Елена Мешкова: "Для становления врача школа "Охматдета" имеет колоссальное значение"

19 июля, 2013, 14:55 Распечатать Выпуск №27, 19 июля-9 августа

Впервые в Украине будет создан современный Центр детской гематологии, онкологии и трансплантации костного мозга.

Об этой девочке говорят: светлый человечек. Умная, воспитанная, терпеливая — столько лет принимает сеансы гемодиализа, но никогда не жалуется, еще и других подбадривает. Родителей у Алинки нет, о ней заботится тетя. А также большой и дружный коллектив больницы "Охматдет", где она лечится. К сожалению, состояние ее здоровья не улучшается: почечная недостаточность прогрессирует, остается единственный выход — пересадка почки. Для Алинки быстро нашли клинику, оформили необходимые документы и самое главное — собрали сумму, необходимую для операции. Но беда, как известно, одна не ходит. У девочки обнаружили опухоль головного мозга, с каждым днем ей становилось все хуже, она почти перестала говорить. О трансплантации почки пришлось на время забыть — срочно была нужна нейрохирургическая операция. 

Ситуация неординарная. В больнице "Охматдет" есть отделение гемодиализа, без которого этот ребенок не может обойтись, но нет нейрохирургии. В институте нейрохирургии Академии медицинских наук делают операции детям, но не проводят гемодиализ. К тому же институтская клиника постоянно переполнена: родители больных детей сетуют, что им приходится ютиться в коридоре: не хватает мест в палатах. К тому же, по мнению экспертов, оборудование как в операционных, так и в реанимации не отвечает современным требованиям. 

Даже в столице больному ребенку сложно получить нейрохирургическую помощь по европейским стандартам. В свое время пытались создать городское отделение детской нейрохирургии в Александровской больнице — выделили 10 койко-мест. Но на остальное денег не хватило. Давно назрела необходимость открыть современное нейрохирургическое отделение в "Охматдете". Выделить палаты и поставить койки, конечно, можно хоть сегодня, но для оперблока и реанимации нужны серьезные финансовые средства и кадры. Начали с малого: пригласили нейрохирурга — правда, на четверть ставки, но с перспективой создания профильного отделения. Когда возник вопрос, где оперировать Алинку, ответ нашелся быстро: конечно же, дома, то есть в "Охматдете". Нейрохирург, анестезиолог и лечащий врач долго сидели над расчетами: сколько времени продлится операция, сколько пациентка сможет продержаться без гемодиализа, когда и как можно будет доставить ее на эту процедуру. (О том, чтобы прооперированного ребенка привозить на гемодиализ из другой больницы, даже речи быть не могло.)

К операции тщательно готовились. Привезли нейрохирургический инструментарий, еще раз проверили расчеты. Все закончилось благополучно. В реанимации девочка быстро пришла в себя, а со временем потихоньку заговорила. Ей предстоит длительное лечение. Врачи — люди суеверные, боятся загадывать, но если все пойдет по плану, то через год можно будет вернуться к теме пересадки почки. По словам лечащего врача, если трансплантация будет успешной, Алинка имеет все шансы на хорошее качество жизни.

Эта история для "Охматдета" не исключение. Здесь что ни пациент — то уникальный случай. Каждый день медикам приходится искать выход из сложнейших ситуаций. Но без современного оборудования это делать сложно, а порой и вовсе невозможно. Вот почему все с большим нетерпением и надеждой наблюдают, как продвигается строительство нового корпуса, — хотят, чтобы он открылся как можно скорее. 

"В новом здании разместится много центров и отделений, — рассказывает заместитель главного врача Национальной детской специализированной больницы "Охматдет" Елена МЕШКОВА. — Впервые в Украине будет создан современный Центр детской гематологии, онкологии и трансплантации костного мозга. В среднем за год у нас проводится около
20 пересадок костного мозга, а потребность гораздо больше —
200–300. Значительно увеличится коечный фонд: вместо имеющихся в отделении 70 коек будет 108. В новом корпусе создадут все необходимые условия для этих пациентов, потому что они нуждаются в индивидуальном подходе, особом режиме лечения и ухода. 

Появятся новые возможности для диагностики и лечения больных детей в отделении онкозаболеваний, где будет проводиться не только химио-, но и лучевая терапия. Приобретается современное дорогостоящее оборудование — линейный ускоритель, позитронно-эмиссионный томограф (ПЭТ), компьютерный томограф. Все это поможет проводить полноценное обследование больных детей, выявлять на ранних стадиях опухоли и метастазы, а также назначать эффективное лечение. 

Национальная детская больница, несомненно, должна иметь отделение нейрохирургии. К нам часто привозят детей с политравмами, в тяжелейшем состоянии. Но мы не имеем права оперировать ребенка, если у него черепно-мозговая травма, — в таком случае его нужно отправлять в профильную клинику. А счет ведь идет на минуты! Чтобы избежать неоправданных рисков и осложнений, детей следует лечить комплексно.

Кроме отделения нейрохирургии планируется создать центр приема хирургических больных и экстренной медицины, где будет сосредоточена вся ургентная помощь, оборудованы операционные, реанимация, диагностические кабинеты. 

Многие наши пациенты нуждаются в помощи челюстно-лицевых хирургов. К нам со всей Украины привозят деток с врожденными пороками развития — к сожалению, таких случаев много. А коек мало, поэтому больным приходится ждать своей очереди. Детям предстоит перенести по несколько операций, они нуждаются в особом уходе и наблюдении. А в новом корпусе у нас наконец-то появится большое отделение челюстно-лицевой хирургии, отвечающее современным требованиям". 

На территории "Охматдета" движение не прекращается даже ночью. Ребенка в тяжелом состоянии могут доставить в любое время суток. Хирургия — гордость "Охматдета". Здесь умеют спасать и выхаживать пациентов, от которых отказались в других больницах. В отделении гнойной хирургии детей, без преувеличения, возвращают с того света. И единственное, о чем мечтают в таких случаях, — чтобы коллеги из отдаленных больниц, если не имеют возможности помочь на месте, как можно раньше направляли тяжелых пациентов в "Охматдет". 

Национальная детская больница также проводит огромную работу, порой невидимую для пациентов и их родственников, но очень важную для развития системы педиатрической помощи в стране. 

— У нас работают несколько центров, уникальных в своем роде, — объясняет Елена Мешкова. — Например, центр медико-психологической помощи и социальной реабилитации детей. Методики, применяемые нашими специалистами, дают очень хорошие результаты. Естественно, мы хотим, чтобы этот опыт распространялся не только в Киеве, но и по всей стране. Ведь далеко не каждая детская больница может позволить себе иметь в штате психолога — хотя бы одного. А у нас их пятнадцать! И как показывает практика, этого уже недостаточно.

— Они работают и с детьми, и с родителями?

Да. Особенно это важно для больных с онкогематологией. Начали работать с незрячими детками, есть хорошие результаты. Пациенты отделения токсикологии тоже нуждаются в помощи психологов. Больным с хронической почечной недостаточностью, которые годами находятся на гемодиализе, необходима не только психологическая, но и социальная реабилитация. 

— Недоношенные дети, как правило, рождаются с тяжелыми пороками развития, особенно те, кто появился на свет с весом от 500 до 1500 граммов. После выписки из роддома или перинатального центра родители не всегда понимают, что им делать дальше. Могут ли им помочь в вашем центре? 

Детей со сложными пороками развития не выписывают домой — их сразу привозят к нам. В отделении хирургии новорожденных делают сложнейшие операции. У нас высококвалифицированные специалисты спасли и выходили малыша, родившегося весом 420 граммов. 

Тяжелая болезнь ребенка вызывает не только душевные травмы, но и подчас неадекватные мысли и поведение родителей. Наши психологи работают в этом направлении, они очень увлечены своим делом. Совместно с Национальным медицинским университетом им. Богомольца мы организовали на нашей базе курсы усовершенствования и повышения квалификации. В первую очередь — для психологов, приезжающих к нам со всей Украины. Специалисты знакомят их с новыми, рекомендованными ВОЗ принципами и подходами к ребенку и его родителям. В их основе — дружественное отношение к детям, молодежи.

В любой ситуации от специалистов требуется доброжелательное отношение к пациенту — без этого невозможно сформировать доверие родителей к врачу. Собственно, не только к врачу, но и ко всей медицине.

— Еще одна беда нашего времени — дети с ВИЧ/СПИД. Даже в сельской местности такие рождаются — инфицируются от матерей. Там уж точно нет опыта, как вести таких детей, что рекомендовать родителям. 

— В Восточной Европе есть всего два специализированных центра для лечения детей с ВИЧ/СПИД: один в Украине (в "Охматдете"), второй — в Румынии. Когда в 2007 году мы его открывали, то думали, зачем нам 20 коек? Кто там будет лечиться?! Ведь система уже отработана, такими пациентами занимаются в инфекционных отделениях. Но вскоре поняли, что коек не хватает, ведь к нам везут больных детей со всей Украины. Возраст разный — совсем маленькие, и подростки, — и почти все они с тяжелейшими патологиями. Большинство этих детей растет без родительской опеки, многие из детских домов. После курса лечения их не просто выписывают, а прикрепляют к нашей поликлинике, где их наблюдают, консультируют. Кроме того, есть так называемая мобильная клиника: наши специалисты ездят по регионам, осматривают очень много детей. При необходимости решают вопрос госпитализации. 

— Эффективное лечение невозможно без хорошей диагностики. Лаборатории в детских больницах, как правило, жалуются на недофинансирование, устаревшее оборудование, дефицит кадров. 

— В 2009 г. был создан Украинский референс — центр клинической лабораторной диагностики и метрологии, состоящий из нескольких подразделений. Референтная лаборатория оборудована современной аппаратурой, позволяющей проводить исследования по различным направлениям — микробиологии, гематологии, иммунологии и др. Специально создали отдел обследования донорской крови. Это для "Охматдета" очень актуально, ведь нашим пациентам часто приходится переливать кровь и ее компоненты, особенно в отделении онкогематологии. 

На референс-центр также возложена функция внешнего контроля качества лабораторных исследований. Это очень важно в масштабах всей страны. Уже сделали систему межлабораторных сравнений по 11 направлениям. Образцы для исследований рассылаются по всем лабораториям, желающим проверить свои результаты, научиться новым методикам. Потом они отправляют свои результаты в референс-центр, где специалисты анализируют, что сделано правильно, а что нет, на каком этапе допущена ошибка, объясняют, как ее избежать. Также проводится аттестация лабораторий. Это весьма важная часть нашей организационно-методической работы. 

В кабинете Елены Михайловны один из столов отведен под документацию, касающуюся нового корпуса. А рядышком, у стены, стоят резиновые сапоги — чтобы в любую погоду можно было пройти на стройплощадку. Новое здание видно издалека, оно возвышается над старыми корпусами, но до окончания работ, похоже, еще далеко. К тому времени, когда объект передадут медикам, должно быть готово
не только оборудование, но и новое штатное расписание. На первом этапе предстоит заполнить 440 вакансий. "Охматдету" нужны не только врачи и медсестры, но и технический персонал — специалисты, которые будут обеспечивать бесперебойную работу всех систем жизнеобеспечения клиники, а также обслуживать дорогостоящее медицинское оборудование. 

— Не секрет, с какими проблемами столкнулись в некоторых перинатальных центрах: сложное оборудование поставили, но не научили медиков на нем работать — многие только и умеют нажимать кнопочку "включить-выключить". Эту проблему неоднократно обсуждали на различных заседаниях и совещаниях. Учитывают ли этот горький опыт в "Охматдете"? 

— Это вопрос актуальный и, к сожалению, болезненный, — соглашается Мешкова. — Мы активно ищем кадры. Во время распределения и выпуска ходим в медицинские училища, в медуниверситет, приглашаем на собеседование, знакомим с клиникой. Беда в том, что квартиры (хотя бы служебные) специалистам предоставить мы не можем, общежития тоже нет. Чем можно "завлечь" в таком случае? Интересной работой. Возможностью повышать квалификацию, приобретать опыт не только в Украине, но и за рубежом. Оборудования можно накупить на миллионы, но чего оно стоит, если нет специалистов, которые могут на нем работать, использовать весь его потенциал? 

Мы ищем и находим тех, кто готов нам помочь: часто ездим в Беларусь, многому там учимся. Откликнулся фонд в Германии — он будет оплачивать обучение наших медиков. Три австрийские клиники тоже готовы нам в этом помогать (к слову, бесплатно). Наши зарубежные коллеги намерены внести свою лепту в спасение жизни и здоровья украинских детей. 

У нас огромные планы, касающиеся обучения, повышения квалификации персонала. Но есть маленькая проблема: чтобы отпускать врачей на учебу, нужно иметь большой штат, иначе некому будет выходить на смену. 

Сегодня на собеседование приходил интерн, который не спрашивал о зарплате и других материальных аспектах, — у него на лице написано, что он очень хочет заниматься детьми. Такие люди у нас, как правило, остаются. Для становления врача как специалиста школа "Охматдета" имеет колоссальное значение. Кто станет настоящим "охматдетовцем", тот никуда не уйдет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 5
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно