КОЛДУНЫ ХХI ВЕКА

27 июля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №28, 27 июля-3 августа

Обсуждение проблем народной и нетрадиционной медицины, а также явления, которое получило название парапсихологии или экстрасенсорики, («ЗН», №22 (346) от 9 июня 2001 г...

Олег Крышталь
Олег Крышталь

Обсуждение проблем народной и нетрадиционной медицины, а также явления, которое получило название парапсихологии или экстрасенсорики, («ЗН», №22 (346) от 9 июня 2001 г. «Не отвергать, а изучать») с участием весьма именитых людей вызвало немалое оживление среди сторонников и противников альтернативной медицины. В редакцию пришли восторженные письма приверженцев этого направления и не менее эмоциональные статьи борцов с антинаукой. В их текстах звучали грозные нотки о том, «сколько можно писать об этом», мол, пора покончить с дикостью раз и навсегда...

Покончить, как показывает тяжкий и противоречивый опыт борьбы и поражений на ниве искоренения чертовщины и ведьмовства, дело далеко не простое. В борьбе за чистоту науки, по-видимому, нужны другие методы.

Какие? Собственно об этом и пойдет речь в беседе с известным украинским ученым-нейрофизиологом Олегом КРЫШТАЛЕМ, академиком НАНУ и многих других авторитетных академий мира, заведующим отделом Института физиологии им. А.Богомольца НАН Украины. Ученый хорошо знаком читателю своими статьями в «ЗН». Его научный рейтинг один из самых высоких среди украинских ученых. Немаловажно, что перу О.Крышталя принадлежат романы «Гомункулус» и «К пению птиц», напечатанные в толстых литературных журналах («Нева», «Октябрь»), вышедшие отдельными изданиями и уже успевшие получить достаточный резонанс и даже переведенные на иностранные языки. Уже этого достаточно, чтобы понять — перед нами весьма незаурядная личность, к мнению которой стоит прислушаться.

 

По мнению Олега Крышталя, на Западе парапсихология в ученом мире полностью исключена из обращения. Приличные люди этим попросту не занимаются. Можно допустить, что в американском университете ведут беседу за рюмкой чая о летающих блюдцах или о передаче мыслей на расстояние. Но это занятие они никогда не назовут наукой.

— Что, у них нет колдунов и ведьм?

 

— Да сколько угодно! Но я же говорю только о том, что у западных ученых парапсихология не вызывает большого энтузиазма. Я не знаю случаев, чтобы в цивилизованных странах деньги на такие мероприятия давало государство или какой-то уважающий себя фонд. На эти мероприятия средства идут из того же источника, откуда у нас питаются знахари, то есть публика «скидывается» на свои суеверия, когда идет лечиться или предугадывать судьбу. За счет этого прикладные аспекты чудес процветают на Западе так же, как и у нас. Люди, по разным причинам относящиеся к официальной медицине с подозрением, есть везде.

Обсуждение этой проблемы не имело бы никакого смысла, но социальные последствия широкого увлечения экстрасенсорикой среди населения могут быть достаточно неприятными. Парапсихологи чаще всего находят отклик среди больных. А это может сыграть трагическую роль — люди будут полагаться на подобные средства, оставляя невостребованными возможности официальной медицины. Так что пускать ситуацию на самотек обществу не следует — лечение у знахарей лишает многих возможности получить реальную помощь.

В статье, опубликованной в «ЗН», я прочитал «рецепт» и возможное «объяснение» его действия. Эти строчки привели меня в изумление — там идет речь о каком-то разливании олова над головой. При этом, говорится в «рецепте», произойдет кристаллизация и появятся какие-то волны — в общем совершенно несусветный совет, который обсуждался всерьез. Очень забавно слышать такие слова из уст доктора физ-мат. наук Курика.

— Пикантность ситуации в том, что у нас сколько угодно можно критиковать Академию, — на это научная общественность почти не обратит внимания. Однако мягкая ирония по отношению к тому же Курику может вызвать лавину гневных писем с обвинениями, мол, душите передовую науку...

 

— Да, у нас в этом вопросе сложилась своеобразная традиция и поэтому следует разобраться в гносеологических корнях явления, чтобы понять: почему в умах заметной части нашей интеллигенции (особенно технической) возникла фантастическая путаница с тем, что называется паранормальными явлениями? Вероятнее всего — это некий пережиток тоталитарных времен, когда любое инакомыслие пресекалось. Тогда все мистическое признавалось мракобесием. Правил удушающий стопроцентный детерминизм коммунистического учения. Кстати, наука вроде бы подтверждала верность такого подхода: космонавт полетел, атом расщепляется, разум почти смоделировали, а Бога нигде не видно...

Но как же быть, если душа не может смириться с тем, что логикой нельзя все измерить, а рационализм явно не исчерпывает всего многообразия бытия? Общество было наэлектризовано противоречиями, создаваемыми материализмом. Повсеместно распространялась вера в чудеса. Это не была вера, это был ее эрзац, который позволял хотя бы вдохнуть свежего воздуха душе, страждущей от засилия рационального. Уверен, со временем вся эта так называемая «парапсихология» будет изживаться вместе с ростом культуры, образованности общества. Зачем людям пользоваться эрзацами, когда цивилизация наработала замечательные духовные богатства и все умножает их.

Парапсихология окончательно не победила в нашем обществе только потому, что руководители амбициозной державы вынуждены придерживаться прагматических взглядов — им нужно воевать, править, нужна реальная сила, а для нее нужно не парапсихологическое, а настоящее оружие, необходимы системы управления, реальная энергия (а не какое-нибудь биополе). Они понимали, что шаманские приемы в борьбе с противником станут ахиллесовой пятой, и поддерживали, как умели, серьезные науки.

— И в то же время КГБ и армия потратили 500 миллионов на «разработки» в области парапсихологии, психотронного оружия и т. д. В начале 90-х это стало предметом рассмотрения Верховным Советом последнего созыва. Документы соответствующего парламентского расследования когда-то мне предоставил членкор НАНУ Сергей Рябченко. Не знаю, чем бы закончилась эта шумиха в парламенте, но тогда у Союза появились проблемы посерьезней, и дело не привело к наказанию виновных, которые попросту «отмывали» государственные деньги под наивную всенародную веру в парапсихологию.

Кстати, это не единственный пример научной профанации — среди академиков было немало любителей пококетничать на тему парапсихологии.

Я тридцать лет ездил по всем советским лабораториям (открытым и закрытым), из которых поступал хоть какой-нибудь сигнал, что там что-то обнаружили, побывал едва ли не на всех конференциях на эту тему. После фильмов «Шестое чувство» и «Колдуны ХХ века» меня приглашали на такие собрания регулярно, считая единомышленником... Однако, увы, ничего, стоящего внимания, за долгие годы так и не увидел. Как только направляешь кинокамеру, чтобы снять «великое открытие», — опыт не выходит. Киевский режиссер Виктор Олендер — адепт и ярый сторонник парапсихологии — тоже прошел по тем же лабораториям и был ошарашен количеством встретившихся на его нелегком пути шарлатанов. К сожалению, те несколько примеров, которые Виктору удалось запечатлеть на кинопленку, тоже не выдерживают критики...

 

— Не хочу сказать, что я сам — убежденный атеист. Отнюдь нет. Для меня вопрос Бога и вопрос Духа — вечные вопросы, с которыми живу и которые пытаюсь для себя решить. В то же время просто поражаюсь ограниченности людей, которые пытаются зарегистрировать Дух прибором, пощупать с помощью каких-то установок Душу, говорят о «полевых воздействиях» и даже измерении биополя... Это чудовищная наивность и непонимание ни сущности веры, ни сущности науки.

Подобные люди — сугубо маргиналы, оторвавшиеся от веры, которая вела их предков, но не нашедшие себя в новой урбанизированной жизни, которая требует другого восприятия действительности.

— А Национальная академия наук разве не являет собой пример благожелательного отношения к парапсихологии?

 

— Парапсихология — это мистицизм инженеров. Да, одно время внутри академии были завихрения, когда увлекались этим и даже на президиуме проводились демонстрационные парапсихологические сеансы. Сейчас, слава Богу, оснований для беспокойства вроде бы нет...

Кстати, я совсем не агрессивно настроен по отношению к парапсихологии. Пусть занимаются, если кому-то это интересно. Время рассудит и расставит все по своим местам. Даже готов признать, что кому-то это помогает. У меня вызывает идиосинкразию только поголовная вербовка, потому что для многих это может кончиться плохо.

Несколько лет назад я наблюдал в Киевском дворце спорта душераздирающую картину (специально пошел, чтобы попытаться представить себе возможные масштабы человеческого суеверия). Там собрали детей, больных церебральным параличом со всей Украины, и какой-то знахарь «заряжал» воду и «лечил» детей. Надо было видеть несчастных детей, которых родители заставляли ползти к нему. Страшное зрелище!

Психоз, который носит массовый и индивидуальный характер, проявляется не только в знахарстве, но даже в таких вещах, как... финансовые пирамиды. Они есть и сейчас — только стали более изощренными и наработали более тонкое умение воздействовать на психику. Опять-таки из общих соображений побывал на собрании такой финансовой пирамиды и был потрясен, наблюдая за коллективным экстазом. Многие за него дорого заплатили в буквальном смысле этого слова...

— И что же вы как ученый советуете делать?

 

— При всех противоречиях и недостатках знахарство — вещь не бесполезная, потому что вера действительно способна сдвигать горы. Об этом свидетельствует Библия. То, что говорится о вере, о ее возможностях в психосоматических отношениях нашего Я и сомы (нашего тела), имеет глубокие и реальные корни. Безусловно, наше Я имеет колоссальное влияние на наше тело, как и наоборот — тело имеет колоссальное влияние на наше Я. Мы одновременно живем жизнью духа и тела. Их взаимовлияние неизбежно. Знахари не делают ничего другого, как заставляют человека поверить в себя и свои силы. Человеку трудно представить, что силой воли он может победить болезни. Но если эта вера подкрепляется стоящим за спиной знахаря Богом, силу которого знахарь направляет на излечение тебя, могут получиться весьма значительные результаты. А на самом деле излечивает твоя собственная вера, которую знахарь только направил.

— Возможно, причина странных явлений, которые наблюдаются в обществе, — нынешний кризис рационализма. Не исключено, что именно это и является питательной средой для нынешнего всплеска парапсихологии. То, что происходит в умах людей, далеких от науки, лишь отражение сумятицы, которая наблюдается в рядах интеллектуалов?

 

— В подтверждение ваших слов приведу такой пример. Сейчас абсолютный бестселлер на Западе, не помню уже фамилии автора, — небольшая книжица, которая учит людей, как... молиться. Молитва, говорится в этой книге, должна носить конкретный характер. Если тебе хочется новый дом, автомобиль, счет — молись, проси у Бога — и получишь. Если тебе хочется простого человеческого счастья, не откладывай, не мечтай, а молись, и ты получишь: жену (мужа), любовницу, здоровье, отдых на берегу моря... Но только ставь конкретно вопрос, и тебе это будет дано в том случае, если молитва будет искренней и если ты в ней не будешь желать ничего дурного другим.

Чтобы легче было представить масштаб этой затеи, скажу — книжка эта на Западе расходится миллионными тиражами. Ну разве подобной популярности добились наши экстрасенсы?

— Вот и профессор Сергей Ситько претендует на роль современного мессии. Так что не будем умалять достоинств наших провидцев. Они тоже не лыком шиты...

 

— Мне пока не посчастливилось познакомиться со сколь-нибудь убедительными экспериментальными доказательствами тех идей, которые высказывает Сергей Ситько, поэтому и нет оснований верить в то, что предлагаемая им техника нечто большее, чем набор других знахарей.

— А примеры положительного влияния волновых воздействий можете привести? Ведь на теории биополя все строится?

 

— Когда-то в период расцвета телесеансов по внушению киевский режиссер Виктор Олендер, которого вы уже упоминали, привел ко мне экстрасенса, заявляющего, что он будто бы запасает энергию в трубке и затем действует лучами на клетку. Мы проверили это в эксперименте и получили нулевой эффект. Целитель объяснил его так: мол, «не хочу снимать «ограничительную диафрагму» в своем приборе, чтобы не пожечь ваши приборы».

Я его успокоил: жгите — беру ответственность на себя. Но целитель оказался твердым орешком — упорно настаивал, что ему жалко нашего имущества... Я не знаю экспериментальных примеров, которые подтверждали бы так называемые «полевые воздействия», поэтому мое знание на текущий момент диктует ответ: «НЕТ».

— Но, к примеру, гипноз ученые могут зарегистрировать приборами.

 

— Безусловно. Это фактически регистрация бессознательного. Впрочем, предварительно давайте разберемся с понятиями, которыми нам придется оперировать. Прежде всего, идентифицировать себя с собственным мозгом не вполне оправданно. Вооруженный органами чувств мозг — гораздо больше, чем Я. Оказывается, сознательное восприятие намного грубее, чем бессознательное. Это удается совершенно точно зарегистрировать очень простым (не по технике, а по идеологии) экспериментом. Сейчас есть несколько методов компьютерной нерентгеновской томографии — позитронная, магнитная. Они позволяют регистрировать процесс мышления в трехмерном пространстве мозга. Проще говоря, с их помощью можно увидеть, какие части мозга, когда и при каких условиях работают. Один из первых разительных результатов этого исследования показал — мужчины и женщины думают по-разному.

Уже широко известно, что правое полушарие в большей степени отвечает за образное мышление, а левое — за конкретное мышление. Оказывается, все это касается мужчин в гораздо большей степени, чем женщин. Женщины, как правило, решают и образные, и конкретные задачи каждый раз обоими полушариями мозга. Даже при чтении текста в зависимости от его характера мужчина будет воспринимать то левым, то правым полушарием, а женщина — обоими.

— С чем это связано?

 

— Пока ответа нет. Ясно — это не поверхностное, а глубинное свойство мужского и женского мышления. В их основе — анатомия мозга. У мужчин полушария мозга соединены гораздо меньшим (чуть ли не в два раза) количеством проводников, чем у женщин.

А теперь о сознательном и подсознательном восприятии. Это один из феноменов, на которых зиждется гипноз. Был проделан простой эксперимент: на томограммах в режиме он-лайн, то есть в живом процессе, фиксируется момент, когда человек что-то видит. Это совершенно безвредная процедура для пациента. Он не облучается — на мозг воздействует только сильный магнит, а в этом нет ничего страшного.

Вот, к примеру, пациент открыл глаза и изменилась картина возбуждения мозга. Перед человеком проплыл освещенный предмет, и это так же видно по реакции мозга. Включился свет, выключился — наблюдатель этого может даже не видеть, но он уловит это по реакции мозга...

Еще эксперимент. Испытуемый смотрит на экран, на котором просто белое свечение. Постепенно вводят контраст и появляется серия полос: темное-белое, темное-белое... В начале разница между освещенностью темного и белого такая, что человек не может отличить полосы от просто белого экрана. Однако оказывается, что подсознательно человек видит полосы гораздо раньше, чем поймет, что увидел. С этим связан и другой феномен — с разницей между сознательным и бессознательным. Он состоит в том, что когда мыслим, решение к нам приходит в готовом виде — мы уже знаем, что ответ есть, но какой он — еще не ведаем. Каждый, наблюдая за собой, может поймать такой момент. Это тоже связано с особенностями нашего мышления, когда Я является робким путешественником в огромном мире не-Я.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно