ЖИЗНЬ ПОД ЗНАКОМ ТОТАЛЬНОЙ ДЕГРАДАЦИИ - Среда обитания - zn.ua

ЖИЗНЬ ПОД ЗНАКОМ ТОТАЛЬНОЙ ДЕГРАДАЦИИ

13 апреля, 2001, 00:00 Распечатать

Пессимист: — Все, хуже уже не будет! Оптимист: — Нет, будет! Нет, будет! Для того чтобы существо...

Пессимист:

 

— Все, хуже уже не будет!

 

Оптимист:

 

— Нет, будет! Нет, будет!

 

Для того чтобы существовать успешно и долго, человечество должно использовать только те ресурсы, которые возможно восстановить, и ни в коем случае не допускать их безвозвратных потерь. Этот принцип получил название «устойчивого развития» и стал краеугольным камнем «Повестки дня на ХХI век» — официального документа, принятого на конференции ООН по охране среды и развитию, состоявшейся в июне 1992 г. в Рио-де-Жанейро. Спустя пять лет, на ХIX специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, посвященной проблеме устойчивого развития человечества, было констатировано, что, несмотря на ряд позитивных результатов, общие тенденции в области устойчивого развития хуже, чем были пять лет назад.

За период своей «жизнеутверждающей» деятельности человечество уже потеряло около 45% земель, пригодных для сельского хозяйства. Этот процесс продолжается все более быстрыми темпами — каждые двадцать лет в Мировой океан смывается слой плодородной почвы, эквивалентный всей пахотной земле США.

На сегодняшний день двум с половиной миллиардам человек не хватает питьевой воды.

Ежегодно вырубается 25 млн. гектаров леса (это соответствует площади лесов трех Украин). Следовательно, в атмосфере кислорода становится все меньше, а углекислого газа все больше. По прогнозам, к середине ХХI века содержание углекислого газа в атмосфере увеличится на 230 процентов.

Если суммировать всю загубленную почву, воду и растительность, то окажется, что Европа «съела» себя уже несколько раз.

По самым оптимистическим прогнозам, при существующих темпах эксплуатации природы человечеству хватит свободных ресурсов до 2050 года.

Ясно, что человечество в планетарном масштабе далеко от перспектив устойчивого развития. А можно ли выжить в одной отдельно взятой стране? Каковы в этом плане перспективы Украины — страны с некогда богатейшими природными ресурсами?

Природные ресурсы Украины, несмотря на падение производства и уменьшение площади обрабатываемой земли, деградируют такими же темпами, что и во времена развитого социализма. И, что самое удивительное, за период нашей независимости эта тенденция даже усугубилась. Видимо, глобальный кризис на то и глобальный, чтобы затрагивать все стороны бытия.

Украина официально признана страной с катастрофическим состоянием окружающей среды. Это понимают все: и высокие должностные лица, и далекие от проблем биоразнообразия обыватели. Главная опасность экологического кризиса связана с деградацией природных источников, непосредственно обеспечивающих жизнь человека: ресурсов почвы, пресной воды, растительного и животного мира.

Земля без кожи

 

Наша страна — одна из самых распаханных в мире. Даже сейчас, в разгар кризиса сельского хозяйства, под плугом находится более 55% территории. Наивно думать, что распаханная земля — это почва, приведенная в порядок, удобренная, унавоженная и лишенная всякого мусора. На самом деле распаханная территория — образно говоря, «земля без кожи», которая становится уязвимой для эрозии и не до конца реализует свои биосферные функции, не обеспечивая полной продуктивности растений и животных. Сопоставьте: во Франции и Германии под пахоту ушло не более 33 процентов земель, в Англии — 18, а в США — 15%.

Наш народ традиционно гордится отечественными черноземами, ведь, согласно неофициальной статистике, более половины мировых черноземов сосредоточено на территории Украины. Поэтому, выбирая независимость, наивный народ был твердо уверен: что бы ни было, а с голоду мы не помрем, на наших почвах да при нашем курортном (с точки зрения Сибири) климате даже палка, воткнутая в землю, заколосится небывалым урожаем. На самом деле черноземов на территории нашей страны не так уж и много: всего 4% территорий бывшего СССР. Кроме того, владение черноземными почвами в практическом отношении дает не так уж много. Просто ресурсы почв позволяют украинцам избегать внесения минеральных удобрений, которые на бедных почвах Западной Европы восполняют отсутствие естественного гумуса. Таким образом, мы можем избежать загрязнения почвы, но почему-то упрямо этого не делаем, и наш народ постоянно травится нитратами. Почему же происходит то, что не должно происходить, почему наша земля все больше и больше загрязняется?

Прежде всего, это вызвано распашкой и уничтожением степей и лугов, защищающих почву от эрозии. Сейчас из-за незащищенности береговой линии рек деградация почв достигла просто угрожающих масштабов. То есть этот самый предмет гордости Украины — чернозем — уходит в никуда: уплывает в реки, превращается в ил. Согласно расчетам ученых, ежегодные потери почвы в Украине составляют 600 млн. тонн, в том числе гумуса — до 20 млн. тонн. Вероятно, все знают о том, что гитлеровская Германия во время Великой Отечественной войны вывозила украинские черноземы эшелонами. Представьте: ныне ежегодно со «станции» Украина в никуда отправляются более 100 тысяч полноценных железнодорожных грузовых составов с нашей землей. Дабы компенсировать потерю гумуса, на поля ежегодно должно вноситься 400 млн. тонн удобрений. И это при том, что промышленность Украины не способна удовлетворить даже эту компенсационную потребность. А ведь еще необходимы удобрения для почв Полесья, которые бедны и сами по себе, без наших стараний...

В итоге имеем забавную ситуацию — сколько земли уплывает в море, почти столько же вносится удобрений. То есть идет быстрый и решительный процесс замены украинских черноземов минеральными удобрениями. А потому можно смело прогнозировать: через 100 лет такого хозяйствования украинцы будут жить на нитратных солончаках и рассказывать своим детям о том, что когда-то здесь были почвы, которые лопата резала, как нож масло.

В общем, наша «дивная» система хозяйствования умудряется одним ударом поразить сразу трех зайцев. Во-первых, в Украине не используются естественные ресурсы почвы. Во-вторых, происходит дополнительное загрязнение среды нитратами, уменьшается плодородный слой почвы, который уходит в реки. В-третьих, заиливаются водоемы, вода становится мутной и не пригодной для питья. В результате вымирают некогда населявшие эти водоемы животные. Вот и получается, что рассказы 50-летних дядей о том, как в своем босоногом детстве они удили рыбу в прозрачных речушках и выбирали, какой рыбешке подбросить червя под нос, а у какой забрать, воспринимаются современной молодежью, выросшей на берегах рек, вода в которых поспорит своим видом с кофейным эрзацем, как классические рыбацкие рассказы.

 

Больная «кровь биосферы»

 

Вода — «кровь биосферы». Без воды невозможна не только жизнь растений и животных, но и жизнь самой современной цивилизации. Вода не только питает промышленность и современные города, но еще и чистит, унося с собой человеческие и промышленные отходы.

Именно вода является самым недостаточным ресурсом Украины. Даже если забыть об энергичном вмешательстве человека во все природные процессы, в силу гидрологических особенностей территории Украина — страна с постоянным дефицитом воды. На каждого жителя нашего государства реально приходится до одной тысячи кубических метров пресной воды в год. Тогда как по оценкам ООН достаточной считается величина на порядок большая, то есть 10—15 тыс. м3.

Из водного тупика есть единственный выход: одна и та же вода должна использоваться несколько раз. Для этого необходимо остановить ее бег к морю. Такую задачу выполняет система зарегулирования рек. Это не только каскад гигантских водохранилищ на Днепре, а множество прудиков и прудов на ручьях и речушках Украины, по своей площади и объему превышающих днепровский каскад. Но не стоит бурно радоваться успехам мелиорации, запрудившей Украину водохранилищами. Изменение стока рек не прошло бесследно и привело к общему изменению гидрологического режима страны. В результате почти на всей территории государства повысился уровень грунтовых вод и началось подтопление земель, особенно заметное на Причерноморской низменности. А так как низовья самых крупных рек Украины расположены в сухой южной степи, то произошло самое что ни на есть чудо природы — после небольшого дождя степь превращается в... болото.

Многократное использование одной и той же воды приводит к ужасному ее загрязнению. Воду, прошедшую промышленный круговорот и городскую канализацию, невозможно полностью очистить. Исследования свойств воды показывают: этому веществу свойственна поразительная «память» о растворенных в ней веществах. Если раствор кислоты последовательно разбавлять водой, то даже тогда, когда по всем законам естества в воде уже не останется ни одной молекулы кислоты, бывший раствор все равно будет продолжать вести себя как слабая кислота. В таком случае мы пьем воду, которая хорошо помнит, какой она была, и упрямо проявляет свойства содержимого канализации.

Почти 90% опорных рек Украины имеют водно-экологическое состояние, оценка которого вмещается в грустные границы от «плохого» до «катастрофического».

Размах уничтожения природных ресурсов человеком просто поражает воображение. Не удалось избежать загрязнения даже подземным водам Украины. Постоянное загрязнение поверхностных вод приводит к постепенному проникновению токсических веществ до тех глубин, где находятся артезианские воды, а этот процесс из-за нулевого обмена на глубине просто необратим. Поэтому тем радетелям собственного здоровья, которые, надрываясь, тащат домой канистры с артезианской водой, тоже особо радоваться нечему.

 

Вместо полноценного леса — монокультура

 

Считается, что 2000 лет назад в пределах Украины проживало 1,5 млн. человек, и они сумели уничтожить растительность на площади, занимающей не более 2—3% всей территории. В то время леса занимали более 50%, степи — 35%, болота — 6%, солончаки — 4%, луга — 1% территории. После наступления научно-технической революции уничтожение растительности пошло куда более бравыми темпами. Сейчас в Украине распахано более 55% всех земель, а это значит, что более чем на половине территории уничтожена естественная растительность. Леса сегодня занимают только 14,3%, луга — 9%, болота — 3%, а степи — 1% территории. За последние сорок лет площадь лугов сократилась на 2,5 млн. гектаров, из них 1,4 млн. гектаров (более 60%) мы потеряли за последнее десятилетие! Самое удивительное, что произошло это в период глобального кризиса и спада производства, когда бензина не хватает даже для сбора урожая!

Сейчас доля лугов в Украине составляет 12,8% по отношению к площади пахоты. Это почти в семь раз меньше оптимальных значений. Согласно мировым природоохранным стандартам, доля лугов должна составлять не менее 2/3 площади сельхозугодий. Только в этом случае луга способны сдерживать эрозию почвы.

Лесов в Украине у нас тоже очень мало. Показатели лесистости в Украине куда ниже, чем в среднем по Европе. Если у нас по разным оценкам площадь лесов колеблется от 14 до 16%, то территория, занятая лесами в Западной Европе, составляет 24%, при среднеевропейской показателе — 41,3%, При этом на одного жителя Европы приходится 1,3 га леса, а на украинца — в 6 раз меньше, всего 0,2 гектара.

Чувство неудовлетворенности можно было бы компенсировать тем, что доля пралесов (так сказать, истинных лесов, напоминающих картины Ивана Шишкина) у нас, по европейским меркам, еще высока. Мы можем гордиться, что в Украине еще сохранились корабельные сосновые рощи и трехсотлетние дубравы, а не только сосновые и тополевые посадки, как во многих «залесненных» странах Западной Европы. Но именно сейчас этим лесам грозит печальная участь быть вырубленными всевозможными совместными предприятиями. Парадокс — леса у нас государственные, а рубят их и наживаются на этом частные компании.

Известно, что существует неправда, ложь, наглая ложь и статистика. Статистика говорит: вырубленные леса компенсируются посадками этого самого леса, ведь, согласно существующему законодательству, у нас не может быть вырублено больше леса, чем посажено. Однако вырубаются полноценные леса, а высаживаются монокультуры (те самые сосенки по линеечке), из которых получится все что угодно, но только не росший на этом месте лес. Хороший пример такой необратимости показывают пралеса Карпат, которые уничтожены почти везде, кроме заповедников. Их место быстро заполняют заросли пихты или ели, растущие густо и не имеющие развитой корневой системы, а потому при сильном ветре валятся, образуя непроходимый валежник.

 

Один на всех
или все на одного?

 

Вполне естественно, что при активном уничтожении всех компонентов среды обитания — воды, почвы, растительности — истощаются и ресурсы животного мира. Так, если в середине 80-х годов на каждого жителя Украины добывалось более 3 кг биомассы аквакультуры, рыбы и дичи, то сейчас добыча не составляет и килограмма. Прежде всего сократился вылов рыбы, составляющий более 90% добываемой биомассы животных ресурсов Украины. Собственно, за последние 50 лет вылов рыбы в нашей стране уменьшился в 10 раз! Но и это не все: за данный период количество видов промысловых рыб сократилось в 3 раза.

В 30-е годы только в Азовском море отлавливалось в среднем 160 тыс. тонн рыбы, что в 2,5 раза больше, чем весь ежегодный улов независимой Украины. В настоящее время в Азовском море вылавливается немногим более 12 тысяч тонн рыбы, 91% от которых приходится на малоценных тюльку и хамсу. Из двадцати шести некогда добывавшихся в Черном море видов рыб сегодня сохраняют промысловое значение только шесть. Но даже эта цифра — 6 видов — больше материал для статистики, на самом же деле фактически промысловыми остались лишь хамса и шпрот, составляющие 95% биомассы уловов. Промысел осетровых в Черном море уже запрещен, практически не отлавливаются бычки, уже давно не причаливают к черноморским берегам шаланды, полные кефали, не добывается пеламида и другие весьма вкусные виды рыб. В днепровских водохранилищах сазан, сом и судак давно не имеют первостепенного промыслового значения. Их место заняла непрезентабельная тюлька. Увы, за период государственной независимости Украины уловы рыбы во внутренних водоемах упали в 2—3 раза. Нынче ловится дешевая рыбка — стоимость одной тонны рыбы снизилась с 57 до 37 долларов США. Если так пойдет и дальше, то лет через двадцать станет актуальным вопрос о рентабельности промысла рыбы в Черном море вообще.

Необыкновенно модным в последнее время стало с праведным негодованием рассуждать о правительственных охотах периода расцвета СССР, когда компания из 15—20 чиновников высшего эшелона власти при активном участии армии и КГБ загоняли несчастного кабанчика. Вот, дескать, как неблагородно — все на одного. Но на фоне всех этих охот ресурсы охотничьих зверей Украины в конце 80-х годов наращивались год от года. К началу 90-х годов численность промысловых зверей достигла рекордных для Украины показателей. И уверенно начала падать начиная с 1995 года (увы, этот процесс продолжается и по сей день). Только по официальным данным к концу 90-х биомасса основных промысловых видов снизилась в 1,5 раза.

Среди сегодняшних нуворишей охота не менее популярна, чем среди советских партийных боссов. Только тогда толпа охотников убивала одного кабанчика, а сегодня один охотник убивает толпу кабанчиков. Особенно пострадали самые ценные с точки зрения так называемых «новых украинцев» трофеи: лось и благородный олень, численность которых сократилась в несколько раз. Сегодняшнее положение в животном мире нашей страны весьма напоминает ситуацию периода гражданской войны, когда выбили всех оленей, кабанов и лосей, зато расплодилось множество хищников, прежде всего волков.

Ресурсы животного мира Украины имеют устойчивую тенденцию к истощению. Нашей стране катастрофически не хватает разработанной программы по восстановлению животного мира. А это — дело поистине государственной важности. Вопрос не только в далеких от подавляющего большинства чиновников экологических проблемах. Дело еще и в том, что за период независимости нашего государства потери ресурсов составили не менее миллиарда долларов США.

После нас действительно будет потоп

 

Уже без малого двадцать лет говорят о парниковом эффекте, причиной которого является сжигание углеродосодержащих соединений (а это — все виды топлива). Накапливающийся в атмосфере углекислый газ превращает планету в гигантскую теплицу, создавая так называемый парниковый эффект. Очевидно, Землю ожидает потепление климата, и нынешняя зима — прямое подтверждение тому. Сегодня потепление климата идет, что называется, полным ходом: тают ледники, повышается температура и уровень Мирового океана, подтапливаются берега. Каждый год Атлантика забирает у Британских островов несколько метров прибрежной линии. Что уж говорить о проблемах таких стран, как, например, Нидерланды, большая часть территории которых расположена ниже уровня моря?..

Особую тревогу вызывает потепление воды Мирового океана, ее температура в тропиках уже превысила 30 °С. В результате начался процесс обесцвечивания коралловых рифов, за которым следует их вымирание. По своему биоразнообразию и продуктивности коралловые рифы — вторая после лесов экосистема планеты. Ее гибель скажется не только на экономике пятидесяти островных государств, живущих за счет этих ресурсов, но и на благосостоянии всей планеты. Ожидается, что в результате цепной реакции произойдет глобальная потеря биопродуктивности Мирового океана и последующее повышение уровня углекислоты в атмосфере.

Не стоит думать, что спрятанная в глубине континента Украина избежит особых потрясений, связанных с потеплением и изменением береговой линии. На фоне имеющихся на сегодня в Украине экологических проблем разрушение системы природопользования породит просто небывалые трудности. Ведь подъем уровня Мирового океана должен вызвать подтопление Причерноморья, а повышение температуры укоротит зиму, что, несомненно, приведет к еще большему дефициту пресной воды.

Особая ситуация сложилась в Черном море. Уже сейчас из-за зарегулирования стока Днепра изменился гидрологический режим моря. А ведь Черное — особое море. Только 200 метров его поверхностных вод составляют живой слой, ниже — мертвая зона, заполненная сероводородом. Можно ожидать, что при любых глобальных пертурбациях сероводород поднимется на поверхность. Если такое случится, то Черное море попросту погибнет, а вместе с ним погибнет все Причерноморье. И такие прогнозы — не киношный ужастик, а весьма недалекая реальность. Уже сегодня сероводород время от времени вырывается на поверхность Черного моря, но пока, к счастью, в незначительном количестве.

Каким же образом можно остановить надвигающийся парниковый эффект? Ответ прост: уменьшить содержание углерода в атмосфере. Ведь вся энергетическая деятельность современного человека, связанная со сжиганием жидкого и твердого топлива, — перевод углерода из жидкого и твердого состояния в газообразное. Уменьшение производства должно резко сократить выбросы окиси углерода. Кроме того, мало кто представляет себе, что деревья — истинная панацея от парникового эффекта. Ведь в течение всего светового дня зеленые растения путем фотосинтеза переводят газообразный углерод атмосферы в твердое вещество — древесину. Вот почему сейчас, как никогда, важно сохранять и приумножать леса. Но, увы, принцип «После нас хоть потоп», похоже, стал основополагающим принципом правящей олигархии, которая уничтожает леса, заменяя их жалким подлеском. Гигант современной индустрии, США, категорически отказывается уменьшить объем производства. Так что парникового эффекта не избежать. Похоже, после нас в буквальном смысле будет потоп...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно