Бытовой вандализм. Против лома нет приема?

21 сентября, 2007, 16:37 Распечатать Выпуск №35, 21 сентября-28 сентября

Нынешним летом в Черкассах совершена серия актов вандализма. Обычно «вандализмом» мы называем бессмысленное уничтожение культурных и материальных ценностей...

Нынешним летом в Черкассах совершена серия актов вандализма. Обычно «вандализмом» мы называем бессмысленное уничтожение культурных и материальных ценностей. В данном случае говорить о бессмысленности сложно. Назовем это явление, которое всем достаточно хорошо известно, бытовой вандализм.

Итак, акт первый. Из парка 50-летия Октября в ночь на 13 июня была похищена черкасская любимица, бронзовая русалочка — одна из визитных карточек города. Влюб­ленная в принца русалочка была запечатлена скульптором в тот момент, когда, испив ведьминого зелья (кто помнит Андерсена), она из рыбьехвостой обитательницы моря превратилась в прекрасную девушку. Без малого сорок лет на фоне ее бронзовой фигуры, замершей на островке в пруду среди фонтанных струй, любили фотографироваться молодожены; памят­на она и многим гостям города. Черкасская русалочка являлась уни­кальным художественным явлением в ряду парковых скульптур советского периода. Уникальность ее и в том, что была она без пресловутого весла и обнаженная. Была.

Акты второй и третий. 30 июля сотрудники детской Художественной школы им. Д.Нарбута обнаружили пропажу мемориальной доски, посвященной художнику Даниилу Нарбуту. Доску, прикрепленную специальными якорными штырями, выдрали; на стене на уровне двух метров от асфальта остался след от обуви… Ну а дата исчезновения доски, установленной в память о скульпторе Анатолии Фуженко на доме художника, остается неизвестной. Одни говорят, украли ее «до Нарбута», другие — «после». А ведь мемориальные доски Фуженко и Нарбута были похищены со стен зданий, расположенных на центральных улицах, которые, в отличие от парка 50-летия и кладбищ (о кладбищах разговор впереди), в ночное время патрулируются милицией.

Создается впечатление, что после русалочки грабители вошли во вкус, ощутив прибыльность бизнеса. Еще ранее в Черкассах был разграблен мемориал афганцев, откуда украли бронзовые мальвы и пробитую пулей флягу…

Сыщики искали русалочку старательно, были, говорят, проверены, все пункты приема металла. Поиск результатов не дал. Некоторые лица в мэрии уверены, что «не случайно русалочка исчезла в период, когда парк переходил из одних рук в другие». Начальник Сосновского райотдела милиции Валерий Мендусь считает, что русалочку скорее всего из города вывезли и теперь, не исключено, она находится на какой-нибудь частной даче... Если так, «ЗН», публикуя фотографию черкасской любимицы, обращается с просьбой к ее новому владельцу, который, возможно, и не знает о ее криминальном происхождении, вернуть русалочку черкасщанам.

В СМИ города сообщалось, что некие лица готовы выплатить вознаграждение за находку русалоч­ки. Любопытно, что в связи с этой пропажей через СМИ распространялся слух, будто русалочка была изготовлена не из бронзы, а из бетона, «лишь покрыта чем-то». Если оценивать Черкассы «на предмет перспектив вандализма», то легко выяснится, что в городе есть чем поживиться: на центральных улицах и площадях все еще беспечно красуется несколько бронзовых досок, барельефов, памятников. К последним уже точно ищут подход: у Богдана Хмельницкого, как бы на пробу, отпилен кусок его внушительной сабли…

Хищение художественных и материальных ценностей из парков, с улиц и площадей удручает. Но это лишь приметная вершина той гигантской пирамиды из похищенного на территории Украины метал­ла. Если где-то высоко на вершине застыла скульптура нашей русалочки, то под нею в пирамиде спрес­сованные джунгли из стальных труб, сотни тысяч люков, рельсы, миллионы километров проводов, могильные кресты…

В народе бытует мнение, что «металлолом крышует милиция». Иногда на эту тему (может, и безосновательно) высказываются официальные лица. Вот, например, в конце июля мэр Кривого Рога Юрий Любоненко обвинил местных правоохранителей в «крышивании» незаконных пунктов приема металла. «В городе, — сказал он, обращаясь к милицейскому руководству, — уже стало традицией, что машины с металлом сопровождают работники милиции. — И поинтересовался: — Почему вы не раскрываете эти преступные группировки, которые работают у вас, в милиции?»

...В Древнем Египте был печальный период, когда по сго­вору с ворами строители делали в саркофагах замаскированные проходы — для упрощения процедуры ограбления. А бывали еще более печальные времена, когда стража некрополей, доведенная до крайней нужды, сама принималась грабить охраняемые ими объекты. У нас, кажется, до этого еще не доходило. История вечная. Вот и у Пушкина: «Ворами со столбов отвинченные урны…»

В качестве одной из причин, объясняющей безнаказанность кладбищенских воров, в недрах милиции называют такую: «Кладбища не патрулируются пешими нарядами. Лишь несколько патрульных машин, количество которых недоста­точно, к тому же они обслуживают все микрорайоны города, время от времени заезжают на кладбища. Эффективность от такой охраны мала».

Это при том, что воры часто и средь бела дня орудуют. Некто П. завел «личный трудовой график», по которому на велосипеде приезжал на кладбище с. Красная Слобода Черкасского района к 11 часам, выламывал приглянувшиеся элементы из нержавеющей стали и уезжал. Следователем доказано четыре эпизода, дело передано в суд. Начальник отдела дознания Черкасского райотдела милиции майор Светлана Нерознак рассказывает: «П. был задержан случайно. Его поймали охранники соседнего с кладбищем предприятия. По ст. 297 ч. 1 «Надругательство над могилой» П. грозит до трех лет лишения свободы. Но судьи в таких случаях часто ограничиваются штрафом или условным сроком. Сельские кладбища практически не охраняются. Для беспризорных, наркоманов, бомжей кражи на кладбище — самый легкий хлеб…»

В том же Черкасском райотделе участковый инспектор старший лейтенант Александр Гречуха и оперативные работники с воодушевлением рассказали о поимке граждан Л. и С., которые грабили сельские кладбища по ночам (в селах Шелепухи, Хрещатик, Березняки, Першотравневе). «Производительность» у Л. и С. была высокой, вывозили награбленное на автомобиле и мотоцикле. Уже дома они разрезали трубы «болгаркой» на куски по 10—40 сантиметров и вывозили в Черкассы… Вышли на эту группу почти случайно: участковый заподозрил ранее судимого Л. в причастности к хищению. При обыске в домовладении Л. были обнаружены обрезки труб — элементов могильных оград.

Задержание Л. вылилось в настоящий приключенческий сюжет — с засадами, погонями… Если ранее мы говорили о случайном или почти случайном обнаружении кладбищенских воров, то стоит сказать и о вполне закономерном. Участковый Сосновского райотдела милиции майор Алексей Бондар при проведении операции «Визит» получил информацию о некоем М., который как на работу ходит на кладбище № 2. Бондар с коллегами устроил засаду и задержал М. «на горячем», в результате было доказано 12 эпизодов разграбления могильных памятников, которые М. осуществил в мае-июне 2007 г. Большинство случаев раскрытия кладбищенского вандализма — заслуга участковых, которые сумели наладить работу с населением. Это при том, что должность участкового многие годы у нас считалась не престижной, когда имеющие жизненный опыт, пользующиеся у населения авторитетом «аниськины», ушли из МВД. Правда и то, что матерые металлоломные заправилы им не по зубам.

У пожилой четы Д. есть в Ротмистровке дачка (это Смелянский район Черкасщины), участок в 0,4 га был обнесен металлической оградой… Началось все с исчезновения части забора. Приехавший участковый помимо прочего сообщил, что ущерб от кражи не превышает 525 гривен и уголовного дела он по закону завести не может. На том и распрощались. Через некоторое время Д. (по состоянию здоровья бывали они в Ротмистровке нечасто) обнаружили, что бреши в ограждении значительно увеличились. Вновь явились правоохранители, все осмотрели и уведомили, что и на сей раз ущерб от кражи не превышает 525 гривен. На высказанное соображение, что, мол, если суммировать оба эпизода, то уж явно больше, — правоохранители резонно возразили, это еще не факт, что в обоих случаях орудовали одни и те же лица. То есть в первый раз была одна группа, теперь другая. Как бы вахтенным методом орудуют хлопцы? Чего не бывает! Когда же в третий раз приехали на дачу супруги Д., то им об их ограде напоминали только две опоры от ворот. Всего остального — как ни бывало. Опоры устояли, потому что забетонированы были крепко. Но, потерпев неудачу со столбами, они принялись за водопровод, который и демонтировали вчистую вместе с огромным баком… Хотите знать, что сказали правоохранители, когда приехали в третий раз?.. А вот соседнюю с Д. дачу неизвестные, уже давно покончив там с металлом, принялись разбирать на кирпичи и прочие элементы. Разгромили дом полностью! В том районе Ротмистровки местность холмистая, усадьбы стоят в отдалении друг от друга. По соседству с Д. есть еще один дом, в нем обитала местная жительница. Ей пришлось бросить дом на произвол судьбы, переехать к родне после того, как ночью на крышу забрались неизвестные…

Таковы ротмистровские реалии, открывающие один из вариантов будущего не только других наших сел, но и городов. Если так дело пойдет, скоро на металлолом потащат оконные решетки и стальные двери!

Иногда закрадывается подозрение, что во властных коридорах существует некий тайный циркуляр, согласно которому кража металла признается меньшим из возможных зол, на что решено смотреть сквозь пальцы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно