В Табурище и Градижске лекарств не будет?

17 декабря, 2010, 17:30 Распечатать

Какую первоначальную ассоциацию вызывает слово «лекарства»? Не берусь обобщать, но, по моему мнению, для большинства людей, особенно в глубинке, это слово «дорого»...

Какую первоначальную ассоциацию вызывает слово «лекарства»? Не берусь обобщать, но, по моему мнению, для большинства людей, особенно в глубинке, это слово «дорого». Так сложилось, что лекарства у нас недешевые, да еще время от времени стремительно дорожают. Причин немало. Как оказалось, одну из них можно проследить на примере светловодской фирмы «Эскулап», которая, по словам основателя и руководителя Льва Брагинского, может прекратить свою деятельность. Без работы останутся более ста квалифицированных работников, а без лекарств — полтора десятка населенных пунктов, жителей которых обслуживало ООО «Эскулап».

Аптечный киоск как двигатель рыночной экономики

В советские времена, как известно, все аптеки были коммунальными. При лечебных учреждениях действовал аптечный пункт, торгующий, в частности, лекарствами, которые отпускаются по рецептам. Аптечные же киоски, расположенные на вокзалах, в аэропортах, имели право реализовывать только безрецептурные препараты. Эту схему использовали и в 1998 году, когда подготавливали Лицензионные условия ведения хозяйственной деятельности по изготовлению лекарственных средств, оптовой и розничной торговли лекарственными средствами для участников бурно развивавшегося фармацевтического рынка. Но сложилось так, что именно аптечный киоск стал на нем особым игроком.

Почему? Все довольно просто: 70—75 квадратных метров полноценной аптеки с арендой, коммунальными услугами нельзя сравнить с 15—18 квадратными метрами аптечного киоска, которые можно разместить в любом магазине, торговом центре, метро, вокзале. За счет больших потоков людей оборот средств в таких киосках намного быстрее, чем в аптеках, а следовательно, выше рентабельность. Соответственно, и цены можно установить ниже — многие могли позволить себе даже оптовые, имея прибыль от быстрого оборота и дисконта от поставщика. Поэтому большинство фирм действовали по простой схеме: аптека и определенное (в зависимости от размера бизнеса) количество киосков.

«Эскулап», скромная провинциальная фирма, конечно, не имела возможности размещать свои киоски в больших торговых центрах или метро, поэтому сделала ставку на сельскую медицину. Дело в том, что бывшие коммунальные аптеки не только в селах, а даже на окраинах райцентра давно экономически умерли. Там, где выгодно, их приватизировали (на всю область осталось только несколько коммунальных аптечных точек — в Кировограде, Александрии и Знаменке). Поэтому киоск в Табурище (окраина Светловодска, бывшее историческое название этого городка), где люди живут в частном секторе, оказался выгодным и им, и «Эскулапу».

Представители территориальной общины соседнего Градижска, например, сами обратились в «Эскулап», чтобы организовал доставку лекарств, потому что аптеки у них давно нет, три с половиной тысячи людей плюс семь-восемь окружающих сел остались без фармацевтического обеспечения. По словам Льва Брагинского, два года пошло на налаживание сети распространения, именно «Эскулап» одним из первых провел в Градижск Интернет (Лев Владимирович — бывший технарь, управление бизнесом строит по всем современными требованиями).

ГСН — средство борьбы с АК

К сожалению, в нашем государстве есть люди, которые под видом усовершенствования и улучшения часто разрушают то хорошее, что уже создано. На аптечные киоски начали наступление с помощью государственных строительных норм (ГСН). Их условия, так называемые В2.2.10-2001, предусматривали убийственные для аптечных киосков требования: метраж не менее 21 кв. м,
обязательный отдельный вход с улицы, наличие канализации. В 2001 году, когда вводились новые лицензионные условия, ссылок на эти ГСН (тогда их применяли к новостройкам или реконструированным объектам) не было. Более того, новые условия понижали обязательную площадь аптек до 50 кв. м, что противоречило тем же ГСН.

В 2004 году Кабинет министров принял постановление №1570, которое существенным образом ограничило действие ГСН. «Эскулап» получал лицензию в 2007 году, когда действовало упомянутое постановление Кабмина. Но в последние годы наступление на аптечные киоски значительно усилилось. Лицензионные условия практически ежегодно становятся более жесткими — за 2008—2010 годы принято три новых варианта. И если бы же речь шла об интересах потребителя — недопущение торговли фальсификатом или лекарствами, срок годности которых закончился, или соблюдение тех же санитарных норм (аптечные киоски должны иметь и соответствующие холодильники, и сейфы, и квалифицированный, с соответствующим образованием, персонал) — против этого никто бы не возражал). Но речь идет опять же о тех же ГСН! При этом применяются они только относительно киосков, а касательно аптечных пунктов и аптек — нет! При этом в некоторых моментах новые лицензионные условия нарушают те же ГСН, и это никого не волнует!

По данным специализированного издания «Аптека», с 2007 года, когда началось педалирование ГСН, сеть аптечных киосков уже сократилась на 13%!

Лев Владимирович со своим «Эскулапом» не молчит: еще в позапрошлом году обращался к тогдашнему министру здравоохранения Василию Князевичу с письмом, в котором детально обосновал свою позицию о том, что применение предлагаемых государственных строительных норм буквально уничтожит аптечные киоски. А это четверть фармацевтического рынка Украины. Такой ход событий не выгоден ни потребителям, ни государству (без работы останутся около 20 тыс. людей), а разве что конкурентам — крупным игрокам, для которых низкие цены в аптечных киосках словно кость в горле. Кто им не дает заниматься подобным? Так нет, мороки много, а капитализации ноль.

Поэтому цены на лекарства вырастут, зато резко уменьшится доступность медикаментов в селах и частном секторе небольших городов. Конечно, существенным образом снизится оборот лекарств в Украине, не говоря об убытках субъектов предпринимательской деятельности, которые, расширяя свои сети, ориентировались все же на рыночные условия ведения бизнеса.

В апреле этого года Брагинский обращается с письмом к бывшему в то время председателю Госкомпредпринимательства Михаилу Бродскому, высказывая те же опасения: «Требования к аптечным киоскам значительно строже, чем к аптечным пунктам. Отдельный вход с улицы, площадь не менее 21 кв.м (АП — 18), централизованное водоснабжение, канализация, туалет площадью не менее трех квадратных метров, выведенное из жилищного фонда помещение. Кроме того — запрет торговать рецептурными препаратами, в отличие от АП (факт такой торговли тянет за собой лишение лицензии всей фирмы) — все это приведет к экономической нерентабельности, а следовательно, уничтожению аптечных киосков!» Говорил также провинциальный предприниматель о том, что Госкомпредпринимательство
не приглашает к обсуждению новых лицензионных условий представителей из регионов, в частности из нашей областной ассоциации работодателей в области медицины и фармацевтики.

Пусть исчезают, но жаль...

Государственная инспекция по контролю качества лекарственных средств в Кировоградской области все же лишила «Эскулап» лицензии. За то, что его аптечные киоски не соответствуют нынешним требованиям.

Ни государственная инспекция в области, ни экспертно-апелляционный совет Госкомпредпринимательства
не приняли во внимание то факт, что срок действия лицензии, полученной «Эскулапом», заканчивается только в 2012 году, поэтому до того времени, считает Брагинский, он имеет право работать на условиях, по которым получал лицензию в 2007-м! К тому же, по словам Льва Владимировича, государственная инспекция в области имеет право проводить проверки не раньше, чем через год после предыдущей, в «Эскулап» же пришли через несколько месяцев. Второй акт (а именно он является основанием для изъятия лицензии) должен учитывать санкции, принятые по результатам первого акта о нарушении, никакие санкции к «Эскулапу» не применялись. Теперь должны доказывать все это в суде, конечно, слабо надеясь на справедливое решение.

Руководитель государственной инспекции по контролю качества лекарственных средств в области Лилия Панфилова считает, что ситуация с «Эскулапом» не заслуживает особого внимания. По ее же словам, фирма нормальная, работающая, динамическая. Угрозы исчезновения аптечных киосков и уменьшения оборота лекарств, в первую очередь в провинции, она не видит, просто жестче стали требования — вот и все. Более того, Лилия Валентиновна считает, что, может, так было бы и лучше, ведь киоски, дескать, могут позволять себе торговать рецептурными препаратами (за всем не уследишь!).

Кстати, Лев Брагинский в своих письмах тоже поднимает этот вопрос — почему аптечным киоскам это запрещают делать, если требования к ним жестче, чем к аптечным пунктам, у которых всегда было право на продажу лекарств по рецептам? Ведь такой подход — просто калька с бывшей советской схемы, давно канувшей в небытие. Речь здесь явным образом не идет о соблюдении каких-то норм или качества, следовательно, об интересах потребителей... И если в министерстве об этом не думают, то государственные инспекции на местах давно должны были бы заметить эту тенденцию и инициировать соответствующие изменения в лицензионных условиях. Или у нас не принято идти навстречу предпринимателям (а не менять ежегодно правила!) и потребителям, отдавая предпочтение только крупным игрокам на рынке? И государственные институты только для этого и существуют?..

А что же «Эскулап»? В случае, если фирму все же придется закрыть, останутся лекарства стоимостью более ста тысяч гривен. У ООО нет лицензии на оптовую торговлю. Куда их? В Днепр? В Светловодске на его берегах еще можно найти чистые места...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно