НУЖНА ЛИ УКРАИНЕ «МЕДИЦИНА КАТАСТРОФ»?

28 июня, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №26, 28 июня-5 июля

У угля, который добывается в шахтах Украины, есть две цены. Первую горнякам платят потребители «черного золота», а вторую «платят» собственными жизнями сами шахтеры...

У угля, который добывается в шахтах Украины, есть две цены. Первую горнякам платят потребители «черного золота», а вторую «платят» собственными жизнями сами шахтеры. И когда случается беда, когда кажется, что только Господь Бог может прийти на помощь пострадавшим в аварии, в борьбу за жизнь вступают реаниматоры. Именно они, несмотря на то, что все обстоятельства складываются не в их пользу, сражаются до конца, зачастую вытаскивая людей с того света... Только в Луганской области за последние пять лет у 298 человек появился второй день рождения.

А своим «крестным отцом» они по праву могут считать доктора медицинских наук, профессора, заведующего кафедрой анестезиологии и реанимации Луганского медицинского университета Геннадия Александровича МОЖАЕВА, под руководством которого была разработана принципиально новая методика лечения комбинированных шахтных травм.

Приоритет этой методики признают все ведущие специалисты, работающие в области «медицины катастроф». Эта методика применяется в общегосударственной системе неотложной помощи при чрезвычайных обстоятельствах.

- В начале 80-х в Донбассе прошла целая серия аварий на шахтах, во время которых погибали не только шахтеры, но и горноспасатели. Особенность этих аварий в том, что пострадавших привозили в реанимацию в сознании, а на третьи-пятые сутки был летальный исход. И никто не мог понять почему. Почему человек, который должен был жить, - умирал... И тогда Национальной академией Украины и Министерством здравоохранения была принята программа изучения острой тепловой травмы, разработка которой началась на базе Луганского мединститута и областного управления здравоохранения. Сразу же пришлось столкнуться с тем, что традиционные методы лечения, которые применялись ранее, в наших случаях оказывались абсолютно неэффективными. Условия работы шахтеров кардинально изменились. Глубина добычи угля составляет не 700, а 1000 - 1200 м. Работая на такой глубине, шахтеры фактически находятся в замкнутом пространстве, где недостаточная вентиляция, высокая температура, большая концентрация двуокиси углерода и т.д. И когда на такой глубине происходит взрыв метана, горит все.

Для решения задачи была привлечена Государственная военизированная горноспасательная служба Украины, в составе которой были созданы реанимационные противошоковые группы (РПГ). На календаре был 1984 год. Сейчас же в Украине работают более 30 РПГ, оснащенных специальной техникой и транспортными средствами. На базе обыкновенного ЛАЗа был создан специализированный реанимационный автомобиль, который позволяет транспортировать от места аварии в реанимацию пять-шесть человек, находящихся в критическом состоянии.В свое время на союзной ВДНХ наша «реанимация на колесах» получила золотую и несколько серебряных и бронзовых медалей. Предполагалось, что серийный выпуск реанимационных автомобилей будет налажен по заказу Министерства обороны, но после развала Союза о ней попросту забыли...

Для врачей реанимационных противошоковых групп были созданы специальные дыхательные системы, с помощью которых они получили возможность спускаться в лаву и на месте обеспечивать аппаратное искусственное дыхание. Также на вооружении РПГ появились комбинезоны для нахождения в среде с высокой температурой. Совершенно естественно, что возник вопрос подготовки персонала для работы в реанимационных группах. После составления программы и утверждения в Министерстве здравоохранения и Министерстве угольной промышленности на базе нашей кафедры были созданы курсы специализации врачей РПГ и их последующего тематического усовершенствования.

Об эффективности работы врачей-реаниматоров лучше всего говорят спасенные человеческие жизни. В прошлом году во время аварии на шахте «Славяносербская» один из шахтеров, наглотавшись угольной пыли, утонул в шахтных водах. Однозначно, что раньше на таком пострадавшем поставили бы крест и одним трупом в сводках о ЧП было бы больше. Но специалисты РПГ быстро извлекли его на поверхность, и после проведения всего комплекса реанимационных мероприятий у пострадавшего появилось дыхание. Его перевезли в областной центр реанимации. Получив соответствующее лечение, человек выздоровел. У него не было никаких последствий перенесенного тяжелого гипоксического повреждения мозга!

Другой случай тоже впечатляет. Шахтер ехал на электровозе и ударился головой о металлическую арку. От удара снесло половину черепа. Поврежден мозг. Привезли его к нам - прооперировали, и все закончилось благополучно. Сейчас человек ведет нормальный образ жизни.

И подобных ситуаций становится все больше. Потому что грубо нарушаются правила техники безопасности, а у горняков, работающих в шахте, нет спасательной аппаратуры. К сожалению, не всегда все заканчивается столь удачно, как в этих случаях. Но даже если человек во время аварии теряет руку или ногу (а раньше это был однозначно летальный исход от сильнейшего кровотечения и болевого шока), нам удается его спасти.

Кроме практической работы по спасению горняков, наши специалисты проводили экспериментальные исследования на животных. В тепловой токсикологической камере была проведена серия уникальных экспериментов. Мы доказали, что в случае, если обожжено 20% от всей поверхности кожных покровов, обязательно будет иметь место ожог дыхательных путей. Разрабатывая комбинированную травму, мы были вынуждены разрабатывать и методы интенсивной терапии. Потому что имеющиеся методы, которые могут быть использованы, например, при автодорожных травмах, неприемлемы в наших случаях. Это опять потребовало целого научного направления - разработки методов интенсивной терапии при ожогах, отравлениях, тепловой травме, механических повреждениях и наконец тогда, когда действуют все эти факторы. Еще одно направление нашей работы - разработка принципиально новых методов лечения комбинированной травмы, которые не существовали ранее.

Жизнь доказывает эффективность нашей работы - только за последние пять лет внедрение наших методов в практику позволило уже на догоспитальном этапе снизить летальность в два раза. Существенно снизилось число первичных выходов на инвалидность. При острой комбинированной травме удалось сохранить жизнь многим пострадавшим. Хоть и неудобно, когда речь идет о человеческих жизнях, говорить о деньгах, но общая экономическая эффективность работы составила 5 трлн. 423 млрд.крб.

Время одиночек, которые создают интересные разработки, ушло в историю. Такую тяжелую проблему, как шахтная травма невозможно «поднять» одним университетом. Жизнь показала, что есть особая медицина - шахтная и что ее тоже надо изучать, если мы хотим не создавать видимость оказания помощи, а действительно интенсивно лечить пострадавших. Для этого уже сейчас нужно создавать научно-исследовательские лаборатории, оснащенные соответствующей аппаратурой, персоналом и т.д. И не только лаборатории, но и клинические базы, где можно апробировать все то, что разрабатывается в лабораториях. Тогда будет серьезный выход в практику. Самое главное - все расходы оправдывают себя спасенными жизнями.

Для того чтобы решить вопрос о современных методах лечения, должна быть создана соответствующая материальная база. Мы предлагали, чтобы на базе областного реанимационного центра были оборудованы два зала, оснащенные современной аппаратуой, но пока этот вопрос не решен. Мы знаем, как лечить, но у нас нет соответствующих условий.

Система жизнеобеспечения, которую мы разработали, в настоящее время является составляющей общегосударственной службы неотложной медицинской помощи пострадавшим при чрезвычайных ситуациях и уже используется не только в угольной, но и в нефтеперерабатывающей, химической промышленности, при дорожно-транспортных происшествиях.

К сожалению, вспоминают о нашем существовании только тогда, когда случается трагедия. Два года назад в Лисичанске была авария, во время которой один человек погиб на месте, а остальных четверых пострадавших перевезли в Луганск. Приехал ко мне директор и попросил сделать все, чтобы ребята остались в живых. Я ему сказал, что мы тоже не против этого, но если он нам поможет, то шансов на успех будет гораздо больше. Написали, какие нам нужны аппараты, лекарства, и предупредили, что если он сможет доставить все это на следующий день, то мы будем лечить так, как надо. Утром у нас было все необходимое. Привезли из Лондона. Ни один из пострадавших не погиб. О чем это говорит? Если мы имеем должное обеспечение, то лечение приносит эффективный результат. Я понимаю те сложности, которые стоят в вопросе финансирования здравоохранения, и рассчитываю только на местные власти, местную администрацию, промышленные предприятия области и региона, которые понимают сложность проблем, стоящих перед нами. Сейчас и в России, и в дальнем зарубежье проводится большая работа по изучению и применению на практике методов лечения комбинированной травмы. Особенно в Америке, где пожары в гостиницах подтолкнули правительство на финансирование исследований. В Украине же полное спокойствие. Хотя через какое-то время мы об этом спокойствии можем пожалеть.

* * *

Не случайно Геннадий Александрович, говоря о возможной помощи, обошел вниманием государственную поддержку. Просто уже столько всего ему было обещано при дежурном посещении мест аварий высокими чинами, что если не «Центр медицины катастроф», то два современных зала в областном реанимационном центре давно бы работали. Если бы... Если бы не забывали высокие чины о своих обещаниях сразу же, как только покидали палаты пострадавших. Хотя, в принципе, ничего удивительного в этом нет. Никто из них в шахте работать не собирается.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно