Академик Антипкин: "Показатели здоровья матерей и детей — свидетельство приоритетов государственной политики"

5 июля, 16:09 Распечатать Выпуск №26, 6 июля-12 июля

Медики должны использовать даже малейший шанс ради спасения двух жизней. 

Впервые в Украине в Институте педиатрии, акушерства и гинекологии им. Е.Лукьяновой (ПАГ) разработали новое направление оказания высокоспециализированной медицинской помощи женщинам, у которых во время беременности были выявлены доброкачественные или злокачественные опухоли. 

Здесь проводят уникальные операции, которые до этого в нашей стране не выполнялись, при этом сохраняют беременность, добиваясь, чтобы женщина смогла родить здорового малыша. 

— Родить ребенка — это естественно для молодой женщины. Сейчас для вас главное — спокойно выносить малыша. Беременность это не болезнь, развивается она у вас нормально, — успокаивал доктор Ирину Р., просматривая результаты обследований.

— Но если беременность не болезнь, почему же мне так плохо? Кажется, силы тают с каждым днем, мне трудно даже ужин приготовить, после небольшой прогулки возвращаюсь очень усталой, — жаловалось пациентка.

Доктор выписал еще одно направление в областной диагностический центр — скорее ради того, чтобы успокоить Ирину, которая находила у себя все новые симптомы недомогания. По опыту он знал, что первая беременность, да еще и после 30, часто сопровождается повышенной тревожностью, раздражительностью и просто капризами. Чуть что-то вычитают в интернете, — сразу в панику. 

Полученные результаты стали шоком не только для Ирины Р., но и для ее врача — опухоль! И, судя по всему, уже большая. 

Лечащий врач и завотделением в один голос настаивали — нужно срочно прервать беременность! Потом в онкоцентре сделают операцию, подберут лечение. 

— Но я очень хочу родить этого ребенка, — упорно повторяла Ирина.

— Вам нужно думать о себе, спасать свою жизнь. Это еще не ребенок, только плод, а при таком диагнозе беременность не вынашивают. Не стройте иллюзий!..

Не просто медицинская, а мультидисциплинарная помощь 

Беременность и онкология — тема очень сложная. Об этом стараются не говорить. Как будто есть неписаное правило — о беременности либо с оптимизмом, либо никак.

Но даже если закрывать глаза и уши, все равно эта тема выстрелит — далеко или совсем рядом, напугает до обморока, больно обожжет, заставит искать выход из, казалось бы, безвыходной ситуации. И постоянно мучиться вопросом — почему так случилось? Неужели было мало испытания (или наказания?) онкоболезнью, чтобы лишать женщину права стать матерью?

"К сожалению, онкология достаточно распространена во всем мире, растет количество случаев заболевания. В то же время медики имеют все основания утверждать, что рак — это не приговор. При ранней степени выявления выживаемость больных достигает 90%, а зачастую и выше.

С одной стороны — болезнь молодеет, ее все чаще выявляют у молодых женщин. Но с другой стороны — рак научились выявлять на ранних стадиях и успешно лечить, — убеждена заместитель директора ПАГ профессор Татьяна Татарчук.

— В наше время говорят не только о том, что нужно спасать жизнь больных, но и делать все возможное, чтобы люди, перенесшие онкологию, смогли иметь хорошее качество жизни, работать, создавать семью, воспитывать детей. Опыт показывает, этого вполне можно добиться". 

— Если молодая женщина заболела, но вовремя обратилась за медпомощью, победила рак. Она сможет потом выносить и родить здорового ребенка или об этом следует забыть раз и навсегда?

— Конечно, она может этого добиться.

— Ключевые слова — родить здорового ребенка.

— Да, может.

— Статистика показывает, что рак все чаще поражает женщин детородного возраста. Если такое, к сожалению, случилось, с чего нужно начинать? Сразу идти на операцию, химиотерапию или сначала проконсультироваться по поводу будущих детей?

— Пациентка должна пройти консультации не только у онколога, но и у гинеколога, репродуктолога, эндокринолога, чтобы оценить все возможные риски различных видов лечения для репродуктивной системы, в первую очередь яичников. Это нужно сделать до начала основного лечения.

При любом диагнозе — касается это заболевания органов репродуктивной системы или любого другого органа — онколог вместе с гинекологом и репродуктологом обсуждают тактику лечения этой пациентки.

— Современный подход. Но в обычной городской или районной больнице пациенток направляют от гинеколога к онкологу, а тот говорит — вылечим рак, тогда идите хоть к гинекологу, хоть к диетологу. А пока я за вас отвечаю, будем делать то, что я назначил.

— Мы говорим о том, как должно быть, как это делается в медицинских центрах европейских стран. По такому же принципу работает клиника нашего Института педиатрии, акушерства и гинекологии.

Пациентку с онкологией ведет мультидисциплинарная бригада врачей — консультируют, оценивают ее гормональный статус и гормональный баланс, вместе с репродуктологом обсуждают тактику лечения.

Когда пациентка заканчивает основное лечение, она возвращается к своему гинекологу, который вместе с эндокринологом оценивает состояние здоровья, гормональный статус, перспективы деторождения.

Мы можем определить риски, возникающие при разных видах онкозаболеваний, просчитать отдаленные последствия после лечения и операций, перспективы. Например, после успешного лечения рака молочной железы через 3-5 лет пациенткам разрешают рожать детей.

— Даже невзирая на то, что лечение было сложным, а молочные железы удалены?

— Да. Если результаты позитивные, женщина хорошо себя чувствует, в таком случае она может стать матерью. Жизнь продолжается.

Тут очень важную роль играет ранняя диагностика. Рак молочной железы — самая распространенная онкопатология, которая к тому же очень помолодела.

Раньше, чтобы точно искоренить рак, оперировали так, чтобы максимально удалить молочные железы. Со временем появилась более совершенная диагностика, операции проводятся органосохраняющие. И если ситуация позволяет, грудь удается сохранить, что вообще очень важно для женщины, к тому же в перспективе это даст возможность лактации при выкармливании ребенка. 

В Украине много квалифицированных, опытных онкомаммологов. Мы видим результаты их работы, когда после лечения к нам обращаются пациентки, которые хотят стать мамами. И если диагноз был точным, а тактика лечения определена правильно, все прошло по плану, то женщина уже вскоре сможет сообщить своим родным радостную новость — я беременна!"

Как спасти обе жизни

Специалисты ПАГ оказывают высокоспециализированную медицинскую помощь, ведут больных с самыми сложными диагнозами. Зачастую к ним обращаются те, кому не смогли помочь ни в местной, ни в областной больнице. Многие врачи, узнав, что у беременной пациентки обнаружен рак, сразу же советуют избавиться от беременности. Не вникая в детали. На робкий вопрос: "А может, удастся спасти ребенка?", как правило, отвечают: "Вы что, не понимаете? Это же рак!"

Желание вопреки всему стать матерью, защитить право своего ребенка на жизнь, привело Ирину Р. в клинику ПАГ. Снова консультации, обследования. И две новости. Хорошая: оказалось, что опухоль доброкачественная. И плохая: она выросла до огромных размеров, сдавливает внутренние органы, не дает ребенку нормально развиваться. Для его спасения необходима операция. 

А чтобы ее сделать, нужен хирург-виртуоз, который в такой сложной ситуации возьмет на себя ответственность не за одну, а за обе жизни. Подобных операций в нашей стране еще никто не делал.

…Когда взвесили опухоль, — ужаснулись, она достигла почти 6 кг. Теперь самым главным было вести беременную так, чтобы у нее хватило сил доносить и родить малыша.

К счастью, эта история закончилась благополучно, все отлично выполнили свои задания — Ирина, ее сынишка и врачи.

После этой уникальной операции в клинике было много других, не менее сложных. Когда опухоль злокачественная, очень трудно вести беременность до тех пор, пока родится жизнеспособный ребенок. Ведь, кроме операции, пациентка нуждается в специальном лечении, а его методы и препараты нужно подбирать так, чтобы не навредить будущему человечку. 

В Украине только начали заниматься этой сложной проблемой. В развитых странах уровень медицинской помощи в случае онкологии у беременных позволяет спасать обе жизни. Конечно, многое зависит от состояния здоровья будущей мамы — точного диагноза, на какой стадии выявлена болезнь, какой срок беременности. Но ни один врач не возьмет на себя ответственность рекомендовать прерывание беременности только на том основании, что пациентке поставили диагноз рак. 

В клинике ПАГ уверены, что медики должны использовать даже малейший шанс ради спасения двух жизней. 

"Пятилетний опыт нашей работы показал, что это единственно правильное решение в такой сложной ситуации, — рассказывает заведующая отделением оперативной гинекологии, профессор Виктория Дронова.

— За пять лет мы прооперировали более 180 беременных женщин. Из них — 52 пациентки с онкопатологией, которая впервые была выявлена во время беременности. Чаще всего встречались такие диагнозы, как рак молочной железы, яичников или шейки матки. В каждом случае было сделано все, чтобы максимально продлить беременность пока "ребенок подрастет", станет жизнеспособным. Также проводилась терапия, поддерживавшая силы будущей мамы, чтобы она благополучно перенесла роды (кесарево сечение), а потом начала основное лечение.

Всего интрагравидарно было проведено 153 цикла полихимиотерапии, а в послеродовый период 215 циклов полихимиотерапии. Благодаря слаженной работе мультидисциплинарной группы нам удалось добиться того, что 100% беременностей завершились рождением здоровых деток." 

Случаи были очень разные, но в основном — тяжелые. Добиться таких результатов помогло то, что в отделении собрали не просто врачей, а специалистов высочайшего уровня. Так проводить операции, как это делает профессор Алексей Дронов, не многим по плечу. Он возглавляет кафедру хирургии в Национальном медуниверситете, в свое время был учеником Александра Шалимова, и что самое важное — постоянно совершенствует свое мастерство, осваивает новые виды операций, многие из которых он сделал впервые в Украине. 

Пациентки этого отделения рассказывают, что здесь созданы такие условия, чтобы ничего лишний раз не напоминало об их диагнозе. Что очень отличается от обычных онкобольниц. Индивидуальный подход к каждой больной дает свои результаты — послеоперационный период, химиотерапия проходят почти без осложнений. Онколог отделения Сергей Лялькин тщательно следит за самочувствием пациенток, реагирует на малейшие жалобы, корректируя назначения. Наверное, самое сложное для медиков, работающих в этом отделении, это постоянно отвечать на вопрос: "Когда меня наконец-то выпишут и я поеду домой к своему малышу?"

Лечить дома или за границей

"Здоровье матерей и детей — это интегральный показатель развития каждого государства. Изучая эти показатели, можно сделать выводы не только об уровне и доступности медицинской помощи в стране, но и приоритетах государственной политики, — подчеркнул директор ПАГ академик Юрий Антипкин.

— Согласно "Глобальным целям-2030", правительства всех стран обязаны сосредоточить свое внимание на здоровье детского населения, контролировать показатели детской и материнской смертности, добиваться их снижения.

Научные и клинические подразделения нашего института многие годы занимаются решением этих проблем. В Украине ситуация с показателями детской смертности более или менее стабилизировалась, уровень постепенно снижается. Если посмотреть "Глобальные цели-2030", мы достигли тех показателей, которые были намечены для нашей страны. Детскую смертность удалось снизить, хотя Украина еще не смогла стать в один ряд с европейскими странами, многое еще предстоит сделать. 

А с материнской смертностью намного сложнее.

— Чем это объясняется?

— Сегодня материнская смертность зависит от тех патологий, которые часто встречаются у женщин детородного возраста. В первую очередь, это заболевания, отрицательно влияющие на здоровье и беременной, и плода: эндокринной, сердечно-сосудистой, нервной системы. Наш институт много лет занимается этими проблемами, разработаны современные методики, мы умеем вести беременных женщин с такими сложными патологиями и добиваемся, чтобы беременность завершилась рождением здорового ребенка.

Но нас очень тревожит то, что все чаще в клинику обращаются беременные женщины, у которых при обследовании обнаруживают онкологию. Впервые! Они даже не подозревали опухоль. Это большая беда, угроза жизни и будущей матери, и будущего ребенка. Женщина спрашивает доктора: "Что мне дальше делать?" И мы должны ей помочь.

Жизнь стремительно меняется, бросая науке и медицине вызовы, на которые необходимо отвечать. Так появилось у нас новое направление — акушерство и онкология. Никогда раньше не приходилось объединять в одном отделении такие разные специализации.

Когда случилась чернобыльская авария, нас предупреждали, что будут отдаленные последствия, которые коснутся здоровья не только ныне живущих, но и будущих поколений. И это уже неопровержимо доказано. 

Мы принимаем много беременных женщин, у которых ранее был выявлен и прооперирован рак щитовидной железы. Наши специалисты накопили большой опыт работы с такими пациентками, знают, как вести таких беременных, что делать, чтобы роды прошли нормально и на свет появился здоровый малыш. На этом пути было очень много нового, неизвестного, нигде в мире нет таких условий, которые сформировались у нас после чернобыльской аварии. Поэтому негде было искать рекомендации, наш институт в этом вопросе выступил первопроходцем.

— Зато сейчас ваши разработки известны далеко за пределами Украины. А что заставило ПАГ взяться за онкологию, когда есть специализированные центры? Здесь сложно добиться успеха, на каждом шагу возникают различные проблемы, в том числе и репутационные риски.

— Нас никто не заставлял, скорее всего, включился высокий профессионализм наших сотрудников. Проблема ведь очень острая, болезненная. Поскольку наши акушеры всю жизнь работают с тяжелым контингентом, они не боятся сложных пациентов. Наоборот, они стараются применить свой опыт, ищут пути, как помочь беременным женщинам при таком тяжелом заболевании. 

Мы постепенно разбирались в том, каких пациенток можно "пролонгировать" и принять ребенка, а потом уже лечить маму, чтобы не применять химиотерапию во время беременности. А в каких случаях сразу проводится операция, беременность продолжается, заканчивается родами. После этого — лечение по протоколам. Кстати, научные исследования доказали, что есть такие виды химиотерапии, которые можно применять и при беременности. На протяжении этих пяти лет было немало терзаний и тревог, но мы многое сделали, нашли ответы, которые искали, спасли жизнь и здоровье многих мам и новорожденных. Несомненно, это достижение наших ученых и медиков. 

Вы, наверное, обращали внимание, как часто у нас просят помочь в лечении онкобольных детей? На телеэкранах, в соцсетях, в метро постоянно мелькают просьбы — помогите! Но почему-то нигде нет объявлений — помогите спасти жизнь беременной женщины и ее будущего ребенка!

Проще всего отказаться вести беременную, у которой выявили опухоль, — пускай обращается в онкоцентр. Или направить ее за рубеж, туда, где уровень медпомощи достаточно высокий. Но лишь немногие могут найти для этого средства. Мы должны развивать это направление в нашей стране. Ведь речь идет о спасении сразу двух жизней — матери и ребенка. Каким бы тяжелым ни был процесс лечения, самая сильная мотивация для наших пациенток, для их семей — это появление на свет здорового сына или дочки."

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 13 июля-19 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно