Зона самообмана

10 октября, 2014, 19:35 Распечатать

Самым важным инструментом обеспечения качества образования должны стать прозрачность и общественный контроль

Новый закон о высшем образовании вступил в силу. Это вселяет надежду: университеты заживут по-новому. И общество наконец-то получит качественное высшее образование. Однако что мы понимаем под "качеством"? Как и чем оно измеряется? Создана ли у нас национальная система обеспечения качества, которой можно доверять? Если нет — то как ее создать?

Каким бы прогрессивным ни был новый закон, без честных ответов на эти вопросы все реформы останутся на бумаге. А мы и дальше будем обманывать себя и делать вид, что все хорошо.

На протяжении трехлет Международный консорциум университетов, в который входят вузы Украины, Финляндии, Словакии и Португалии, осуществляет проект "Национальная система качества и взаимного доверия в системе высшего образования Украины" (TRUST). Проект реализуется в рамках программы Европейского Союза по модернизации высшего образования ТЕМПУС. На итоговой конференции, посвященной анализу результатов проекта, были представлены весьма интересные взгляды на то, какая же именно система обеспечения качества образования у нас в Украине и что нам мешает создать лучшую. 

"У нас 803 учебных заведения разных уровней аккредитации. Из них 325 — ІІІ–ІV уровня. Сформированная сеть намного превышает фактические потребности нашей системы высшего образования", — подчеркивает Андрей Шевцов, начальник Управления лицензирования, аккредитации и нострификаци МОН Украины (УЛАН). — Если сравнить эту статистику со статистикой других сопоставимых по количеству населения стран Европы, ситуация следующая: в Великобритании 96 таких государственных учебных заведений, во Франции — 78, в Испании — 67, в Италии — 65, в Польше — 11. И здесь закономерно возникает вопрос о качестве. Если наш флагман образования Киевский национальный университет им. Т. Шевченко по рейтингу QS World University Rankings занял 421–430-е место (кстати, пропустив вперед много университетов нашего северного соседа), и это мы считаем большим достижением, что можно говорить о других наших национальных учебных заведениях, которые еле попадают в 700, а большинство находится в рейтинге очень-очень далеко за тысячу".

Тарас Фиников, президент Международного фонда исследований образовательной политики: "Расширение доступа и массовизация образования привели к снижению качества подготовки значительного количества абитуриентов. Невозможно нормально осуществить обучение как в смысле технологическом, так и содержательном, если есть система, которая ориентирована на 15–17% выпускников средней школы и в которой сейчас учится 74–75%. Значительная часть тех, кто сейчас учится в высшей школе, мало мотивирована, а часть — вообще не мотивирована. Я думаю, что отечественная высшая школа никогда не сталкивалась с задачей построить качественный учебный процесс для людей, которые не очень хотят учиться. Существенная зависимость наших учреждений от доходов, формирующихся за счет платного обучения, почти исключает возможность сколько-нибудь ответственного отношения к тому, чтобы избавиться от той части, которая неспособна и не хочет учиться".

Светлана Гришко, доцент Харьковского национального университета радиоэлектроники (ХНУРЭ), провела исследование — сравнила процедуры обеспечения качества высшего образования в Украине и в странах — партнерах по ТЕМПУС-Проекту. Как ни странно, но формально, по внешним признаками и алгоритмам, никакого отличия нет. На первый взгляд, мы все делаем одинаково.  Вот только результаты разные. 

В чем же секрет? Как оказалось, проблема не в самих процедурах, а в культуре их применения.

Возьмем, например, процедуру конкурса по замещению вакантной должности руководителя кафедры. Руководство и украинского, и зарубежного университета выдвигает одни и те же критерии отбора, делает одни и те же шаги (объявление конкурса — изучение предложений по кандидатам — определение, насколько они отвечают критериям конкурса — выбор лучшей кандидатуры — назначение). Только "зарубежная" администрация к процедуре отбора выдвигает и реализует требование объективности и прозрачности. Украинский вариант теоретически не отрицает этого, а на самом деле предполагает наличие других, невидимых широкой общественности критериев (преданность руководству, личные связи и т.д.). Именно они и определяют результат. "Иностранные коллеги рассказали историю: в их университете в конкурсе на одной из кафедр победил профессор, которого ректор вуза очень недолюбливал, — рассказывает исследовательница. — Но профессор был назначен на должность, потому что больше всего отвечал всем критериям". Часто ли мы видим такое в украинских вузах?

Культура — это устойчивые способы поведения в той или иной ситуации. "Уважение к закону, к общественным правилам игры должны быть внутри нас, — подчеркивает Андрей Шевцов. — Почтительно снимаю шляпу перед немцем, который в три часа ночи стоит на перекрестке и ждет, когда красный свет переключится на зеленый. Хотя никого нет вокруг. Такое вот отношение к законам". 

В европейском социуме сформировалась культура обеспечения качества образования. Украина, к сожалению, этим похвастаться не может. По мнению участников проекта TRUST, именно низкое качество академической культуры участников образовательного процесса является главной причиной низкого качества образования в Украине. 

"Любые наши поступки отвечают нашей системе ценностей. Система ценностей определяет судьбу всего. Один из первых выводов нашего проекта заключался в том, что практически никто не может сказать, что такое хорошо и что такое плохо в украинском образовании, — подчеркивает Ваган Терзиян, профессор финского Университета Ювяскюля и Харьковского национального университета радиоэлектроники (ХНУРЭ). — Система ценностей, находящаяся в основе всех образовательных процессов, — непрозрачна, искажена и местами даже безобразна. Естественно, говорить о каких-либо реформах в образовании, не выстроив систему ценностей, будет преждевременно". Ученый считает, что несколько последних лет украинская система образования и ее система ценностей сознательно уничтожались сверху и деградировали. Но вина за это лежит не только на совести  менеджеров в образовании, но и на каждом из участников образовательного процесса. Все они являются соучастниками развала системы, даже студенчество, которое на самом деле является  главным заказчиком системы образования. "Нам бы зачет, нам бы экзамен, нам бы диплом..." — говорят студенты. Дальше подтягиваются посреднички — подпишите, поставьте, сделайте. К чему нас призывают? К тому, чтобы не вникать в суть результатов, а просто подписать. И самое смешное, что нам это легче сделать. Каждый раз, приезжая в Харьков, я встречаю людей, которые, пробегая по коридору мимо меня, просят: "Подпиши отзыв на такую-то диссертацию или рецензию на статью". Я спрашиваю: "А можно почитать?" — "Да какое почитать? Вот тебе уже готовая "рыба", только подпиши". Все связаны какими-то странными коррупционными схемами — государственные чиновники, администрация вузов, преподаватели, студенты и даже работодатели, которые принимают на работу этих студентов". 

Инна Совсун, первый заместитель министра образования, считает, что только написание "правильных" рекомендаций и "правильного" закона не решит проблемы качества образования: "Путем постоянного широкого обсуждения мы должны повысить осознание преподавателями того, что именно они несут ответственность за обеспечение качества образования. Не министерство, не ректор, а каждый конкретный преподаватель в каждой конкретной аудитории, на каждом конкретном заседании кафедры. Каждый раз, когда он слушает презентацию новой программы или курса и молчит, понимая, что предлагается что-то некачественное, он берет на себя ответственность за снижение качества высшего образования. Даже если сам проводит хорошие и качественные курсы". 

Еще одна причина низкого качества образования заключается в том, что система высшего образования является закрытой. Требования к ней формулируются не заказчиками, а исполнителями образовательных услуг и не всегда отвечают настоящим потребностям рынка. "Нет механизмов общественной заинтересованности и общественного контроля. И обеспечить их простым декларированием невозможно, — подчеркивает Тарас Добко, первый проректор Украинского католического университета. — В таких условиях кардинальная ломка существующих процессов в украинском образовании может быть столь же губительной, как и бездеятельность. Нужен национальный консенсус по определению понятия качества образования и общественный запрос на него... Сегодня обеспечение качества заключается, прежде всего, в контролировании и наказании вместо помощи, необходимой в ходе разработки и реализации стратегии эволюции высшего учебного заведения". 

Вот и имеем ситуацию, когда главная цель вузов — не повышение собственной эффективности, а рапортование перед контролирующими органами. При отсутствии мотивации и серьезного общественного контроля это порождает коррупцию.

Украинская система обеспечения качества образования своими корнями уходит в советское прошлое, когда контроль качества осуществлялся административно-командными методами. Европейская система образования, наоборот, формировалась в условиях естественного выбора, когда требования к качеству образования выдвигают непосредственные потребители образовательных услуг — отрасли, работодатели, студенты. 

Теперь внешняя среда изменилась — плановая экономика отошла в прошлое. А принципы менеджмента в высшем образовании остались административными. И содержание процессов до сих пор не изменилось.

Ваган Терзиян подчеркивает: "На самом деле в украинской системе образования очень много всего хорошего — университетов, ресурсов, людей, статей, курсовых, учебных планов, интересных результатов. Если задуматься, украинские ученые сделали довольно большой вклад в весь этот уникальный интеллектуальный капитал системы образования. Во всем этом есть качество. Но проблема в том, что за беготней мы никогда к этому качеству не добираемся. Одна из причин в том, что время от времени к нам приходят разные проверяющие. И разве качество их интересует? Нет. Истинная их цель — посмотреть, что написано в бумагах. Каждый наш результат, каждое достижение должно сопровождаться огромным количеством бумажек. И если мы достигли результата, но не успели его задокументировать, для тех, кто проверяет нас, результата нет. С одной стороны, это дисциплинирует: сделал — задокументируй. Но плохо, что можно сделать и наоборот: можно не получить результата, но иметь документы на него, и при этом все будет хорошо. Не эти проверяющие завели такой порядок. Многим из нас так проще и удобнее".

Андрей Шевцов: "Это секрет Полишинеля, что у студента, кафедры, преподавателя есть тысяча и один способ замылить глаз любой экспертной комиссии, проверяющей вуз. Потому что в большинстве случаев вся наша работа основана на документальной проверке. Сделай хороший документ — и все будет о'кей. Очевидно, нужен переход от оценки качества образования к оценке способности учреждений предоставлять это образование. Самооценка учебного заведения выходит на передний план".

Тарас Добко предлагает изменить подходы к измерению качества образования. По его мнению, следует руководствоваться динамическим пониманием качества. При аккредитации нужно измерять "рост в качестве", — то есть "добавленную стоимость" повышения качества, "дельту" в развитии, а не фактические показатели, свидетельствующие не более чем о существующем положении дел в системе безотносительно к ее исходному положению". При оценивании качества должна учитываться эффективность деятельности вуза в зависимости от доступных ресурсов. Аккредитация должна свидетельствовать о преданности вуза культуре качества, а также быть инструментом повышения престижности вуза, дополнительным преимуществом в соревновании за лучшего студента и дополнительные ресурсы. 

По мнению Тараса Добко, качество должно вознаграждаться. Процедуры аккредитации вузов и другие процессы обеспечения качества будут иметь смысл только при условии их привязки к прозрачным и понятным правилам распределения материальных ресурсов. 

Нужно изменить ориентиры в работе университетов. Мария Головянко, старший преподаватель ХНУРЭ: "Ни один из наших университетов не оперирует такими понятиями, как стратегическое планирование или выстраивание плана эффективного реформирования. Кроме того, мы не доверяем тем органам, которые оценивают наше качество, не понимаем, почему получаем такие, а не другие результаты. И сбор информации для оценки нашего качества неэффективен. Индикаторы качества у нас статистические, собранные данные быстро устаревают, некоторые показатели мы не можем подтвердить. Поэтому результаты такого оценивания не могут удовлетворить ни одно учреждение".

Одним из показателей качественного образования является показатель инновационной деятельности университета. Но что на самом деле он отражает? Светлана Гришко объясняет: "Почти все показатели, которые мы считаем показателями результата инновационной деятельности университета, на самом деле таковыми не являются. Что такое инновация? В Советском Союзе так называли развитие науки. На Западе считается, что инновация — это исключительно коммерциализация знаний. То есть, когда потребитель голосует за научную разработку (конкретное изделие в магазине) своими деньгами — это и есть настоящая оценка нашей инновационной деятельности. Другое отражает все что угодно (инновационную активность, фундаментальное исследование, инновационную среду), но не инновации".

Тарас Добко считает, что каждый вуз должен иметь право разрабатывать уникальную стратегию развития и прозрачные процедуры обеспечения качества.Процедуры могут отличаться для разных вузов — в зависимости от типа, профиля, избранной стратегии развития. Аккредитационная экспертиза при осуществлении внешней экспертизы также должна учитывать особенности внутренней системы. 

Но самым важным инструментом системы обеспечения качества образования должно стать обеспечение ее прозрачности и общественного контроля

Андрей Шевцов подчеркивает, что прозрачность — это именно то, чего боятся делки от образования, ректоры-"заробитчане", бессовестные профессора, плохо читающие лекции. Глава УЛАН поделился планами: "По нашему поручению ГП "Инфоресурс" создало новый модуль в ЕГЭБО. Теперь многие документы, которые были непрозрачными, хранились где-то в архивах в папках экспертизы, будут выставлены в единой базе, и каждый сможет их посмотреть. Также будут обнародованы учредительные документы, устав, положения. Это важно и для частных заведений — чтобы мы видели, куда студент поступает, кто учредитель, какие там условия обучения (помещение, санитарно-технические характеристики и т.п.). И главное — документы, удостоверяющие уровень квалификации преподавателей. Даже не столько преподавателей, сколько ректора — кто он, каков его академический статус. Мы попросили расширить модуль и ввести регистрационные карточки преподавателей. Сейчас мы готовим письмо Минобразования с "настойчивым требованием" заполнять эти модули. Таким образом, мы будем видеть, кто что преподает, какая квалификация преподавателя. И абитуриент сможет посмотреть, кто преподает в избранном им университете".

Андрей Шевцов рассказал также о новой идее — поручить УЛАН или будущему агентству по вопросам качества образования обнародовать базу данных независимых экспертов, которые будут проверять учебные заведения: "Чтобы мы видели их квалификацию, видели их связи. Чтобы у нас были действительно независимые эксперты, чтобы они действительно пользовались уважением. Мы готовим письмо к ректорам, чтобы университеты и академические учреждения подали нам новые предложения по экспертам. Будем смотреть, какие публикации есть у человека, импакт-фактор, есть ли публикации в зарубежных изданиях, свидетельства об авторских патентах и т.п. Хочу, чтобы от репрессивной аккредитации мы перешли к аккредитации, позволяющей стимулировать внутреннюю систему оценивания качества учреждения. Здесь главное не разрешительная система, а система помощи".

Участники ТЕМПУС-проекта представили собственную разработку — Национальный портал обеспечения качества высшего образования TRUST. Он должен помогать работникам образования открыто делиться собственными достижениями в образовании и науке, а обществу — оценить их по избранной самим пользователем шкале ценностей. Портал построен по принципу социальной сети. На нем общественность будет размещать информацию о системе образования — учебных заведениях, преподавателях, учреждениях, административных решениях в системе образования. Таким образом, каждый может зарегистрироваться на портале и получить любую полезную информацию, чтобы на ее основе выбрать университет своей мечты или распределить премию между преподавателями определенного вуза согласно эффективности работы. 

Сами разработчики называют TRUST "оружием правды". Но на самом деле главная задача портала — не война чиновников и работников образования с обществом, а доверие между всеми участниками учебного процесса. Именно доверие, а не контроль и мониторинг, должно стать основным фактором, влияющим на качество образования. Путь к улучшению качества образования — это существенные структурные изменения с целью расширить участие общества в обеспечении качества образования. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 30
  • dozent75 dozent75 16 жовтня, 21:30 А кто серьезно занимался исследованием мотивации студентов? Как она влияет на качество образования? И как быть с тем что государство ни копейки за 23 года ни затратило на социальные программы рекламы труда? Есть только реклама коррупции и безысходного рабского социального положения молодого специалиста без волохатой лапы. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно