ТРИ НЕДЕЛИ МЕЖДУ ЖИЗНЬЮ И СМЕРТЬЮ

24 июля, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 30, 24 июля-31 июля 1998г.
Отправить
Отправить

Автомобиль, пострадавший вследствие дорожно-транспортного происшествия, опытные работники ГАИ признали непригодным даже для использования на запчасти...

Автомобиль, пострадавший вследствие дорожно-транспортного происшествия, опытные работники ГАИ признали непригодным даже для использования на запчасти. Медицинские специалисты столичной больницы скорой помощи и медицины катастроф сделали такое же заключение относительно человека, ставшего жертвой катастрофы. В нем почти не было неповрежденных органов, пригодных хотя бы для трансплантации другому пострадавшему.

- Неужели нет надежды? - с мольбой в глазах обратилась жена пострадавшего к директору клиники политравмы этой больницы заслуженному врачу Украины, кандидату медицинских наук Нугзару Барамии. Женщина была с детьми: одного держала на руках, трое других, мал мала меньше, прижимались к матери. - Отец - единственный наш кормилец. Что с нами будет?..

Может, это глубокое отчаяние и вдохновило хирургов - они совершили героическую попытку воскресить пострадавшего.

В клинику его доставили в состоянии шока. Длительное время он был без сознания. Врачи констатировали опасное сотрясение головного мозга, перелом обеих голеней, левого бедра, плеча и предплечья, закрытую травму грудной клетки, двухсторонний гемоплевмоторакс (наличие крови и воздуха в плевральной полости), множественные переломы ребер, закрытую травму брюшной полости, сильную травму поджелудочной железы, разрыв селезенки и печени и пр. и пр.

Начался изнурительный труд бригады хирургов во главе с Нугзаром Барамией, на счету которого не одна уникальная операция. Ушили разорванную печень, селезенку пришлось удалить. В размозженном состоянии оказалась и поджелудочная железа. Но если функции селезенки способна взять на себя реконструированная печень, то поджелудочную железу не заменит ни один другой орган, а без нее - реальная перспектива сахарного диабета. И хирурги пошли по единственно возможному в данной ситуации пути - выполнили субтотальную панкреатэктомию. Они удалили более двух третей поджелудочной железы. В расчете на то, что оставшаяся ее небольшая часть будет работать за весь орган.

Однако реставрированные «запчасти» организма человека могут функционировать только в нормальной среде. А именно здесь и таилась опасность даже при филигранном хирургическом вмешательстве. Нужно было удалить кровь и воздух из плевральной полости, дренировать, промыть брюшную полость, предотвратить развитие воспалительных, гнойных процессов в грудной полости, принять меры и к возможным другим неприятностям послеоперационного периода. Все это было сделано одновременно. А еще нужно было спасать и покалеченные конечности.

Если главный труд оказался позади, то впереди вырисовывалась главная опасность - реакция организма на столь многочисленные хирургические вмешательства. Так оно и случилось. В послеоперационный период лечения пострадавшего возник ферментативный перитонит, спровоцированный омертвением части поджелудочной железы, чрезвычайно нежного органа, не терпящего скальпеля. Пришлось делать повторные операции в брюшной полости - удалить омертвевшую часть железы. А затем пошла интубация тонкого кишечника, санация брюшной полости. Пришлось промывать ее восемь раз, дабы предотвратить осложнения.

В итоге - 13 операций, не считая санаций, промывок. Ну а что же при этом пациент? Как он все это выдержал?

Первые 16 дней пребывания в больнице - тяжелейшее состояние, балансирование на грани жизни и смерти. Дыхательная система не действовала - за пострадавшего дышали искусственные легкие. Единственный орган, который пока не подводил, - сердце. Но вот случилось ЧП, которое едва не свело на нет весь огромный труд хирургов, - сердце остановилось. Сигнал об этом прозвучал как нечто роковое. Спасло пациента то, что врачи предусматривали такой поворот событий. Реаниматологи во главе с заведующей отделением интенсивной терапии Натальей Исаенко оказались рядом. Им-то и удалось запустить самую важную «запчасть» организма.

Пациент, мужчина 39 лет, слесарь по профессии, выжил.

…Здесь давно уже окончился рабочий день, но хирурги клиники политравмы, а все они специалисты высочайшей квалификации, все еще не расходятся.

- Каков же у вас рабочий день? - спрашиваю директора клиники.

- С восьми утра - и пока все не будет сделано. - Нугзар Барамия объяснил. - Этот наш многострадальный пациент, Петр Петрович, послезавтра уже выписывается. Так вы думаете, мы получили передышку? Как бы не так. Только что сообщили: в приемном покое находится пострадавший от ножевых ранений. Значит, с ходу будем оперировать.

Вместо эпилога. Погожее летнее утро. Из больницы в сопровождении женщины с грудным ребенком и еще тремя детьми, старшему лет десять, вышел мужчина и, опираясь на костыль, направился к воротам больничного городка. Там его ждал друг со своим видавшим виды «Жигуленком». Друг смотрел на нашего пациента словно на пришельца с того света.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК