«МЫ ТАКИЕ ЖЕ, КАК ВСЕ. ТОЛЬКО ЖИЗНЬ У НАС КОРОЧЕ…»

14 июня, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 22, 14 июня-21 июня 2002г.
Отправить
Отправить

Пятнадцать лет назад в Украине появился первый ВИЧ-инфицированный. Сегодня в стране бушует эпидем...

Пятнадцать лет назад в Украине появился первый ВИЧ-инфицированный. Сегодня
в стране бушует эпидемия СПИДа…

В 1987 году советская пресса сообщила сенсационный факт: исследуя кровь донора из города Артемовска, медики обнаружили в ней ВИЧ. До этого гражданин СССР воспринимал СПИД, как нечто потустороннее, запредельное. Артемовский донор, привезший вирус из африканской командировки и заразивший при переливании крови пятерых больных, реальность СПИДа приблизил, однако, не слишком напугал. Ну, не повезло шестерым бедолагам. А нас это все равно не коснется.

Коснулось…

2002 год в Украине президентским указом провозглашен годом борьбы со СПИДом. Даже человеку, далекому от темы, это говорит о серьезности проблемы. Что касается специалистов, они называют вещи своими именами: в стране беспрецедентная эпидемия и чрезвычайная ситуация. Рассмотрим ее на примере той же Донецкой области, где был выявлен первый ВИЧ-инфицированный. Сегодня здесь стоит на учете более 15 тысяч ВИЧ-положительных. Это официальные цифры. Чтобы выявить истинные, Всемирная организация здравоохранения рекомендует умножить их на десять. 150 тысяч человек (целый город!) со смертельно опасным заболеванием…

О том, что анализ на ВИЧ-инфекцию дал положительный результат, Света (здесь и далее все имена героев, а также некоторые детали их биографии изменены) узнала во время беременности, когда становилась на учет в женской консультации пять лет назад. Ей было всего девятнадцать...

Будучи девочкой из приличной семьи, она хорошо училась и мечтала стать учителем. Наркотик попробовала в техникуме, на дискотеке. Решила: ну что там будет с одного-двух разов, кроме куража и кайфа? Ничего действительно не изменилось. Кроме диагноза.

— Первое, что я сделала — сказала о случившемся своему парню. Он сразу же обследовался и у него вирус не обнаружили. Я предложила ему расстаться, — рассказывает Светлана.

Риск родить больного ребенка был слишком велик и врачи настаивали на прерывании беременности.

— Но я чувствовала, что после аборта у меня вообще не останется стимула для жизни. И мы с Олегом (который, как и подобает настоящему мужчине, конечно же, Свету не оставил. — О.К.) приняли решение — рожать.

Света завязала с наркотиками, засела за литературу — по СПИДу и учебную. Теперь у нее на первом месте было все, что полезно малышу: режим, питание, здоровый образ жизни.

Медики оценили отношение будущей мамы к предстоящему событию, ее силу воли, стремление к жизни. В то время в Киеве проводилась работа по созданию «Всеукраинской сети людей, живущих с ВИЧ», проще говоря, клуба взаимопомощи. В Донецкий областной центр по профилактике и борьбе со СПИДом пришла заявка на человека, который после соответствующего обучения в столице мог бы создать подобный клуб в области и вести его работу. Стать координатором предложили Свете.

Клуб работает по принципу общества анонимных алкоголиков: собираются раз в неделю, пьют чай с конфетами и печеньем и, конечно же, общаются. На встречу может прийти любой человек. Захочет — расскажет о своей проблеме, не захочет — его право. Кроме психотерапевтического эффекта, с помощью спонсоров и международных фондов клуб помогает находить деньги (а это очень немалые средства!) для лечения от наркозависимости. Подобной помощью уже воспользовались десять человек.

Члены клуба активно участвуют во всех городских мероприятиях, связанных с профилактикой СПИДа. Это митинги и конференции, выступления перед учащимися, высадка деревьев в память о погибших от страшной болезни. Между прочим, Света как координатор программы за свою работу не получает ни копейки. Девиз сети: «Помогая другим, я помогаю себе», — так объяснила она свою бессребренность.

Пока Света занималась созданием клуба, ее личная жизнь тоже не стояла на месте. Судьба то радовала, то огорчала. Родился сын. Через полтора года напряженных ожиданий и анализов семья облегченно вздохнула: здоров. Но ВИЧ выявили у Олега. И Света принялась вытаскивать из депрессии мужа. Прежде всего, она заставила его поступить в техникум, а сама пошла учиться на вечернее отделение института. Это дало ей возможность реализовать школьную мечту об учительстве (моя собеседница работает в ПТУ и считает, что на свете нет ничего лучшего, чем общение с детьми). Вообще, ее жизненная позиция — как можно больше положительных эмоций. Где их черпать? У друзей (узнав о диагнозе Светы и Олега, ни один из друзей от них не отвернулся), природы, в книгах, работе, семье.

Сегодня, спустя пять лет после оглашения приговора, Света воспринимает себя, свою семью, как обычных людей.

— Мы такие же, как все. Только жизнь у нас короче...

Виктории, как она выразилась,
«чуть-чуть за 30». Скрытое слоем грима, в сумерках это «чуть-чуть» не очень заметно, хотя при дневном свете ей дашь все сорок с лишним.

На интервью она согласилась «до первого клиента», пояснив: «Сами понимаете, работа прежде всего». «Работает» она проституткой на трассе у «Мотеля». Сегодня барышня еще никому из шоферов не «глянулась», а следовательно, не заработала ни на еду, ни, что для нее самое главное, на «ширку».

Впрочем, в Центре по профилактике и борьбе со СПИДом таких слов, как «проститутка», не употребляют и Вику с ее товарками по ремеслу называют «женщины секс-бизнеса». То, что Вика согласилась на интервью, заслуга сотрудниц Донецкого областного общества содействия ВИЧ-инфицированным, работающего на базе Центра по профилактике и борьбе со СПИДом. Вот уже второй год они реализуют пилотный проект «Профилактика ВИЧ-БППП среди женщин секс-бизнеса» (далее ЖСБ), координатор Ольга Кутовая. В проект вовлечены 200 женщин и Вика в том числе.

На «иглу» нашу собеседницу посадил собственный супруг. Выходя замуж за красавца-сверхсрочника, учащаяся техникума и не подозревала о его наркоманском стаже. Зато кавалер сразу сообразил, что дочь богатых родителей, занимавших высокие должности в торговле — это то, что надо.

— Он со шприцем буквально на коленях передо мной стоял, умоляя хоть разочек попробовать, какой это кайф. Я и попробовала...

Когда Вика сообразила, что супруг специально сделал ее наркоманкой, чтобы вместе спускать ее золото, было уже поздно. Жизнь сузилась до двух желаний — что-то продать и купить «дозу». Так «ушли» все дорогие украшения, затем трехкомнатная квартира. Не остановило их даже рождение двух дочерей. Видя весь этот ужас, мать мужа забрала детей к себе. Затем глава семьи сел в тюрьму и оттуда больше не вышел.

— Помню, у меня была «ломка», когда пришла подруга. Она хорошо одевалась, жила ни в чем себе не отказывая, хотя и не работала. Мы не могли понять, откуда у нее деньги... Посмотрев на мои мучения, куда-то ушла и вернулась через полчаса. Бросила мне короткую юбку: «Одевайся, поедем лечиться». Сама меня накрасила, сделала прическу. Во дворе мы сели в белую «Волгу». Чмокнув водителя в щечку, она сказала, кивнув в мою сторону: «У нее, кроме мужа, никого не было. Я думаю, тебе это понравится. Только заедем в одно место, нам надо кое-что купить».

Мы купили «ширку» и после укола поехали за город. Владелец «Волги» «пользовал» девочек долго и разнообразно. Расплатился мужчина щедро. А на другой день за подружками приехал его друг. Так началась новая жизнь.

— На «панели» я почти десять лет. Поначалу шофера становились в очередь. Я получала хорошие деньги, имела возможность одевать своих девочек. Несмотря на тряпки, старшая дочь, понимая, чем я занимаюсь, меня ненавидит. Когда приезжаю к свекрови проведать их, она со мной практически не разговаривает. А младшенькая ни о чем не догадывается и все спрашивает, почему мы не живем вместе. Мне нечего ей ответить... Сегодня на трассе все по-другому. Во-первых, жестокая конкуренция, полно девчонок 14—15 лет. Конечно, своих двоих клиентов в день — на «дозу» и на жизнь — я пока имею. Но скоро и их не будет. К тому же, у меня ВИЧ. Подружка, которая привела меня сюда, год назад умерла от СПИДа. Теперь моя очередь. Кстати, вы привезли презервативы и шприцы? — резко оборвала исповедь Вика, заметив тормозящую «фуру». Сотрудницы Центра достали из сумки пакет, и собеседница, махнув нам рукой, вскочила на подножку автопоезда.

Раздача презервативов и шприцев на трассе среди ЖСБ — это тоже часть программы, о которой говорилось выше. Пуритан, возможно, сей факт покоробит. «Стрелять их надо, а вы им условия создаете», — приходилось слышать о своей работе сотрудникам Центра.

Да только на всех путан сегодня вряд ли хватит патронов. Социально-экономические условия выбросили на панель тысячи молодых девушек. Посмотрел бы пуританин, что творится на ночных трассах, когда в вузах наступает пора оплаты денег за семестр! Будущие врачи, учителя, инженеры право на учебу зарабатывают своим телом. Но это так, к слову. Речь все же о тех, для кого проституция — профессия. Так вот, согласно данным, полученным Центром в ходе реализации проекта, 29,6 процента женщин секс-бизнеса, употребляющих наркотики, ВИЧ-инфицированы, а 16 процентов больны сифилисом. Они имеют от двух до шести половых контактов в день. Можете представить, с какой скоростью идет распространение СПИДа? Вернее, шло. Поскольку и презервативы, и шприцы дают возможность резко снизить вероятность передачи вируса партнеру. А значит, предупредить число новых ВИЧ-инфицированных.

Сотрудничество между Центром и девочками с трассы наладилось не сразу. Поначалу жрицы любви убегали, прятались, считая тех милицейскими агентами. Наконец пришло понимание: в случае беды помогут только в Центре. Здесь проведут медосмотр, пролечат (что важно, бесплатно), оденут и накормят (в этом на партнерских началах помогает Красный Крест), решат вопрос с утерянным паспортом и пропиской. А взамен попросят только об одном: идя к клиенту, брать презерватив. И та же Вика, для которой с ее ВИЧем этот момент абсолютно неактуален, выполняет их требование.

Хотите взглянуть, сколько отрабо-
танных шприцев собрали мы у наркоманов только за майские праздники? — предложила врач и координатор проекта «Профилактика ВИЧ-БППП среди шприцевых наркоманов» Валентина Павленко.

В подвале Центра громоздятся десятки картонных коробок, приготовленных к утилизации. Через пару дней их с массой предосторожностей вывезут отсюда, и они вместе со своим смертоносным содержимым сгорят в доменных печах металлургического комбината.

Мне уже известно, что взамен «отработанных» такое же количество новеньких шприцев ушло к наркоманам, чтобы затем снова вернуться сюда. А всего за 21 месяц работы программы наркоманам роздано 530 тысяч шприцев. 412 тысяч вернулось назад.

Валентина Николаевна поясняет:

— Не секрет, что в основном именно инъекционные наркоманы пополняют ряды ВИЧ-инфицированных. В мировом сообществе, реально оценив ситуацию, давно признали: уничтожить такое явление, как наркомания, невозможно. Но можно уменьшить число зараженных, применив тактику «снижения вреда». В Украине ее первыми опробовали мы, донецкие врачи. Понятие «снижение вреда» подразумевает широкий спектр услуг, предоставляемых потребителям наркотиков: обмен использованных шприцев на новые, анонимное обследование, распространение специальной литературы. Все это делают волонтеры — бывшие наркоманы, прошедшие обучение на специальных семинарах-тренингах.

Поначалу их было семь человек, сегодня — 25. Многие из них ВИЧ-инфицированные. У Иры, например, клинических проявлений болезни еще нет, но муж уже умер от СПИДа. Она очень переживает за сына, который в этом году должен идти в первый класс: «Если я уйду, кому он будет нужен?»

Увидев среди молодых волонтеров Анну Петровну, я удивилась: неужели и эта солидная по возрасту женщина принимала наркотики? Оказалось, ее привела в Центр беда детей. Ее единственная дочка и зять были наркоманами. Узнав об этом, Анна Петровна, в отличие от многих родителей, не махнула на них рукой, а стала бороться с судьбой. Выискивала адреса реабилитационных центров, лечила. Узнав о наборе волонтеров, пришла сюда со своей Таней. Сейчас обе работают в центре. «Соседи не понимают важности нашего дела. Несколько раз натравливали милицию, те проводили обыски. Но кроме шприцев, ничего не обнаруживали», — рассказывает Анна Петровна. Но недоверие соседей к волонтерам с лихвой компенсируется доверием наркозависимых.

— Мы общались с людьми, употребляющими наркотики, — рассказывает волонтер Олег. — Поэтому знаем точки их сбора, где и распространяем бесплатно шприцы. Чаще всего получается, что на наркотик деньги есть, а на одноразовый шприц нет. Я по себе знаю, что такое стать ВИЧ-положительным, и не хочу, чтобы наши ряды пополнялись. Ведь многим по 14—15 лет, и они не понимают, что их ожидает.

— Врачи нам предоставляют информацию, которую мы распространяем, — к разговору подключается Денис. — Наша цель не только поменять шприц на стерильный, но и рассказать, чем чревато употребление наркотиков. Нас воспринимают за своих, нам доверяют и могут прийти домой за шприцем даже за полночь. Мы не откажем. Ведь исследования в США, Австралии и Европе показали, что программы обмена инструментария могут снизить риск заражения ВИЧ до 73 процентов.

Сейчас в Донецке открыто 15 «полевых пунктов» обмена шприцев. Кроме того, здесь можно проконсультироваться у психолога, инфекциониста, нарколога, дерматовенеролога, которые выезжают на пункты по заявкам тех же волонтеров. Определенное лечение можно получить и в Центре СПИДа. Ведь в обществе до сих пор к ВИЧ-инфицированным относятся как к прокаженным. И многие медики — не исключение. Рассказывает волонтер Олег:

— Помню, однажды обратился в обычную больницу с сильным ожогом, купил, как мне сказали, бинт, вату, одноразовые перчатки. Честно признался, что я ВИЧ-положительный. Сразу же последовала реакция врача: «Ты, спидоносный, придешь после часа». В результате я напился и в больницу не пошел. А ведь не признайся я по-честному, врач об этом даже не узнал бы.

Поэтому вполне понятно, почему, рассказывая о Центре, пациенты однозначны в оценках: «Мы идем туда, как к себе домой. Знаем, там выслушают, помогут, не оставят один на один с бедой». Увы, далеко не все по силам сотрудникам Центра. Реализация проектов зависит от зарубежных фондов. Дадут деньги — значит, можно купить шприцы. Но у всех проектов есть сроки…

Кроме того, проектами охвачен только Донецк, а в городах области ничего подобного нет. Наверное, когда-нибудь дойдет очередь и до этих городков. Но доживут ли их обитатели до этого момента?

* * *

Пятнадцать лет назад Украина пережила шок. Сегодня СПИД — если не рядовое, то вполне привычное явление. Увы, от этого заболевание не стало менее грозным. Наоборот: если раньше существовали «группы риска» (наркоманы, гомосексуалисты), то теперь от ВИЧ никто не застрахован. Болезнь проникла во все слои общества. На учете стоят грудные младенцы, 12-летние подростки, люди с положением в обществе. С 1995 года в Донецкой области объявлена эпидемия. И если за все предыдущие годы в самом Донецке от СПИДа умерло 33 человека, то только за последний год в мир иной ушло еще столько же.

В память об умерших от «чумы XX века» в мире принято высаживать деревья. Есть такая аллея и в Донецке. Но если дело пойдет такими же темпами, не останется ли к концу нового века от человечества один сплошной лес?..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК