Заброшенные земли. В 15 минутах езды от Дерибасовской

1 июля, 2011, 13:43 Распечатать Выпуск №24, 1 июля-8 июля

Всего лишь в пяти верстах от центра города находятся бывшие поля орошения(сотни гектаров!) — заросшие, гуляющие земли.

Всего лишь в пяти верстах от центра города находятся бывшие поля орошения (сотни гектаров!) — заросшие, гуляющие земли.

С высоты птичьего полета видно, что пустующие поля занимают большую часть пересыпи, образовавшейся несколько веков назад между Черным морем и двумя соляными лиманами — Куяльницким и Хаджибейским. С тех пор воды последнего, огражденные насыпью, время от времени вырываются из слабых рукотворных пут и заливают давно застоявшиеся поля и примыкающую к ним промышленную зону с ее унылым пейзажем, словно давая понять людям, что давно пора менять эту убогую картину.

Держать пустующими сотни гектаров земли и задыхаться от нехватки свободных территорий — для Одессы непозволительная роскошь. Разговоры об этом ведутся много лет. Последний раз эта проблема занимала городские умы года три назад, когда обсуждался проект нового генерального плана Одессы и была презентована комплексная программа освоения полей фильтрации вместе с прилегающими территориями.

К оценке этих земель были привлечены одесские ученые, экологи, специалисты. Даже вышел сборник научных работ. Но дальше дело не пошло. Детальные и глубокие исследования не проводились. Потом грянул кризис, затем выборы, смена власти, и все потуги сошли на нет. Есть опасность, что в будущем огромная территория может быть растаскана по кускам и комплексный подход в ее освоении, на котором настаивают ученые, станет невозможным.

Нынче о судьбе этих земель вновь заговорили. Но совершенно по другому поводу.

Мир пересыпи, или свободная зона неудобий

У этой территории, сотканной из ила, ракушечника, соли и песка, уникальная история. Сто лет назад она славились богатыми урожаями яблок, груш, персиков, малины, винограда… Благодаря уникальному способу очистки сточных вод. Опыт Одессы на тот период был признан во всей Европе.

В 1874 году, чтобы отвести все стоки от моря, власти города решили направить их на орошение солончаков Пересыпи. Через проницаемую почву профильтрованная вода свободно уходила по дренажным канавам, а избыточная — подавалась на специальные запасные участки для фильт­рации. Благодаря этой инновации город под орошаемые огороды отдавал все больше и больше земли. По словам очевидцев, они напоминали оазис среди полупус­тынного ландшафта. К 1937 году поля орошения с сетями и дорогами занимали 1200 га, из них 140 га находилось под полями фильтрации.

В начале войны поля были затоплены (после взрыва советскими войсками дамбы Хаджи­бейского лимана), к пятидесятым годам — восстановлены. Выращи­вать на них сельхозпродукцию запретили после обнаружения холеры в Одессе в 1970-м.

В девяностых поля, покрывшиеся местами мусором, зарослями, камышами, приобрели славу криминального района. И этот образ пугающей, отталкивающей, заброшенной территории как ярлык висит на них до сих пор. С одной стороны промзона Пере­сыпи, отделяющая их от моря, с другой — Шкодова гора с нефтеперерабатывающим заводом, неф­тебазами, лакокрасочным и другими вредными производст­вами. С третьей — Хаджибейский лиман с ненадежной дамбой, с четвертой — таинственная Жева­хова гора и поселок Большевик — депрессивная окраина города с развалившейся промышленнос­тью.

Сегодня поля фильтрации (официально осталось именно это название) занимают то ли 600 гектаров, то ли более 900. Фигурирует и цифра 1020. В новом проекте генплана города, который был разработан в 2008 го­ду, но так и не принят до сих пор, четверть площади полей, ближе к лиману (порядка 200 га), отведено под доступное высотное жилье, столько же (ближе к морю) — под технопарки. Ос­таль­ная часть — под ландшафтный парк с комплексом развлечений.

Тогда же была презентована разработанная по распоряжению мэра Одессы комплексная программа под многообещающим названием «Экогород — парк природы, спорта, отдыха и развлечений». Она охватывала не только поля фильтрации, но и территорию в районе Хаджибейс­кого и Куяльницкого лиманов, Лузановских озер и Лузановки, Жеваховой горы с поселком Большевик, Лиманчика и Пере­сыпи. Это порядка двух с лишним тысяч гектаров земли.

Самую проблемную территорию — поля фильтрации предполагали осушить, очистить и подготовить для грандиозных преобразований за пять лет. Тут планировали создать «одесскую Венецию», соединив море и лиман каналом, разбить ветланд-парк, как это сделано в Лондоне и Гонконге, где туристы живут в небольших домиках, питаются в маленьких ресторанчиках, плавают на лодках и любуются голубыми озерами. А еще — сделать под куполом тропический остров с джунглями, населенными экзотическими птицами и животными с небольшим теплым морем и песчаными пляжами; зоо­парк с сафари, крытый горноложный курорт, одесский Лас-Вегас, археологический заповедник на Жеваховой горе, деловые и культурные центры, выставочные комплексы, доступное жилье для рабочей силы и проживающего населения и многое-многое другое. Фишка — в комплексном воплощении всех соб­ранных вместе проектов.

Фантастические планы и прекрасное будущее для депрессивных окраин Одессы остались на бумаге, как и обещанный всплеск инвестиционной активности.

Примерно тогда же ученые города презентовали свой сборник научных статей об экологическом состоянии территории полей фильтрации и Жеваховой горы и возможных вариантах освоения.

Древняя гора с ее легендами — еще одно уникальное и захолустное место на карте города. С ее невысокой вершины открывается вид на море и лиманы. Здесь, на сравнительно небольшом пространстве, переплелись исторические события не одной ушедшей эпохи. Гора хранит в себе память об античных поселениях V—III веков до нашей эры, о Крымской войне 1854 года, об обороне Одессы 1941 года, о пребывании черноморского казачества и добрых деяниях князя Жевахова, осваивавшего Куяль­ницкий лиман и подарившего свои земли городу.

Сегодня это памятник архео­логии, находящийся под охраной государства, —заповедник «Кур­ганы», где к тому же произрастают растения, занесенные в Крас­ную книгу Украины. Несмот­ря на статус объекта культурного наследия, гору потихоньку и самовольно застраивают. С противоположной стороны к ней примыкает старейший грязевой курорт «Куяльник», тоже отставший в своем развитии на целый век. Словом, здесь давно пора всем властям засучить рукава.

Возможно ли исправить допущенную временем ошибку?

Вывод ученых таков. Потен­циал пересыпи и межлиманья велик и для бизнеса весьма привлекателен. Но если говорить о возможных вариантах освоения этой территории, то город прежде всего получил возможность восстановить свой богатый рек­реационный ресурс, и этот свой редкий шанс не должен упустить.

Так сложилось исторически, что город формировался как порт, вокруг него росли предприятия. Поэтому вместо райского уголка для отдыха сформировалась мощная промышленная зона с рабочими поселками. Но сегодня, когда многое из индуст­риального прошлого пришло в упадок, есть возможность исправить историческую ошибку. Вопрос в том, как?

Ученые поддержали идею создания ландшафтного парка с историко-культурными и спортивными центрами. Это насущная необходимость: в Одессе площадь зеленых насаждений на душу населения в два раза ниже нормативной и сужается как шагреневая кожа. Воссоздание в районе Жеваховой горы античной греческой деревни, казацкого стана и других туристических объектов тоже не вызывает возражений. А вот к возведению на полях фильтрации многоэтажного жилья ученые отнеслись довольно скептически, а некоторые высказались категорически против высотного строительства.

Поля фильтрации — чрезвычайно проблемная местность, с какой стороны ни посмотри — экологической, санитарной, инженерно-геологической, токсикологической, социодемографической. Здесь слабые, повышенной сейсмоопасности грунты. Здания придется проектировать с расчетом на 8—9 баллов. Это дорого. Недешево обойдется и регенерация подтапливаемых, болотистых участков, токсически и биологически загрязненных. Поля фильтрации по сей день аккумулируют городские дренажные стоки. Когда в позапрошлом году горела центральная часть полей (а пожары тут не редки), пожарные машины не могли добраться до очага возгорания. Словом, если одни участки нуждаются в незначительной рекультивации — очистке, осушении, то сильно загрязненные — в длительной реабилитации: до пяти-семи и более десяти лет. Это первое.

Второе. Ученые утверждают, что любое серьезное строительство на этой территории нарушит хрупкое экологическое равновесие, и без того перегруженное соседством опасных промышленных предприятий. К тому же по территории полей проходят нефтяные, газовые, аммиачные трубопроводы. В самом скором будущем параллельно Хаджибейской дороге по ним проляжет и новая автомобильная трасса для мощного движения большегрузного транспорта. Она соединит объездную дорогу с Сухим портом, первая очередь которого построена на полях орошения четыре года назад для перевалки контейнеров. К 2015 году его мощность достигнет 1 млн. TEU в год. Как все это будет сосуществовать вместе с возможными рекреационными и жилыми объектами, не совсем понятно. А потому, считают ученые, нынешняя слабая заселенность этой территории должна быть сохранена.

И наконец, третье. Опасная близость оградительной дамбы Хаджибейского лимана и непредсказуемые грунтовые воды, которые могут в любой момент поднять до критических отметок уровень лимана и затопить территорию полей орошения. Спе­циалисты не раз отмечали, что защитная дамба — не что иное, как дорожная насыпь, а не гидротехническое защитное сооружение. Поэтому необходимо либо дамбу доводить до ума, либо строить канал «лиман—море» для сброса избыточных вод в море. Ранее для естественного выравнивания водного зеркала функционировал канал, построенный румынами во время оккупации Одессы. Поэтому одним лишь отводом городских канализационных стоков от лимана ситуацию с затоплением не исправить, несмотря на аргументы, которые звучат в связи с реализацией проекта глубоководного выпуска для сброса сточных вод в море.

Ученые предостерегают, что риск подъема воды до критического уровня (к примеру, 4 м) из-за подземного питания, как это случалось в начале 40-х годов, достаточно высок. В мае 1996-го практически не существующая речка Большой Куяльник затопила три села, ее ширина была 20 метров. История увеличения водности Хаджибейского и Куяльницкого лиманов исследована только на протяжении последних 100 лет. Диагноза и прогноза изменений водности не существует, как и землетрясений. Поскольку водность лиманов существенно зависит и от тектонического режима литосферы. Когда преобладает режим растяжений, лиман мелеет, когда сжатия — наполняется. Смена геодинамических эпох и заполнение лиманов водой происходит неожиданно и за один сезон.

В общем, освоение полей орошения связано с рисками, которые велики и до настоящего времени недостаточно оценены. Даже вопрос о допустимости превращения водно-болотной среды в парк тоже требует самостоятельного изучения, не говоря уже о каких-либо сооружениях. А потому необходимы сис­темные, комплексные, полномасштабные научные исследования.

Поля как аргумент. Не более

Одесса, как известно, приступила к строительству глубоководного выпуска для сброса сточ­ных вод в Черное море. Об этом дорогостоящем проекте, который раскритиковала научная общественность города, ZN.UA подробно рассказало в №21 2011 г. Задержка с финансированием и получением разрешения на прокладку трубы по дну моря заставила чиновников в очередной раз защищать проект на заседании правительства 15 июня. Среди массы аргументов были названы поля фильтрации. Как заверил заказчик проекта, после строительства глубоководного выпуска воды Хаджибейского лимана больше не будут затапливать эту территорию, равно как и всю Пересыпь. Город в итоге получит для освоения порядка тысячи гектаров свободной земли.

Однако сей аргумент, как и все остальные, прозвучал из уст чиновников областной госадминистрации — заказчика проекта. Распорядители же земель — городские власти хранят молчание. О проекте экогорода тоже больше никто не вспоминает. В коммунальном предприятии «Агентство программ развития Одессы», которое занималось этой программой, — новый начальник и новые приоритеты.

Мэр Одессы Алексей Костусев после вступления в должность заявлял о ревизии проекта генерального плана Одессы. Месяца четыре назад он подтвердил свое крайне негативное отношение к этому главному градостроительному документу и сообщил, что его разработкой может заняться швейцарская компания, причем с нуля. Но с тех пор — тишина. На последнем заседании горисполкома мэр дал поручение своим подчиненным до 1 сентября предоставить предложения по развитию депрессивных территорий Одессы. Однако о полях орошения речь не идет. На этом же заседании исполкома власти дали добро на дальнейшее развитие на полях фильтрации Сухого порта, которому ранее было отведено 50,2 гектара. Инвестор — ООО «Евротерми­нал» планирует построить новую дорогу «Хаджибей-2» в том месте, где проектом нового генплана предусматривалось строительство жилья.

И в заключение. Вопрос, как правильно распорядиться свободными землями и по возможности исправить допущенную временем ошибку, еще долго будет актуален. Но если говорить о приоритетах, то освоение или оздоровление полей фильтрации — это не вопрос нынешней повестки дня городской власти.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно