ВСПЫШКА

2 июля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №26, 2 июля-9 июля

Полесье вступило в сезонную фазу лесных пожаров. Нынешнее лето, не отмеченное пока (тьфу-тьфу!) огн...

Полесье вступило в сезонную фазу лесных пожаров. Нынешнее лето, не отмеченное пока (тьфу-тьфу!) огненными вихрями, уничтожающими лесные массивы вместе с прилегающими населенными пунктами, - и такое бывало - свое берет количеством. Согласно данным управления по вопросам чрезвычайных ситуаций и гражданской защиты населения Черниговской облгосадминистрации, с мая леса горят в этом году вдвое чаще, чем в прошлом. Значительная часть страдающих от огня территорий загрязнена радионуклидами. Это создает потенциальную опасность образования в воздухе радиоактивных аэрозолей. Показательно, что положение с авиаохраной лесов - одним из немногих эффективных способов уничтожать очаги пожаров в зародыше - не улучшилось ни на йоту.

Первое, что сделали Соединенные Штаты, обеспокоенные экологическими последствиями масштабных лесных пожаров в российской тайге - выделили России безвозмездные средства на воздушное патрулирование и космическую съемку опасных районов. То, что леса, как правило, горят из-за человеческой глупости (брошенный окурок, непогашенный костер) - общеизвестно. То, что без «воздушного хирурга» - летательного аппарата, способного обнаружить и подавить очаг пожара - с огнем не управиться, тоже все знают. (В прошлом году мы собственными глазами с борта патрульного вертолета МИ-2 увидели, насколько облегчает работу лесным пожарным «небесное око». Несущее к тому же в своем брюхе специально обученный десант и эффективные огнетушители.)

Парадокс! Наша область - это клондайк неиспользуемой уникальной авиатехники. Стратегические бомбардировщики ТУ-160 в Прилуках. Замечательные машины, предмет всеобщей зависти. Они просто созданы для трансконтинентальной экологической разведки. Сконструированные для поддержания ядерного паритета, с тем же успехом могут они часами находиться в воздухе над океанскими просторами или пустынными районами суши, производя экологический мониторинг. Возможность использовать их в этом качестве предусмотрена международными соглашениями и ни у кого в мире нареканий не вызывает. Однако до недавнего времени эти самолеты просто превращали в утиль с помощью специальной гильотины.

Базирующиеся в городе Нежине военные воздушные разведчики АН-30. Всепогодные и всесезонные. С инфракрасными тепловизорами на борту, способными обнаружить тепловую аномалию даже под землей.

Десятки машин, которые можно превратить в авиатанкеры, заливающие огонь с неба, авианаблюдатели, авиадесантные воздушные суда. И все это не летает. Растиражированная местными газетами информация о передаче службам гражданской защиты населения военных воздушных разведчиков не нашла подтверждения в практической деятельности последних. Черниговское авиаобъединение в Шестовице, с аэродрома которого взлетели мы в прошлом году, сдается, из стадии затяжной болезни перешло в стадию агональную. До слез обидно глядеть, как гибнет отличный авиационный парк, остаются без работы классные специалисты. Валяются на заросшей травой бетонке поплавки раскуроченного гидроплана, кстати, единственного в нашем крае. (Черниговщина - область со множеством озер и рек. Использовать гидроавиацию для специальных задач у нас удобно и выгодно). Гниет перкаль на крыльях «АН-вторых».

Специалист Киевского управления авиационной охраны лесов А.Кирьянов время от времени поднимает арендованный в столице борт с военного аэродрома в Певцах под Черниговом. Но - редко. Нет керосина. Он готов летать на любой этажерке. Хоть на фронтовом У-2. Лишь бы дали вволю топлива. Не дают. Нету. А леса горят.

Лесные пожары - особенные. Держать их в узде - не под силу городским пожарным командам. Для этого необходимы специалисты.

Когда после очередного облета - с посадкой в районе обнаруженного очага - лесной патруль возвращается на аэродром, от всего экипажа исходит особый, ни с чем не сравнимый запах. Запах гари, копоти, дыма. Запах погибшего леса. Запах сгоревших торфяников. (Возможно, в саже, что оседает в легких десантников, время от времени оказывается изрядная доля «горячих частиц» - радиоактивных изотопов, вылетевших из чернобыльского реактора, ставших частью сожженных кустарников и деревьев. Но радиация не пахнет ничем.) А в городах на Полесье, хоть и окружены они со всех сторон зелеными дебрями, горький дым лесных пожаров не ощутим. На нашей памяти Чернигов ни разу на заволакивало сизой удушливой тучей - как бывало во время пожаров на торфяных болотах с Москвой.

Но это - лишь до тех пор, пока лесные пожары вовремя тушат.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно