, использования всех предусмотренных законом способов защиты клиента, адвокат не имеет права использовать свои полномочия во вред лицу, в интересах которого принял поручительство, и отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого, подсудимого. Также адвокат не имеет права принять поручительство о предоставлении юридической помощи, если он предоставляет или ранее предоставлял ее лицам, интересы которых противоречат интересам обратившегося с просьбой о ведении дела, если он принимал участие в деле - причем в любом качестве, а также если в расследовании или рассмотрении дела участвует в качестве должностного лица его родственник.

Это - практически все, что действующий закон относит к обязанностям адвоката. И этого было бы недостаточно даже в том случае, если бы все без исключения обладатели лицензий на адвокатскую деятельность являлись высокообразованными профессионалами, ответственными, неукоснительно соблюдающими десять заповедей достойными людьми. Потому что, по убеждению специалистов, в этой профессии существуют проблемы этического характера, требующие осмысления и выработки общего подхода, обязательного для всех членов профессионального объединения. Но, похоже, лед все-таки тронулся: на днях Высшая квалификационная комиссия адвокатуры приняла Правила адвокатской этики, о которых мы расскажем в одном из следующих номеров. Будем надеяться, что профессиональное сообщество адвокатов получило реальные рычаги влияния на недобросовестных, нечистых на руку, неквалифицированных «паршивых овец», бросающих тень на все адвокатское сословие.

Информация к размышлению

Где нет тропы, надо часто оглядываться назад, чтобы прямо идти вперед (Василий Ключевский)

Конечно, на фоне вышесказанного многое из того, о чем пойдет речь ниже, будет казаться всего лишь прекраснодушными пожеланиями, не имеющими ничего общего с реальной жизнью. Но, излишне не идеализируя прошлое русской адвокатуры, было бы неразумно не прислушаться к теоретическим наработкам, взглядам, которых придерживалась «присяжная адвокатура в России в течение почти полувекового своего существования», подавляющее большинство которых звучит сегодня более чем актуально. Приводим выдержки из книги «Правила адвокатской профессии в России. Опыт систематизации постановлений советов присяжных поверенных по вопросам профессиональной этики» 1913 г.

О профессиональном

объединении

По идее законодателя, сословие присяжных поверенных должно представлять собою самое верное ручательство нравственности, знания и честности убеждений при защите вверенных ему интересов тяжущихся, обвиняемых и других лиц, участвующих в деле. Наша присяжная адвокатура зорко следит за наименьшим уклонением своего сочлена от того пути, который указывает ему достоинство его звания, стоит только пробежать отчеты наших советов, чтобы убедиться, что такой суровой и беспощадной дисциплины не знает ни одна корпорация, ни одно сословие в России. Так, за заведомо безнравственное оспаривание вполне справедливого иска, хотя возражения и были юридически обоснованны, совет запретил присяжному поверенному практику.

О рекламе

Деятельности адвоката должна быть совершенно чужда реклама. Принцип свободной профессии в том, что обращение за помощью к данному лицу основано на доверии к нему. Источником этого доверия может быть личное знакомство, отзывы, известность, приобретенная деятельностью на виду у всего общества. Ни врач, ни адвокат не предлагают своего труда. Они несут его тем, кто к ним обращается.

Никакого вопроса не может быть в том, что присяжный поверенный может и должен отдавать свой труд, как и врач, везде и всегда, где его знания являются необходимыми, но оповещать население о своем прибытии он не имеет основания, так как это значит, что он выносит свой труд на рынок.

Приобретение практики путем рекламы было бы гибелью для сословия. Знания, талант, трудолюбие и добросовестность в глазах общественного мнения потускнели бы перед настойчивой рекламой. Соревнование на почве личных и профессиональных достоинств уступило бы место конкуренции в ловкости рекламирования.

О совместительстве

Присяжным поверенным воспрещается состоять на службе от правительства или по выборам, за исключением лишь почетных или общественных должностей без жалованья.

Нахождение лица на службе общественной, хотя бы и не по выборам, а по вольному найму составляет препятствие к принятию в сословие адвокатуры.

Если присяжный поверенный не может служить на государственной службе, то тем более не может он состоять у кого-либо в личном услужении.

Занятия торговлей всегда признавались несовместимыми со званием присяжного поверенного.

Об иных морально-этических принципах

Недостойно присяжному поверенному заниматься розыском дел и клиентов. Из всех возможных способов искусственного расширения адвокатской практики наем агента для разыскивания клиента представляется наиболее неблаговидным. Наемная агентура вносит в адвокатскую среду такие приемы конкуренции, которые роняют достоинство адвокатуры.

Независимость адвоката есть его право и обязанность.

Совмещение в лице одного поверенного представительства от доверителей, имеющих разные интересы в деле, невозможно.

Присяжный поверенный никогда не должен прибегать для защиты интересов своих клиентов к средствам безнравственным. Присяжные поверенные должны своим образом действий убедить обращающееся к их содействию общество, что оно никогда не должно ожидать от них иного способа защиты вверенных им интересов, как способа законного и нравственного.

Учреждение адвокатских контор, или кабинетов, заслоняющих собой личную деятельность адвоката и низводящих деятельность эту до сферы промысла, не отвечает истинным задачам адвокатуры и уже потому не может быть практикуемо в сословии присяжных поверенных.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно