Запрет на «холеру» снят. В Одессе

10 июня, 2011, 13:05 Распечатать Выпуск №21, 10 июня-17 июня

Нефтяные волны у берегов Ильичевска. Вспышка холеры и закрытие пляжей в Мариуполе. Так неприветливо начался нынешний курортный сезон в Украине.

Нефтяные волны у берегов Ильичевска. Вспышка холеры и закрытие пляжей в Мариуполе. Так неприветливо начался нынешний курортный сезон в Украине. И тут призывы не нагнетать страсти и не отпугивать плохими новостями туристов не помогут. От слов «самое синее в мире» грязное море чище не станет.

Было время, когда на Одесчине с приходом лета губернатор запрещал чиновникам публично бросаться словом «холера». Но в этом году оно прозвучало еще в марте на межрегиональном совещании по проблемам канализационных стоков. Для присутствующего высокого министерского начальства.

Когда речь идет о «выбивании» казенных денег, то тут чем хуже новости, тем лучше. А когда об информиро­вании граждан — то пока холера не грянет и люди не заболеют, чиновники не скажут, в каком море купаемся.

Мазут в воде не утаишь. А что мы знаем о бактериальном и вирусном загрязнении, о превращении морей и водоемов в отстойники для канализационных стоков? По большому счету, ничего.

В каком море мы купаемся?

«За последние годы качество морской воды значительно улучшилось, канализованы почти все основные пляжи, прекращен сброс сточных вод с СБО «Север­ная» в райо­не пляжа «Лузановка». Коли­чество нестандартных проб по бакте­риальным показателям уменьшалось до 6%. Реже мы стали запрещать водопользования. В этом году исследования показали: морская вода соответствует нормативным требованиям. Но учитывая ливневые дожди, морю надо дать несколько дней отстояться и самоочиститься».

Эти слова прозвучали год назад на аппаратном совещании в обл­­госадминистрации из уст главного санитарного врача Одесской области Любови Засыпки. Нака­ну­не прошел ливень, и пляж «Ар­ка­дия» утопал в воде. Грязь, смытая с городских улиц, текла в мо­ре. Да еще авария на канализационной насосной и сброс в море не­очи­щенных стоков. Позже СЭС сообщит: пляжи для купания закрыты.

Добавлю: сообщение о запрете — это не закрытие. Купаются и горожане, и отдыхающие. Если информация и доходит до ку­рорт­ников, то, вырвавшись на недельку к морю, кто станет ждать, пока вода очистится? На пляжах работает радио, но вы не услышите предупреждение «Купаться запрещено». Как и сообщение «За курение на пляже и «бычки» в песке — штраф». Хотя потом весь этот пляжный мусор плескается у берега.

Из выступления Л.Засыпки 24 марта 2011 года на межрегио­нальном совещании по вопросам отведения и очистки сточных вод под председательством бывшего вице-премьер-министра В.Ти­хо­нова: «Многолетний мониторинг показал наличие в морской воде вирусов гепатита А, энтеро-, рота-, аденовирусов… Контами­нация достигает 17%, галофильными вибрионами (предвестниками холеры) —
до 35%».

Подробнее сведения о качест­ве воды изложены в письме Л.Засыпки 25 марта 2011 года в адрес губернатора области Э.Мат­вийчука:

«На протяжении десятка лет в зимний период с СБО «Север­ная» шел сброс сточных вод непосредственно в море на расстоя­нии 250 м от уреза воды. Все это приводило к бактериальному и вирусному загрязнению морской воды в зоне купания. Даже при снижении объемов сброса сточных промышленных вод уровень загрязнения в такой период настолько высокий, что гидрологические процессы не обеспечивали ее самоочищения.

По данным мониторинга, бактериальное загрязнение морской воды в акватории пляжей после дождей увеличивается от 5—6 и до 1000 раз… Ежегодно в летний период повышается уровень заболевания на серозные менингиты, галофилез, связанные с купанием в море. Высокий уровень заг­рязнения морской воды и сточных вод свидетельствует о наличии в области всех условий для распространения инфекционных заболеваний, в том числе холеры...

Для предотвращения эпидемио­логических осложнений служба вынуждена запрещать водопользование, что вызывает негативное реагирование общественности и влечет за собой экономические убытки из-за потери привлекательности побережья Одессы как рекреационной и туристической зоны.

С прошлого года сброс сточных вод в море приостановлен. Но нет гарантии, что уровень воды в Хаджибейском лимане не поднимется, а дамбы находятся в аварийном состоянии, и тогда сброс снова будет осуществляться в море…».

Из выступления Л.Засыпки 31 мая 2011 года на областном совещании по подготовке и проведению летнего туристического сезона: «За последние годы улучшилось качество морской воды. Ко­личество нестандартных по бактериологическим показателям проб уменьшилось более чем на 50%. В 2005-м было 13%, в 2010-м — 6%».

Вопрос, в каком море мы купаемся, из разряда риторических. Из тех, коими население задается каждый день: какую воду пьем, какие продукты употребляем? Между тем из года в год огромная армия чиновников пишет, заседает, ораторствует и даже бросает огромные суммы на оздоровление морей и рек. А что в итоге?

О грязной воде и глубоководном выпуске

Загрязняют акваторию Одес­ско­го залива две городские канализационные станции биологической очистки. СБО «Северная» сбрасывает в море порядка 70% стоков на расстоянии 300 м от уреза воды. Но только зимой. Летом — в Хаджибейский лиман, который поставляет свежую рыбу на прилавки города. Остальная часть стоков течет в море с СБО «Южная». Круглогодично. На расстоянии 2 км от уреза воды. Если ремонт или авария, стоки сбрасывают неочищенными. Так было в феврале 2008-го и в конце мая 2010-го. А ливневые стоки текут в море безо всякой очистки.

Что такое очищенные стоки, тоже вопрос. Химия прочно вошла в наши дома, и нынче из канализационных труб вытекает концент­рированная смесь. К тому же стоки не проходят обеззараживание — госинспекция по охране Черного моря запрещает хлорирование. Оно негативно влияет на морскую флору и фауну. А другие методы лишь в планах.

Существуют различные пути решения проблемы сточных вод. Напомним, после рабочего визита в КНР в апреле этого года Николай Азаров рассказал о заинтересовавшем его опыте Шанхая — о замк­нутой системе очистки сточных вод. «Она позволяет все стоки (около 8 млн. кубометров в сутки) восстанавливать и пускать в оборот, ничего не сбрасывая и ничего не загрязняя. Китайский опыт может быть применен в Киеве и других городах», — заявил премьер-министр.

Но не в Одессе точно. Город уже приступил к строительству дорогостоящего глубоководного выпуска для сброса канализационных и сточных вод с СБО «Северная» в Одесский залив. Мощность
400 тыс. кубометров в сутки. В море ежедневно будет выливаться 210 тыс. куб. м недоочищенных, не­обез­зараженных стоков. Сметная стоимость проекта утверждена Кабмином и подписана Азаровым 15 декабря 2010 года. Четырех­километровая труба, которую проложат по дну моря, обойдется государству в 585 млн. гривен.

Дело труба?

Сообщение о строительстве вызвало массу вопросов со стороны ученых, экологической общественности и даже мэрии, усомнившейся в эффективности и целесообразности строительства глубоководного выпуска после того, как дорогостоящий проект из-за трений между новой городской влас­тью и исполнителем работ перекочевал в облгосадминистрацию — она нынче заказчик строительства.

Вопрос рассматривали на общественном научно-техническом совете при управлении экологии и развития рекреационных зон горсовета (первоначально именно оно и являлось заказчиком), на общественном совете при областном управлении экологии, на совещании у вице-мэра Одессы, на круглых столах. Какие же выводы?

Проблему канализационных стоков государство решает тем же способом, что и 20—30 лет назад, вкладывая деньги в трубу, а не в современные методы очистки. При этом альтернативные варианты не рассматривались. Кстати, на вышеупомянутом совещании под председательством министра руко­водст­во Госагентства водных ресурсов отметило, что «глубоководный выпуск — это решение вопроса на какой-то период. В глобальном плане необходимо делать глубокую очистку. И такие технологии есть». Это — первое.

Второе. Экологическая экспертиза сделана на строительную часть. А что будет после включения трубы? Как повлияет на экосистему залива ежедневный поток воды низкой солености? Ведь опреснение губительно для моря. Какая концентрация вредных веществ будет в районе пляжей? Ведь Одесский залив мелкий, поэтому выпуск вовсе не глубоководный. Сама же труба не будет выходить за его пределы, и круговые течения в зависимости от направления ветра могут относить стоки к пляжам города.

Третье. Источников загрязнения моря достаточно. Какова оценка воздействия нового объекта с учетом уже существующих? С учетом сбросов с СБО «Южная», с судов? Залив имеет свою емкость. И его возможности для самоочищения не безграничны.

Четвертое. Зачем вообще сбрасывать сточные воды, если, глубоко очистив, их можно повторно применять в хозяйстве?

Пятое. Что будет с Хаджибейс­ким лиманом? Он мелеет, а регулировочный канал «лиман—море» стар и изношен.

И наконец, шестое. Проект социально значим, однако не проходил общественные слушания. Не были опубликованы заявления об экологических последствиях.

Словом, ситуация мутная, как вода, вытекающая из трубы.

Проект века. Прошлого

Облгосадминистрация как заказчик строительства оказалась совершенно безучастной к общественному мнению и критике в адрес проекта. Канализационные стоки будут сбрасывать не в 120—170 метрах от уреза воды, а на расстоянии 4,3 километра. Это главное. И этим все сказано. Какие, мол, еще могут быть аргументы «за» и «против»? Проект благополучно прошел государственную экологическую экспертизу еще в апреле 2009 года. Нет претензий ни со стороны Государственной экологической инспекции по охране природной среды Северо-Западного региона Черного моря, ни со стороны областной СЭС.

Так что в роли защитника проекта выступил лишь генподрядчик — одесский холдинг «Инкор-групп». Его руководитель Руслан Тарпан, в прошлом депутат горсовета нескольких созывов, — двигатель проекта. Он выбивал бюджетные деньги у государства. Строил в долг. И такое ощущение, что только ему одному он и выгоден.

Генподрядчик представил глубоководный выпуск как современное решение проблемы отвода сточных вод. Как передовую систему, применяемую во многих странах мира. Как панацею от всех бед. Мол, сброс в море оздоровит одесское побережье, избавит город от ежегодного роста инфекционных заболеваний, поможет спасти от угрозы техногенной катастрофы, исходящей много лет от ненадежной дамбы Хаджибейского лимана, прорыв которой может затопить Пере­сыпь. И, наконец, освободит лиман от грязных стоков.

Но что будет с морем? Генпод­ряд­чик уверяет, что ему ничего не угрожает. В конце трубопровода, на глубине 11 м будет смонтирована специальная система диффузоров. Она позволит разбавлять стоки в 29 раз. Расчеты выполнены отечественными специалистами и подтверждены норвежской компанией Kono. То есть в радиусе 250 м уже будет безопасная концентрация. Это первое. Второе. Полимерные трубы из Норвегии: 10 штук по 400 м каждая (их тянули по морю с помощью специального буксира) высокой надежности — гарантия 60 лет. Третье. Строители благодаря современным технологиям и участию германской компании Mobius проложат трубу за один сезон вместо 36 месяцев, как планировалось ранее.

И все же остается слишком много вопросов. И ни одного пуб­личного ответа со стороны науки. Если к оценке воздействия на ок­ружающую природную среду привлекали институты, то почему их не слышно? Это дорогой проект, на который уже потрачено немало средств. Не случайно вновь звучат голоса о проведении аудита.

Финансовая история о спасении дамбы, лимана и моря

В прошлом году истек срок десятилетней общегосударственной программы охраны и восстановления среды Азовского и Черного морей. Одесса намеревалась построить до 2005 года сооружения по обработке осадков и отведению стоков от СБО «Северная» по глубоководному выпуску за 12,8 млн. грн. Провалила.

Но в 2004-м город получил от правительства Януковича 26,8 млн. грн. на строительство второй насос­ной станции и сбросного трубопровода от СБО «Северная» до уреза воды Черного моря. Цель — предотвратить разрушение дамбы Хаджи­бейского лимана. (Работы эти начаты еще в 1988-м и приос­танов­лены в 1996-м из-за отсутст­вия финансирования.) Так вот, после их возобновления в 2004-м освоили лишь 68% средств. Потом был двухгодичный перерыв. Оче­ред­ную порцию — 10 млн. дали лишь в 2007-м. Но работы подорожали. И уже требовалось на 27 млн. грн. больше. В итоге сдача объекта была сорвана. Аудито­ры выявили нарушений на 36,8 млн. грн., а это практически 100% выделенных на данный проект ассигнований. И вновь наступила пауза. Деньги посыпались лишь в конце 2009-го и в начале 2010-го. Правительство Тимошенко сразу выделило 35 млн. грн., потом еще 96 млн. Летом прошлого года насосную станцию и сбросной трубопровод, наконец, сдали в эксплуатацию.

В итоге этот комплекс сооружений, включая глубоководный выпуск, обойдется казне более чем в 750 млн. грн. Но проблема в том, что для оздоровления одесского побережья этого недостаточно.

Глубоководный выпуск, как вытекает из того же письма Л.За­сып­ки в адрес губернатора, приведет к очищению моря в акватории пляжа «Лузановка», детского цент­ра «Мо­ло­дая гвардия» и Хаджи­бейс­кого лимана. Но в Одессе девять пляжей. Часть находится в зоне действия СБО «Южная». Ее трубу тоже необ­ходимо удлинить на 2 км. Но это не все. Как только очередной ливень омоет город, потоки уличной грязи, как и прежде, хлынут в море. Поэто­му еще в советские годы для сбора дренажных и ливневых стоков от Аркадии до станции СБО «Южная» взялись прокладывать туннельный канализационный коллектор. Для завершения начатого, по словам мэра Одессы, необходимо 350—400 млн. грн. Но когда Алексей Костусев заик­нулся в присутствии министра о деньгах на его достройку, вице-губернатор Александр Ма­лин посо­ветовал мэру снять бюджетные деньги, размещенные на депозитных счетах в двух коммерческих банках, и направить по назначению.

Надо сказать, деньги на эти це­ли выделил МБРР в рамках кредита для Украины. И КП «Агент­ство программ развития Одес­сы» продолжает приглашать бизнес к участию в проекте по завершению и реабилитации туннельного коллектора. Объявление о торгах появилось в специальном издании еще в сентябре 2007 года. Но этот воз никак не сдвинется с места.

Вообще, позиция одесской мэрии в решении всех этих проблем не совсем понятна. Городская власть пока что плетется в хвосте старых идей и наработок, требующих пересмотра и обновления. Такая же позиция и у высоких киевских чиновников. Говорят о глубокой и замкнутой системе очистки стоков, а деньги — в трубу.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно