Стерилизация белых халатов

15 июля, 2005, 00:00 Распечатать

На небольшом пятачке перед Министерством здравоохранения Украины — яблоку негде упасть. На центр...

На небольшом пятачке перед Министерством здравоохранения Украины — яблоку негде упасть. На центральной проходной никого не пускают, а возле боковой двери выстроилась длиннющая очередь — люди тихо проклинают организаторов, выясняя кому куда идти. «Повторяю: нас 30 человек, а в зал пропустят только пять, — на повышенных тонах объясняет руководитель одной из областных делегаций. — Давайте решать — кто в зал пойдет, а кто за дверью останется…»

Из 836 представителей в зал попали около двухсот...

Медицинская общественность хоть и без особой надежды, но все же ожидала парламентские слушания на очень наболевшую тему «Проблеми у сфері забезпечення охорони здоров’я і медичного обслуговування громадян України та шляхи їх розв’язання». К этому событию готовились все — профильный комитет ВР, Минздрав и его областные подразделения, многочисленные общественные организации. Впервые во многих регионах были проведены общественные слушания, приняты соответствующие резолюции, и все надеялись увидеть их в итоговом документе — ведь одно дело, когда решения навязываются сверху и совсем другое, когда они выстраданы, выверены многолетним опытом.

Но в парламенте, как на грех, разразилась очередная баталия — на сей раз по поводу пакета экономических законопроектов, определяющих перспективу принятия нашей страны во Всемирную торговую организацию (ВТО). Утром 6 июля стало понятно, что депутатам не до охраны народного здоровья. Спикер предложил проголосовать за постановление Верховной Рады, но не указывать, где будут проводиться парламентские слушания — это, мол, роли не играет.

Трансляция сессии велась на всю страну, и после такого сообщения многие кинулись звонить в секретариат комитета ВР по охране здоровья, материнства и детства, чтобы узнать, где же все будет происходить. Но, увы — телефоны молчали. Сотрудники секретариата, получив информацию, что слушания переносятся в здание на Банковую, 6—8, засуетились, ведь ранее планировалось разместить медицинскую выставку на площади перед парламентом, а теперь пришлось в срочном порядке все экспонаты и стенды устанавливать на новом месте. Однако не успели как следует там разместиться, как поступила очередная команда — вперед, к Минздраву! Но в тесном дворике перед министерством толпился обиженный народ, и хорошая, в общем-то, идея с организацией выставки успешно провалилась. Как, впрочем, и сами парламентские слушания, которые выступающие называли то коллегией Минздрава, то заседанием профкома.

На выступления депутатов зал реагировал бурно, безусловно, задевало то, что каждый из них в первую очередь репрезентовал свою партию, а медицинской общественности отводилась роль массовки. Традиционная для оппозиции тема политических репрессий — мол, увольняют главных врачей потому, что у них халаты белые, а не помаранчевые, вдруг получила неожиданное развитие.

— Я хочу доложить министру: сегодня у вас в подчинении лечебных учреждений нет! — так категорично начала свое выступление Ирина Комаревцева, начальник управления охраны здоровья Луганской ОГА. — У нас полностью разрушена вертикаль управления — министерство, управление и лечебное заведение, ведь, согласно Закону о самоуправлении, главные врачи назначаются и освобождаются решением районных и областных советов, хотя ответственность за лечебно-профилактическую работу несем мы. К чему это приводит, могу показать на примере Сватовской областной психиатрической больницы, в которой очень высокий процент смертности пациентов трудоспособного возраста, по причинам, которые никак не связаны с основным заболеванием. Начали разбираться, а там просто обкрадывают больных — они лежат на досках, их кормят буквально помоями — тут даже соли не получали! О лечении лучше не вспоминать! 24 года руководит этой больницей Иван Русавский и каждый раз все списывает на недостаточное финансирование. Уволить его в течение двух последних лет никак не могли — облсовет не давал согласия, хотя аргументов было предостаточно. Я проанализировала ситуацию как ученый: взяла статистику за благополучные 80-е годы и увидела, что смертность была в пять раз ниже, чем сейчас, а объемы финансирования по удельному весу были такие же, как нынче. Но, несмотря на это, у меня нет юридических механизмов снять такого главврача.

Ирина Комаревцева работает на новой должности совсем недавно — до этого она возглавляла научно-исследовательский центр Луганского университета, защитила докторскую диссертацию. После долгих размышлений согласилась попробовать внедрить в реальную медицину все то, что создавалось в теоретическом плане.

— Даже если увеличится финансирование — денег никогда не хватит. Нам нужно честно сказать: у государства на нынешнем этапе экономического развития нет возможности всем обеспечить необходимую помощь. Может, и не стоит посягать на святое — на статью Конституции, но пришло время разделить такие понятия, как медпомощь и медуслуга. Мы слышали от депутата-коммуниста, что семейная медицина — это зло, но так может сказать кто угодно, только не врач. Сегодня семейная медицина — это единственная возможность обеспечить социально незащищенные слои населения хоть какой-то медицинской помощью. Тут вспоминали о 15 тысячах врачей, которые стоят на бирже труда, потому что не хотят ехать в село. Причина в другом — у нас не выполняется Пенсионный кодекс: заведующие отделениями и главврачи, как правило, занимают должности до конца дней своих, ротация кадров происходит раз в 20—30 лет. У молодого специалиста нет мотивации продолжать работать, нет перспективы профессионального роста, поэтому, достигнув определенного уровня, он уходит либо в коммерческую медицину, либо вообще из системы здравоохранения. Думается, пора законодательно закрепить то, что должности заведующего отделением и главного врача занимают на конкурсной основе с обязательным заключением контракта сроком на пять лет. А по достижении пенсионного возраста возможны только краткосрочные контракты — до момента подготовки молодого специалиста по данной специальности.

С трибуны коммунисты пугали всех нас тем, что грядет сокращение стационаров — их действительно нужно сокращать, практики это отлично понимают. У нас в Новом Айдаре есть прекрасное хирургическое отделение на 35 коек, но лежит там не более пяти больных, в городских больницах, как правило, хирургические стационары заполнены на 40—50 %. Сокращать надо, но не так, чтобы врачей на улицу выбрасывали, нужно перепрофилировать эти койки — в хосписы, в отделения сестринского ухода. Не начнем это делать сегодня — будет беда: население стремительно стареет. Только в Луганской области половина населения достигла пенсионного возраста, а через десять лет будет уже около 75%, и это как раз та категория, которая больше всего нуждается в уходе. У нас 17 тысяч лежачих больных на дому, о которых никто не знает и знать не хочет…

Выступление Ирины Александровны по праву заслужило аплодисменты зала. После окончания мероприятия поинтересовалась у нее:

— Можно ли данное собрание считать парламентскими слушаниями?

— Увы! Как охрана здоровья в целом воспринимается в государстве, так и парламент к ней отнесся — о медицине и медиках начинают вспоминать только в предвыборный период. Обидно. Мы серьезно готовились. В составе делегации, кроме главврачей, заместитель главы Луганской ОГА и главы райадминистраций самых отдаленных районов. И это не случайно — реформировать систему здравоохранения нужно не только медикам, к этому необходимо подключаться и властям, и общественности. Я езжу по районам, и часто происходит так, что порог местной больницы новый глава райадминистрации впервые переступает вместе со мной. Понятно, что невозможно в одночасье изменить экономику и доходы людей, но как сегодня система здравоохранения относится к пациентам, так простые люди судят о нынешней власти.

Подобного мнения придерживается и начальник управления здравоохранения Черкасской ОГА Юрий Кувита. Делегация области привезла с собой интересные материалы, а также резолюцию межрегиональных слушаний, которые подытожили всю подготовительную работу, проведенную накануне парламентских слушаний. Но поделиться предложениями о путях выхода из кризиса, к сожалению, в столице не удалось — и в зал далеко не все попали, и к трибуне профессионалам доступ был ограничен — народные депутаты, на правах хозяев, высказывали то, что на душе накипело, не особо обращая внимание на регламент.

Приглашали на парламентские слушания представителей медицинской науки и образования, но услышать их можно было в основном в кулуарах.

— Хотелось узнать мнение коллег и общественности по вопросам реорганизации медицины и в частности семейной, — делится впечатлениями Александр Хвисюк, ректор Харьковской медицинской академии последипломного образования. — Пора обсудить правовые аспекты медицины — они все время вне поля зрения. Не могу согласиться с тем, что больного и врача ставят по разные стороны баррикад, мол, у них разные интересы — правовые, экономические.

— А разве не так?

— Нет. Сегодня и доктор, и больной работают на аптеку.

— Больной — еще понимаю, но почему доктор?

— Он отправляет больного покупать лекарства, а они фантастически дорогие! Не случайно новый Кабинет министров обещал упорядочить ценовую политику в сфере лекарств. Вот куда недовольство общества надо направлять и добиваться перемен. Доктор, как получал курицу и бутылку, так и получает — с годами не меняется стереотип взаимоотношений больного и врача. А с точки зрения пациента, все, что он тратит на лечение, он переносит на медицину, ругая при этом докторов. Посмотрите хотя бы по внешним признакам: аптека и больница — как они выглядят?

В кои веки профсоюз медицинских работников получил возможность громко заявить о себе и, судя по репликам в зале, получил бы безоговорочную поддержку. Но как-то неуверенно и даже кокетливо прозвучала мысль о том, что следовало бы всем участникам собраться, пойти под стены Верховной Рады да показать парламенту и правительству!.. И все-таки «показ» отложили — решили зря не пугать руководство страны, а тихо сидеть в душном зале и жаловаться друг другу на низкие зарплаты, завидовать учителям, которым их повысили, ругать плохие условия работы — во многих больницах оборудование изношено на 50—80%.

Нынешние слушания в очередной раз продемонстрировали, что общественные организации медиков намного пассивнее, чем те, которые отстаивают интересы пациентов. Президент Всеукраинского совета прав и безопасности пациентов Юрий Губский напомнил присутствующим в зале врачам о том, что во всем мире пациентов не только лечат, но и считаются с их мнением, уважают их выбор — это обязательный элемент гражданского общества, на которое мы равняемся. Стоило бы рискнуть и провести обследование здоровья депутатов и их родственников на каком-нибудь аппарате — ровеснике эпохи застоя, может, после этого закон о правах пациентов и попал бы в повестку дня парламента. Примечательно, что защитники прав пациентов не противопоставляют их врачам, они считают, что накопившиеся проблемы отрасли — беда общая.

— В ходе слушаний мы пришли к выводу, что необходимо создать при профильном комитете ВР научно-экспертную комиссию, которая обобщала бы все наработки, готовила проекты и проводила широкое их обсуждение, — высказал свое предложение Ю.Губский. — Сейчас о реформировании говорят все, но никто конкретно не отвечает ни за подготовку проектов, ни за их внедрение, хотя отрасль уже много лет находится в системном кризисе. Наверное, кому-то выгодно оставлять все без изменений, выставляя врачей не в лучшем свете…

Интересно, что именно общественность встала на защиту чести и достоинства врача, хотя ожидали этого, в первую очередь, от профсоюзов и министерства. Правда, как заметил один из оппозиционных депутатов, на слушания не пришел ни один представитель Министерства здравоохранения. Зал невесело улыбнулся этой шутке — председательствовал на слушаниях Н.Полищук, но его представили как народного депутата, руководителя профильного комитета (он хоть и написал заявление об уходе из парламента, но голосования еще не было). Проигнорировали собрание медиков не только заместители министра, но и члены правительста, которое, как напомнил депутат, обещало идти «навстречу людям». Ладно, премьер-министр в парламенте решает судьбу ВТО, но почему нет в зале вице-премьера по гуманитарным вопросам?

— Из 20 научных программ сегодня финансируются только семь, — поделился своими проблемами президент АМН, академик А.Возианов. — Из-за нищенской зарплаты лучшие ученые уезжают, работают во славу других государств. Молодым нужна перспектива, а что у нас? Сколько раз уже говорилось о необходимости создания института генных технологий, о том, что надо продолжать работу со стволовыми клетками, но дальше слов дело не идет!..

Ученые, конечно, понимают, что экономика страны не может поднять все и сразу, поэтому предложили посильную помощь — академики согласны взять шефство над ФАПами (ФАП — фельдшерско-акушерский пункт. — Авт.) и со всей ответственностью лечить сельское население...

Думается, такой вид медпомощи прозвучал бы на всю Европу! После этого, возможно, и в нашей стране парламентские слушания проходили бы, как в Европе, а пока обошлись даже без резолюции, резко сократив список выступающих. Точку в выступлениях успела поставить Ирина Комаревцева: «Пока парламент лечится в Феофании — ничего у нас не изменится».

…Медицинская элита покинула зал, обсуждая по дороге, о чем будут рассказывать коллегам дома. Думаю, особо содержательными будут сообщения тех главных врачей и специалистов, которых не пустили на порог ни в парламент, ни в Минздрав.

* * *

Подводя итоги сессии, Владимир Литвин подчеркнул, что Верховная Рада — это не девка по вызову, и такой никогда не будет. Судя по организации слушаний 6 июля, такую роль парламент отводит другим.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно