ДРУЗЬЯ И НЕДРУГИ ГОЛОСЕЕВСКОГО ЛЕСА

20 июня, 2003, 00:00 Распечатать

Вы замечали, что столичный Киев любит слухи так же, как и любой провинциальный городок? Не успеваем обсудить одну «страшную» новость, как на смену ей приходит другая, еще более страшная...

Вы замечали, что столичный Киев любит слухи так же, как и любой провинциальный городок? Не успеваем обсудить одну «страшную» новость, как на смену ей приходит другая, еще более страшная. В конце весны только и разговоров было о том, что в Чернобыле снова что-то «бабахнуло», а в начале лета распространились слухи, что какая-то нечисть напала на Голосеевский лес. И не просто его ест, а пожирает. «Очевидцы» рассказывали, что лес стоит прямо черный и если сухостой не вырубать, то будет еще хуже...

Пришлось отложить все дела и ехать в Голосеево, чтобы собственными глазами увидеть эту экологическую катастрофу. Как говорится, слухи о смерти леса были весьма преувеличенными. Он живет своей зеленой жизнью, как и много лет назад, дает приют разнообразным птицам и зверям.

Специалисты, следящие за здоровьем зеленых насаждений, успокоили.

— Этой весной, как и ежегодно, в лесу появилась зеленая дубовая листовертка, но это закономерный природный процесс, — рассказал главный лесничий лесопаркового хозяйства «Конча-Заспа» Юрий Мариненко. — С появлением тепла развиваются и растения, и их вредители. Если гусеница распространяется на больших массивах, с ней борются с помощью авиации — опрыскивают массив с воздуха. Но рядом с населенными пунктами это делать запрещено, поэтому киевлянам нечего волноваться — в пределах города ядохимикаты не используются.

— А какая территория повреждена?

— Небольшая, в основном на открытых местах — на опушке, на полянах, где много солнца.

— На какие деревья нападает этот вредитель и выживут ли они после этого?

— Зеленая листовертка «любит» дубы, клены, грабы. Но, к счастью, они после такой напасти не засыхают. Просто замедляется прирост дерева, оно некоторое время болеет, а затем продолжит свой рост. Могу вас уверить, что катастрофы нет, в каждом лесу уживаются как друзья деревьев, так и их враги, поэтому о вырубке речи нет.

Голосеевский лес действительно имеет как друзей, так и недругов. К тому же есть недруги намного страшнее какой-то там листовертки. Прошлой осенью столицу всколыхнула весть о том, что в урочище Теремки средь бела дня рубят деревья, роют канавы, завозят туда строительные материалы. Природоохранная прокуратура пообещала разобраться с фактами такого надругательства и наказать виновных. Результаты проверки, видимо, порадовали правоохранников, поскольку на месте дубовой рощи сейчас функционирует бензозаправка...

К сожалению, это не единичный случай, когда ловкачи «прихватизируют» муниципальную собственность, пренебрегая законом. Чаще всего облюбованный участок объявляют зоной экологического бедствия, а деревья записывают больными, подлежащими немедленной рубке. Здесь и листовертка не понадобится...

Противостоит их намерениям и аппетитам общественный природоохранный союз «Порятунок Голосієва», возглавляемый Михаилом Михалко. Когда я ознакомилась с его деятельностью, меня неприятно поразил такой факт: за 15 лет существования так и не выполнена программная задача — Голосеевский лес до сих пор не получил статуса национального природного парка. На первый взгляд, это может показаться сегодня уже не актуальным, ведь городская власть везде и всюду уверяет, что она бережет и будет беречь зеленые одежды столицы.

— Почему вы так настаиваете, чтобы Голосеевский лес стал национальным природным парком? — поинтересовалась я у Михаила Ефимовича.

— Мы убеждены, что только так можно наилучшим образом сохранить этот лесной массив, поскольку статус регионального не защищает его территорию от разбазаривания. Об этом свидетельствует хотя бы судьба урочища Теремки. Здесь растут ценные деревья, среди них много огромных дубов, но в последнее время эти 90 гектаров леса были отрезаны дорогами от главного массива. Землепользователь этой территории — Институт зоологии НАН Украины. Строительство АЗС на этом месте противоречит действующему природоохранному законодательству, но Киевсовет это позволил, а мнением землепользователя никто не интересовался. Я беседовал с дирекцией — к ним никто не обращался для согласования. Ученые в окно увидели, как топоры и пилы уничтожают деревья. Естественно, землепользователь бросился защищать свои права, но его голос никто не желал слышать. За ночь снесли даже пни и засыпали землей так, чтобы никто не мог сосчитать, сколько их было. По информации сотрудников института, спилили 150 деревьев, из них половина имеют большую ценность. Специалисты утверждают: у дубов фитонциды в 20 раз более сильные, чем у сосны, что для жителей крупного города чрезвычайно важно. Говорят, Институт зоологии подал в суд, но нетрудно догадаться, чьи аргументы будут более убедительными — ученых или королей бензоколонки... Киевские чиновники нас уверяют, что они заботятся о лесе, а на деле рвут его на клочки. Со всех сторон на него наступают коттеджи, рестораны и АЗС...

Национальная игра — обвести вокруг пальца

По участочку, по поляночке отрезают, словно от пирога. В народе говорят, что тот, кто делит пирог, голодным не бывает. По подсчетам экологов, только за последние годы территория леса уменьшилась на тысячу гектаров.

Несмотря на все уверения власти, что мы строим правовое государство, ситуация в природоохранной сфере никак не изменяется к лучшему.

Природоохранный союз «Порятунок Голосієва» организован в 1988 году в знак протеста против вырубки леса. Тогда Украинская сельскохозяйственная академия щедро отдала шесть гектаров своего ботанического сада под строительство высшей школы агропрома. Скорее всего, в зеленой зоне выросли бы не только учебные и административные корпуса, но и коттеджи для отдыха агропромовской элиты — иначе для чего выделялась столь большая территория? Об этом заговорили на всех уровнях, а когда шило уже вылезло из мешка, чиновники вынуждены были отступить и вырубку прекратили. Немалую роль сыграл тогда общественный комитет, поднявшийся на защиту леса. Но энтузиасты знали, что этим дело не закончится и если не здесь, то в другом месте дадут работу лесорубам. Поэтому и решили зарегистрировать союз и стоять на страже Голосеевского леса. Я считала, что в союз входят, прежде всего, преподаватели и студенты аграрного университета — ведь большинство из них работают, учатся и живут на территории леса. Но экологи меня разочаровали — именно аграрников в их рядах и нет. По мнению последних, потому, что они зависят от администрации и не могут открыто отстаивать свои убеждения. Однако политику союза одобряют и поддерживают — помогают проводить экспертизы, не отказывают в консультациях и т.п.

Единственным разумным решением в сложившейся вокруг леса ситуации было бы предоставление ему статуса национального природного парка (НПП). Так полагают не только в союзе «Порятунок Голосієва», но и в кабинетах мэрии, по крайней мере, делают вид, что это так. Столичных власть имущих не в чем упрекнуть — они всегда «за»! За вырубку и за сохранение, за новый статус и за возможность бесконтрольного распределения.

Сначала чиновники прятались за старое законодательство, которое якобы не позволяло городу присвоить общегосударственную собственность. Новые законы, в частностиЗакон Украины «О природно-заповедном фонде Украины», подарили экологам надежду, и они снова начали готовить документы.

— В 1993 году мы вынесли наш вопрос на заседание градостроительного совета, — вспоминает Михаил Михалко. — Проблема интересовала многих, поэтому зал был переполнен. Мы надеялись на положительное решение, но специалисты Министерства охраны природы настояли на том, чтобы лес стал региональным ландшафтным парком. Это, в сущности, ничего не дает для его сохранения. Когда представителя Президента в Киеве И.Салия сменил Леонид Косакивский, у нас снова появилась надежда. Он с нами соглашался, на словах поддерживал, но вел свою линию: «Создавать национальный природный парк — дело новое и неизвестное, давайте решать поэтапно — сначала предоставим статус ландшафтного в качестве первой очереди национального». Подготовили проект решения Киевсовета, все подписали, в том числе и мы, и Украинская экологическая ассоциация «Зелений світ». Но в решении Киевсовета слов «первая очередь национального» уже не было — чиновники нас просто обманули.

Когда киевским головой стал А.Омельченко, мы снова понадеялись на демократичность и мудрость руководства. Омельченко мы знали давно как человека с опытом, он давал нам много советов, подсказывал, куда направить свои усилия, чтобы побыстрее разрешить проблему. А когда стал киевским городским головой, то оказалось, что на прием к избранному столичной общественностью голове не попадешь. Мне однажды удалось во Дворце культуры «Украина» во время праздника договориться с ним о встрече. Он слово сдержал. Все заинтересованные стороны сошлись на том, что в 1997 году, наконец, будет создан национальный природный парк...

Одна из версий названия Голосеево — по голой местности сеяно. По легендам, еще в XVII веке наши предки для нас старались, озеленяли столицу будущего независимого государства. За время всей этой бумажной волокиты можно было бы еще несколько лесов посадить. Власть не сдается, поскольку жаль выпускать из рук возможность распределять лесные угодья. Худо-бедно, в конце концов, было дано поручение Государственному институту проектирования леса. Можно было бы радоваться, но помешали очередные выборы. Обещали, пережили, победили. Время отдохнуть, да экологи не дают. В 2001 году подготовили проект — комар носа не подточит. Зарегистрировали все объекты, которые будут входить в НПП, собрали согласование с землепользователями, проверили картографический материал, одним словом — собрали все, что нужно. Но нашего бюрократа голыми руками не возьмешь — по два-три месяца продолжалось согласование в каждом кабинете. Это какое же терпение нужно было иметь активистам союза, защищающим не свое, а национальное достояние, чтобы дождаться того счастливого дня, когда слуги народа поставили последнюю подпись.

— Мы были поражены, обнаружив, что вместо 9500 гектаров, зафиксированных в концепции генерального плана развития столицы, в проекте осталось всего 5800. Однако вынуждены были согласиться, только бы спасти лес, — подводит итоги Михаил Ефимович. — Но до утверждения Киевсоветом нам было еще, как до неба пешком. Только в кабинете Омельченко этот проект пролежал 14 месяцев! Причина, на мой взгляд, простая: в новом Земельном кодексе есть положение о том, что территории (земли) национальных объектов, в том числе и парков, не могут входить в состав земель коммунальной собственности. Киевскую власть это совершенно не устраивает. Нашли простой выход — столичный голова задержал проект на время, в течение которого потеряли силу согласования с землепользователями, ведь они действительны только два года.

В марте текущего года Киевсовет все же был вынужден рассмотреть эти вопросы. Но решение было заранее запрограммировано. Аргументы не основывались на законодательстве — чиновники брали общественность на испуг тем, что государственный Печерск, как только получит в собственность Голосеевский лес, сразу же застроит его виллами. А rиевская власть, наоборот, будет беречь муниципальное добро как зеницу ока. Нам слова не дали и даже копию решения не выдали. Мы послали письмо прокурору города Киева, обжалуем решение Киевсовета в суде.

Лес — не только деревья, но и мебель и гробы

Похоже, судьба Голосеевского леса беспокоит лишь общественные организации, а не власть. Михаил Ефимович с болью рассказывал о том, как ведут здесь хозяйство монахи Голосеевской пустыни, относящейся к Московскому патриархату. Добрую волю государства в возвращении храмов и прочего имущества религиозным организациям они восприняли как вседозволенность. И хотя о земле в указах нет и слова, монахи ведут хозяйство на ней как им вздумается. Экологи обеспокоены размахом хозяйственной деятельности, наносящей вред флоре и фауне Голосеево. Природа подарила нам огромное богатство — здесь сосуществуют более 400 видов растений и около 150 видов диких животных. К последним, правда, добавился еще один — корова домашняя.

Отрывая время от молитвы, монахи построили помещение на 20 коров, которых выпасают где хотят. Немалую территорию отвели под курятник (птичник). Поляну обнесли сеткой, прибив ее огромными гвоздями к деревьям. Трехэтажный корпус келий соорудили на оползнеопасном участке, что приводит к образованию оврагов и подвижке грунтов.

Союз «Порятунок Голосієва» бьет в набат, обращается к государственным органам власти, чтобы они вмешались в ситуацию и заставили всех «хозяйственников» придерживаться природоохранного законодательства. Но все чаще в лесу можно встретить пни, все реже случаются ухоженные молодые насаждения. Энциклопедический справочник «Киев» утверждает: «Во время гражданской войны и иностранной интервенции значительная часть насаждений, в частности дуба, была вырублена и вывезена австро-немецкими и белопольскими оккупантами». Дальше речь идет о том, что в этом лесу сохранились уникальные дубы возрастом от 400 до 1000 лет. Со времени выхода словаря прошло немногим более двух десятилетий, но сегодня дендрологи уже не вспоминают о тех патриархах. Возможно, и они стали мебелью в чьем-то дворце...

За всем происходящим на огромной территории леса городской власти, возможно, трудно уследить. Голосеевский парк имени Максима Рыльского, который многие десятилетия был любимым местом отдыха киевлян, занимает, по сравнению с лесом, небольшую территорию — 150 гектаров. Но парк кажется совсем заброшенным. На выездном совещании, посвященном зеленому хозяйству столицы, А.Омельченко объявил 2003-й Годом парков и экологической безопасности. Побывала тогда комиссия и в Голосеево, но увиденное неприятно поразило высоких гостей. Да и кому понравился бы безводный фонтан, когда-то выглядевший как украинский рушник, выложенный из мозаики, а сейчас превратившийся в мусоросборник? Не понравился гостям и павильон с гордой вывеской «Молодежный», в течение многих лет зиявший выбитыми окнами и служивший притоном для наркоманов и пьяниц. Теперь окна забили досками да так и оставили. Голосеевские озера давно уже не ласкают взор прозрачной водой. В одном из них, кроме бытового мусора, киснет еще и бетонный столб, неизвестно когда и как сюда упавший. Городская власть устыдилась увиденного и пообещала, что ко Дню Киева парк будет выглядеть как новая копейка. О чем и написали на доске, которую прикрепили у центрального входа. Но, к сожалению, день столицы дальше Крещатика не празднуется. Табличка у центрального входа как висела, так и висит. Правда, теперь даже цветников здесь не обустраивают — да и зачем, все равно машины уничтожат.

Голосеевский парк культуры и отдыха доведен до такого состояния, что ни о культуре, ни об отдыхе киевлян в нем уже нечего и говорить. И это, видимо, кого-то устраивает, ведь стало меньше любопытных, которые здесь гуляли и беспокоили администрацию наивными вопросами: а почему это в парке разместилась мастерская, шьющая «чехлы» для авто? А откуда взялся цех по изготовлению гробов, и где он берет для этого древесину?

Объект прикрыли, очевидно, перенесли в другое место, подальше от людских глаз...

***

Недавно общественные организации, которым не безразличны проблемы градостроительства и экологии, провели церемонию награждения лауреатов, «нарубили дров» больше всех. Среди организаторов этой акции был и союз «Порятунок Голосієва». Победителем номинации «Самый наглый лесоруб Киева» был определен столичный голова А.Омельченко. К сожалению, к общественности лауреаты не вышли. Поэтому экологи выставили их портреты, прикрепив к ним призы. Лесорубу, как и положено, достался топор — каменный, привязанный к деревянной ручке. Такими когда-то пользовались неандертальцы...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно