Школа избавления от боли

23 июня, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 23 июня-30 июня

Сегодня на борьбу с болью в мире расходуются огромные средства. К примеру, только в США на эти цели уходит свыше 100 млрд...

Сегодня на борьбу с болью в мире расходуются огромные средства. К примеру, только в США на эти цели уходит свыше 100 млрд. долл. в год. Среднемесячные затраты на фармакологические препараты небогатого украинского пенсионера составляют около 60 грн. И более половины этой суммы уходит на различные анальгетики — лекарства от боли. К сожалению, проблема не исчерпывается лишь финансами. Нередко даже большие деньги не сделают качество жизни человека, испытывающего боль, лучше, так как современная наука еще не имеет надежного набора средств, которые избавили бы человечество от этой проблемы.

В Институте физиологии им. А.Богомольца Национальной академии наук Украины уже в течение 20 с лишним лет ведутся научно-экспериментальные работы по исследованию первичных механизмов боли. Известному украинскому институту удалось добиться выдающихся результатов на этом направлении. Неудивительно, что именно в Киеве были открыты два типа болевых рецепторов, или, как их называют ученые, «ноцицепторов». Так, из трех ноцицепторов, известных в настоящее время науке, открытие двух (это рецепторы протонов и АТФ) принадлежит академику Олегу Крышталю.

Британское физиологическое общество спонсировало в этом году проведение престижной Международной школы «Изучение ноцицепции: от периферии — до ствола» именно в Киеве. В качестве лекторов были приглашены всемирно известные специалисты из разных центров планеты: Дэвид Беннет, Энн Кинг, Бриджит Ламб (Великобритания), Сергей Хасабов (США), Олег Крышталь, Нана Войтенко (Киев) и, конечно же, студенты из разных стран.

На круглом столе, посвященном этому событию, журналисты пытались получить от ученых ответы, в основном, на следующие вопросы:

— Что такое боль с точки зрения современной науки и каковы перспективы избавления от хронических болей, которые сегодня портят жизнь значительному количеству людей, особенно преклонного возраста?

О.КРЫШТАЛЬ — На протяжении жизни люди нередко встречаются с болью. Однако если это сигнал о повреждении, боль в этом случае выполняет полезную функцию. Это знак того, что существует опасность болезни и нужно срочно подготовиться и принять меры. Но боль может утратить сигнальную функцию и стать хронической. Это информационно ненужное, но очень неприятное дополнение к жизни. И, к сожалению, пока только в половине случаев мировая фармакология может помочь пациенту радикально.

С.ХАСАБОВ — Да, обычно боль — это абсолютно необходимое чувство. Человек или животное, которое лишено чувства боли, не сможет жить долго и благополучно, а если и живет, то с большими травмами. Поэтому следует говорить о боли как о патологии только тогда, когда она переходит из разряда острых болей, необходимых организму (как сигнал органам чувств об опасности), в разряд хронических болей, которые уже сами по себе — патология и часть заболевания, с которым нужно бороться. В связи с этим хочу еще раз подчеркнуть — бороться нужно только с хронической, патологической болью.

— Какова задача этой конференции и какова цель ее организации?

О.К. — Небольшое, но существенное уточнение — это не привычная конференция, а международная школа, на которую приглашены студенты из многих стран мира: Великобритании, Венгрии, Бразилии, Чехии, Румынии, Беларуси, России, Украины. Физиологическое общество Великобритании уже давно проводит подобные школы для молодых ученых из разных стран. Сегодня такая школа организована в Киеве. Это большая честь для нас.

Разъясню сразу же, что значит «студенты» в такой школе. Это молодые ученые ранга кандидата наук, которые в течение нескольких дней пребывания в Киеве получат информацию из первых рук — буквально с переднего края мировой науки о боли. Цель такой школы — выработать у слушателей общий взгляд на проблему.

Конференция задумана так, чтобы охватить все участки возникновения боли: от периферии, где появляются первые сигналы о том, что с организмом что-то не в порядке, до мозга, где боль превращается во всем известную эмоцию. Конференция проводится благодаря Британскому физиологическому обществу. Это очень существенная деталь, которая придает особое значение школе среди специалистов, так как британские физиологи — лидеры в этом направлении.

Достаточно посмотреть на список нобелевских лауреатов в области физиологии за последние полстолетия, и мы увидим там огромное количество британских имен. Корифеи современной нейрофизиологии именно оттуда. Это потому, что британской науке присуща исключительная взыскательность к научным результатам. Они предъявляют такие требования к своим исследователям, которые в других странах назвали бы драконовскими. Почему? Да потому, что именно это и позволяет британским ученым быть все время на переднем крае. Нам бы в первую очередь поучиться у них именно этому и стать столь же требовательными к себе и к своим результатам!

Н.ВОЙТЕНКО — Институт физиологии им. А.Богомольца был выбран местом проведения такой ответственной школы не случайно. Это показатель того, что мы способны дать студентам, аспирантам и молодым ученым, приехавшим из разных стран, то, что, возможно, они не получат у себя дома. В институте есть все возможности для изучения и демонстрации молодым коллегам всех аспектов исследования боли по самым современным методикам и на новейших приборах. Наши практические демонстрации позволят рассмотреть строение отдельной клетки, познакомиться с различными явлениями на клеточном уровне, показать передачу болевой информации на молекулярном уровне. И дальше мы пройдем с нашими студентами путь от молекулярного и клеточного уровня к общей физиологии и изучению боли на животных — от первичных болевых нейронов к спинному мозгу и далее к головному мозгу. Комбинация различных методик позволит определиться в понимании: каким образом мозг руководит процессом при возникновении болевого сигнала. В нашем институте методики и оборудование отвечают мировому уровню, и мы попытаемся во время демонстрации подвести наших слушателей к современному пониманию боли.

Б.ЛАМБ — Для международной школы выбран Институт физиологии имени А.Богомольца именно потому, что эта научная организация хорошо известна в мире, поскольку имеет очень большие заслуги и опыт работ как в этой области, так и вообще в области физиологии нервной системы.

Идея школы — продемонстрировать современное состояние науки о боли и клиническое применение противоболевой медицины. В этой области работает большое количество ученых, и мы надеемся, что нам удастся объединить усилия в исследовании этой проблемы.

— Позволяют ли современные методики оценить боль на инструментальном уровне, а не только на эмоциональном?

Н.В. — Да, у нас есть приборы, позволяющие определить порог чувствительности. Вообще, когда мы проводим эксперименты с животными, они не могут ничего рассказать о своих ощущениях, в крайнем случае, могут закричать. Сразу же скажу, что мы проводим исследования с братьями нашими меньшими гуманно, но, в отличие от пациентов, здесь не может быть субъективизма, эмоциональной оценки боли.

О.К. — При этом нужно понимать такую немаловажную деталь: хотя нас волнует физиология боли (то есть исследования тех функциональных систем, которые приводят к боли), мы должны быть очень осторожны, когда отсекаем восприятие боли, которое является эмоциональным, от механизмов ее возникновения, являющихся физиологическими. Ведь боль — это эмоция, которая, как всякая человеческая эмоция, носит очень общий характер и включают в себя целый комплекс ощущений. Так, может быть, нюхая цветок, вы вспоминаете весну своей первой любви, а у другого человека это вызывает воспоминания о недавно похороненном друге…

С.Х. — Кроме того, следует понимать, что если мы изучаем боль, то здесь без экспериментов, порой достаточно жестоких, не обойтись. Лично я участвовал в нескольких исследованиях и у меня даже остались шрамы на руке после взятия пробы. Если мы действительно хотим победить боль, то должны опираться и на помощь добровольцев. Их помощь позволит, кроме всего прочего, внести дополнительные штрихи в понимание этого нелегкого вопроса.

— При современном развитии биологии, когда уже исследованы геномы многих живых существ, в том числе и человека, неужели нельзя «нокаутировать» ген, который ответственен за возникновение хронической боли и наконец поставить точку в этой проблеме?

Н.В. — Нельзя ожидать, что когда мы «нокаутируем», как вы говорите, один ген, хроническая боль непременно уйдет. Все усложняется тем, что за нее ответственен ряд различных генов.

Кроме того, в принципе совершенно не обязательно «нокаутировать» ген. К примеру, если мы обнаружили, что какой-то ген ответственен за передачу определенного сорта информации, то достаточно заблокировать продукцию белков, производством которых он руководит. И работу, которую мы сейчас начинаем в Институте физиологии им. А.Богомольца, можно сформулировать так: путем фармакологического влияния управлять цепочкой прохождения болевого сигнала, чтобы в любой момент приостановить продукцию гена и уменьшить хроническую боль. То есть ген при этом никто «нокаутировать» даже не собирается.

С.Х. — Сейчас в медицине принято считать: боль — это болезнь или, скажем, синдром болезни, который нужно лечить отдельно. Причем довольно часто боль, как болезнь, причиняет пациенту гораздо большие страдания и представляет опасность, чем сама причина этой боли. Поэтому при некоторых патологиях вопрос борьбы с болью выходит на первый план по сравнению с причиной ее вызвавшей. Например, перелом может быть не так страшен, как шок от него. Если его снять, будет проще бороться с самим переломом.

Н.В. — Я долгое время занимаюсь исследованием осложнений, которые связаны с сахарным диабетом, и могу сказать, что при одной и той же этиологии заболевания возникают совершенно разные боли. Так, медицине известны пациенты, которые не могут носить одежду, потому что ее прикосновение к коже вызывает боль. В то же время другие больные с таким же типом диабета не ощущают ничего подобного. Даже у подопытных животных, одинаково инициированных диабетом, возникают разные болевые реакции. К примеру, болевые ощущения могут не исчезать, даже когда диабет компенсируется инсулином. Нередко при одной и той же болезни врач не знает, как бороться с возникающими при этом различными типами болей. Мы этим сейчас занимаемся и пытаемся найти свет в конце тоннеля.

— После всего сказанного хотелось бы узнать: когда ученые создадут надежный препарат или препараты, которые позволили бы избавить людей от хронической боли?

Э.КИНГ — В английской клинике боль считается отдельным видом заболевания и достигнуто четкое понимание того, что ее нельзя вылечить одним лекарством — нельзя найти «золотую пулю», которая убивала бы все виды боли. Уже понимание этого обстоятельства позволило сделать большой прорыв в лечении боли.

Б.Л. — В Великобритании с каждым человеком, который ощущает хроническую боль, работают клиницист, специализирующийся на борьбе с ней, ученый, специально обученная медсестра и психолог. Только так можно относительно успешно бороться с этой болезнью. Кроме того, команды, борющиеся с болью, у нас работают не только с больными, но и с семьей этого человека, поскольку именно они могут внести большой вклад в ход лечения. Ведь часто члены семьи просто не могут понять состояние человека, ощущающего хроническую боль и если все необходимым образом объяснить, обстановка вокруг больного может резко улучшиться.

— В общем, ситуация не выглядит особенно оптимистичной. Что могут ученые пообещать миллионам людей, страдающих от хронической боли, и что нужно сделать, чтобы исследования на этом направлении стали более интенсивными?

Б.Л. — К сожалению, можно сказать, что проблема избавления от хронической боли, несмотря на ее исключительную важность, не будет решена нашим поколением исследователей. Британское физиологическое общество создает в Киеве школу по исследованию боли, понимая, что этой проблемой придется заниматься и следующему поколению ученых. Это еще одна причина того, почему школе молодых ученых на этом направлении придается такое исключительное значение.

О.К. — Наше направление исследований не может пожаловаться на отсутствие внимания со стороны мирового сообщества. К тому же хотелось бы отметить всевозрастающую роль женщин-исследователей. Они очень креативны и успешны. Не случайно на этом круглом столе мы видим столько женских лиц — это блистательные представительницы науки, которые сделали себе имя в современной физиологии.

Э.К. — Действительно, шансы женщин в современной науке, по крайней мере, в физиологии, возрастают, увеличивается количество женщин в руководстве наукой. Сегодня женщина возглавила Британское физиологическое общество. Правда, пока это первая женщина на таком посту за 120 лет существования общества. Хотя нельзя не отметить, что сейчас работодатели все больше понимают — надо привлекать талантливых женщин в науку. Поэтому для них даже создаются определенные преимущества, например, льготы по уходу за ребенком и даже гибкие системы финансирования науки, облегчающие адаптацию к научной работе после окончания отпуска по уходу за ребенком. Женщина может работать дома, приспосабливая график работы к своему расписанию, чтобы ей было максимально удобно.

О.К. — Обращая взоры к острейшим проблемам нашей страны, нам нужно понимать, что необходимо привлекать в украинскую науку молодежь. Для нашей науки — это первостепенная задача. А как ее привлечь? Для этого нужно, чтобы молодые одаренные исследователи почувствовали, что они смогут делать научную карьеру, не покидая свою страну. Тогда у науки в Украине будет будущее, и наше направление исследований получит дальнейшее развитие…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно