Благородные фигуры истории на фоне бурной эпохи

14 декабря, 2018, 16:36 Распечатать Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря

Бытует мнение: политика и политики едва ли не обязательно рано или поздно становятся грязными. 

© ria1914.info

Эта сентенция весьма распространена. Но ведь история имеет немало примеров, которые ее опровергают. Достаточно вспомнить Уинстона Черчилля, Томаша Гаррига Масарика, Вячеслава Чорновила...

Именно к таким, чистых душой, людям — хотя и они неоднократно ошибались — принадлежат и герои исследования киевского журналиста и историка Дмитрия Шурхало: "Скоропадський, Маннергейм, Врангель: кавалеристи-державники".

Что общего между этими деятелями? Они происходили из благородных родов и служили в лейб-гвардии кавалерийских полках, принадлежали к свите последнего императора России. Часто общались и служили вместе на ранних этапах военной карьеры. Все трое боролись за независимость своих государств. Павел Скоропадский — за украинское, Петр Врангель — за российское, Карл Густав Маннергейм — за финское. Но лишь последнему посчастливилось достичь своей цели. И еще — они постоянно говорили о страшной угрозе большевизма, далеко не очевидной в те времена. 

Самый старший из героев книги — Карл Густав Маннергейм — дважды возглавлял финское государство, сначала как регент, а потом как президент. Он считал борьбу против большевиков, в частности освобождение Петрограда, делом всемирного значения.

В историю фельдмаршал вошел благодаря строительству оборонительных сооружений на Карельском перешейке, позже названных "Линией Маннергейма". В середине декабря 1939 г. во время советско-финской войны наступление Красной армии было приостановлено. Генерал-кавалерист удачно организовал отпор хорошо моторизованной армии 170-миллионного государства. Небольшая страна (4 млн жителей!) остановила натиск вооруженного до зубов агрессора и навсегда вошла в историю, став примером для многих государств. "Крепости, пушки и иностранная помощь не помогут, если каждый человек не осознает, что именно он стоит на страже страны. Пусть помнят мужчины Финляндии, что без единодушия нельзя создать сильную армию и что только сильный народ может безопасно создавать свое будущее", — эти слова Маннергейма не утратили актуальности для современных украинцев, особенно в условиях российской агрессии. 

В ночь на 28 января 1951 г. барон Карл Густав Маннергейм умер. В центре Хельсинки установили ему памятник. 

Из всех командиров российского Белого движения именно барон Петр Врангель был самым талантливым и искусным. Ему не суждено было остановить большевиков, хотя шансы для этого у него были. Но, наверное, Врангель не виноват в том, что это не произошло. 

Первый заданием барона было комплектовать армию на Северном Кавказе. В начале ноября 1918 г. части Врангеля захватили Ставрополь. Белогвардейцы на начальном этапе войны благодаря профессиональной казачьей кавалерии достигли больших успехов. Д.Шурхало справедливо замечает: "В условиях гражданской войны, когда не было четкой линии фронта, зато возникли большие проблемы с транспортом, способный кавалерийский начальник мог решать стратегические задачи". В начале мая 1919 г. армия Врангеля начинает наступление на стратегически важный город Царицын. Удачным комбинированным ударом танков, пехоты и кавалерии барону удалось прорвать оборону противника. Впервые имея дело с бронетехникой, Врангель удачно ее применил. Белая армия захватила Царицын... 

И тут между Деникиным и Врангелем завязался спор. По характеру и мировоззрению они были совершенно разными людьми. Храбрый офицер, ненавидящий большевиков, Деникин, к сожалению, не отличался большим стратегическим даром. И каждый раз наступал на те же грабли. Он отказался сотрудничать с Маннергеймом, у него были большие расхождения с Врангелем, он не поддержал Скоропадского, не хотел признавать независимость Польши и сотрудничать с Пилсудским. "Тогда как барон Маннергейм из врагов делал друзей, российские (белогвардейские) вожди превращали соседей и союзников во врагов... Особенно яркой была такая политика в отношении Украины", — писал полковник Эрнест фон Валь о причинах поражения белых.

Противостояние закончилось тем, что в начале февраля 1920 г. Деникин отправил Врангеля в отставку и вскоре приказал ему и его ставленникам оставить территорию, подконтрольную Белой гвардии. Однако амбиции Деникина не отвечали, так сказать, его амуниции. Он потерпел сокрушительное поражение и в апреле подал в отставку. Во главе того, что осталось от вооруженных сил Юга России, встал барон Врангель.

Он оценивал свои шансы на победу как один к ста, однако решил попытаться. Врангель должен был периодически отвлекаться на решение вопросов гражданского управления, но его сдерживал недостаток кадров. "Где же взять честных, смышленых людей?" — в отчаянии выкрикивал он. Барон несколько раз пытался договориться с украинцами, но так и не смог достичь результата. Нестор Махно вообще повесил парламентеров барона. На согласие с ним не шли и лидеры Директории. Но они уже практически не контролировали Украину.

Врангель еще долго не прекращал борьбу с большевиками, но его планам не суждено было осуществиться. Его армия эвакуировалась из Крыма в Константинополь, а оставшиеся офицеры и солдаты стали жертвами красного террора. Утром 25 апреля 1928 г. генерал барон Петр Врангель умер в возрасте 49 лет; некоторые исследователи считают, что не от туберкулеза, а его отравил агент большевиков. Барон доказал (хотя и слишком поздно), что возможность для компромисса между небольшевистской Россией и национально-освободительными движениями все же была. Наверное, не случайно в современной России перезахоронили именно украинофоба Деникина, а не Врангеля. 

Можно согласиться с Д.Шурхало, что в 1917–1920 гг., при гетманате государственное строительство было наиболее эффективным. Но, к сожалению, тогда в Украине преобладали левые настроения. Такой была Центральная рада во главе с Михаилом Грушевским, Владимиром Винниченко и Симоном Петлюрой. 

В начале 1918 г. в Украине к власти пришел кабинет эсера Голубовича. Тогда Павел Скоропадский стал готовиться к перевороту. Больше всего его беспокоило отсутствие опытных людей, способных занять министерские должности. Скоропадский пошел на союз с немцами. Входил в соглашение c ними с двойственными ощущениями. С одной стороны, в этом союзе он очень нуждался. С другой — ему тяжело было смотреть, как они хозяйничают в Киеве.

29 апреля начался съезд хлеборобов, который должен был легитимизировать смену власти. На нем ораторы раскритиковали земельную политику Центральной рады и подчеркнули: "…для спасения края нам нужна сильная власть, нужен, по старому обычаю, гетман". Несмотря на кадровые проблемы и политические разногласия, Скоропадскому в сжатые сроки удалось сформировать дееспособный госаппарат, нормализовать финансовую систему и улучшить работу транспорта.

Летом 1918 г. Скоропадского посетил барон Петр Врангель, его бывший однополчанин. О взглядах гетмана вспоминает сам барон: "Скоропадский начал горячо доказывать мне, что Украина имеет все для создания самостоятельного и независимого государства, что стремление к самостоятельности давно жило в украинском народе". 

Тем временем в Украине исподволь разворачивалась гражданская война. Возмущенные хлебозаготовками и отменой земельного перераспределения крестьяне взялись за оружие. Летом 1918 г. в Украине насчитывалось около тысячи отрядов. Их возглавляли украинские эсеры и социалисты. Основная крестьянская масса была враждебно настроена к гетманскому государству. 

Положение гетмана все больше усложнялось. И он сделал свой выбор: 14 ноября провозгласил грамоту о федерации с Россией. Конечно же, такой шаг возмутил украинский политикум. На следующий день командир сечевых стрельцов Евген Коновалец потребовал от гетмана отменить грамоту и созвать Национальный конгресс, но получил отказ. Таким образом сечевики стали ударной силой восстания, поднятого Директорией. 14 декабря 1918 г. гетман прекратил сопротивление и отрекся от власти. 

Д.Шурхало считает, что промедление с земельной реформой было самой крупной ошибкой гетмана во внутренней политике. "Скоропадский, с одной стороны, это человек, который в период освободительной борьбы 1917–1920 гг. больше всего сделал для развития государства. С другой стороны, украинский политикум его воспринимал негативно, как и он "щирих украинцев", как гетман саркастически называл украинских политиков", — отмечает автор книги.

Гетман выехал в Германию, где провел остаток своей жизни. Попав под бомбежку, он получил смертельные ранения и 26 апреля 1945 г., на 72-м году жизни, умер. К сожалению, фигура настоящего патриота Украины была искажена советской пропагандой, прежде всего благодаря писателю Михаилу Булгакову, который, мягко говоря, не очень благосклонно относился к украинцам. Недаром пьеса "Дни Турбиных" нравилась Сталину, который много раз смотрел постановку... 

Книга Дмитрия Шурхало построена как интересный рассказ о судьбах этих выдающихся людей и базируется на архивных документах и воспоминаниях самих героев. Фигуры "кавалеристов-государственников" представлены на фоне эпохи, действующими лицами которой они и были. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно