Законотворческое невежество

4 ноября, 2011, 14:59 Распечатать

В перечень языков, на которых распространяется действие «Евро­пей­ской хартии региональных языков или языков меньшинств» нардепы добавили русинский язык.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Любопытную информацию о ходе одного голосования в Вер­хов­ной Раде обнародовал в социальной сети депутат Андрей Парубий.

На голосование было вынесено постановление о праздновании годовщины «Руської трійці» — литературной группировки, которая в начале XIX ст. положила начало национально-культурному возрождению в Запад­ной Украине.

Чечетов, для которого название «Русь» и производное от него прилагательное «руський», очевидно, ассоциируется не с древним наименованием Украи­ны, а с первой строкой бывшего гимна СССР, с удовольствием растолковал однопартийцам, что «Русская тройца» свидетельствует о тогдашнем понимании в Галичине важности дружбы братских народов. После такого «разъяснения» по мановению руки Чечетова постановление было принято единогласно.

В этом случае невежество депутатского большинства нынешнего состава Верховной Рады помогло отметить событие национального историко-культурного значения. Однако в этой же среде наблюдаются вполне сознательные попытки реанимировать фальшивую, унаследованную еще от царской России идеологему, переносившую древнее название Украины на Российскую империю. Соответственно, вместе с названием Российская империя присваивала, без всяких на то исторических оснований, и Киев­с­кую Русь. Вследствие такой подмены Украина лишается собственной истории, а украинский народ теряет право быть ее субъектом, превращаясь в составляющую «триединого российского народа». Эта фальшивая теория изложена и в современных учебниках по истории, по которым учатся школь­ники Российской Федерации.

Однако и в Украине в руководящей верхушке, и в законодательном органе хватает сторонников указанной имперской идеологемы. Одним из самых активных ее пропагандистов, кроме министра образования и науки, молодежи и спорта, является депутат Вадим Колесниченко — зампредседателя фракции Пар­тии регионов и глава общественного движения «Русскоязычная Украи­на». Нардеп отличается необычайной плодовитостью в законотворческой деятельности. Ему принадлежит более 30 (!) законопроектов о предоставлении русскому языку статуса государс­твенного. Среди предложенных им законопроектов имеется и касающийся реанимации советского толкования прилагатель­но­го, производного от названия «Русь». Это зарегистрированный В.Ко­лесниченко в Верховной Раде проект постановления №7379 от 5 ноября 2010 года «Уточнение понятийного аппарата языка делопроизводства, государственных органов власти, судопроизводства и т.д. (о разграничении прилагательных «руський» и «русс­кий»)». В проекте В.Колесниченко указывает, что значительная часть граждан Украины идентифицируют себя в качестве представителей «руської культури», носителей «руської мови», возникшей и формировавшейся на территории Украины параллельно с украинским языком и культурой. Замена прилагательного «русский» на «руський», согласно предложению Колесни­ченко, будет касаться «терминов, понятий, процессов, явлений, связанных с принадлежностью к руськой культуре, лежащей своими корнями в древнем государстве — Киевская Русь».

Показательно, что в последнем законопроекте «Об основах государственной языковой политики», который В.Колесниченко зарегистрировал в Верховной Раде вместе с С.Киваловым, в перечень языков, на которых распространяется действие «Евро­пей­ской хартии региональных языков или языков меньшинств» нардепы добавили русинский язык. Легитимность его как отдельного языка, а не закарпатского диалекта украинского, отрицает большинство профессиональных языковедов. Попытки выделить русинский язык как отдельный от украинского также не новы. Их корни уходят в национальную политику самодержавной России, главным принципом которой касательно порабощенных народов был «разделяй и властвуй». Нынешняя реанимация этой старой имперской провокации, предназначенной расколоть украинское Закарпатье и близлежащих областей Слова­кии на два отдельных этноса, уже достигла значительного успеха на словацкой территории. Разобщен­ный на два лагеря — украинский и русинский, украинский этнос, издревле живший на Пряшев­щине, при полном равнодушии к нему со стороны своего государства, сейчас быстро теряет свою идентичность. Значительная часть и украинцев, и так назы­ваемых русинов уже определяют свою этническую принадлежность как словацкую.

Следует заметить, что, вводя в перечень языков, являющихся субъектом Европейской хартии, русинский язык, В.Колесниченко и С.Кивалов нарушают одно из обязательных условий этого документа, в котором указано, что «понятие региональных языков или языков не включает диалекты официального (официальных) языка государства».

Это не мешает В.Колесничен­ко, С.Кивалову, А.Ефремову и другим депутатам Партии регионов размахивать хартией как флагом, который они взяли на вооружение в борьбе, проводимой под видом отстаивания языковых прав национальных меньшинств, в действительности воюя лишь за одно — за сохранение господствующих позиций русского языка в Украине. Не буду повторять негативные оценки законопроекта А.Ефремова, С.Гриневецкого и П.Симоненко «О языках в Украи­не», они известны из многочисленных публикаций в научной литературе и прессе. Напомню лишь, что предложенные в проекте изменения в языковом законодательстве подверглись критике не только со стороны отечественных ученых, но и от экспертов Венецианской комиссии, которые, помимо прочего, указали и на угрозы, которые предложенные изменения представляют для государственного языка.

Впрочем, это не помешало С.Кивалову и В.Колесниченко переписать почти слово в слово текст законопроекта «О языках в Украине» и представить его как будто новый под названием «Об основах государственной языковой политики». Заявление В.Ко­лес­ниченко о том, что в новом проекте учтены критические замечания Венецианской комиссии, не соответствует действительности. Незначительные изменения, внесенные в текст якобы нового законопроекта, в частности исключение из него статьи о русском языке, а также внесение тезиса о необходимости применения принципа плюрилингвизма, по которому «каждое лицо в обществе свободно владеет несколькими языками», никоим образом не влияет на русификаторскую суть законопроекта. Ведь в нем остался неизменным принцип определения базового понятия «региональный язык», для внед­рения которого, наряду с госу­дарственным, достаточно, чтобы его носители составляли 10% населения соответствующей территории. Как уже отмечали эксперты, применение такой нормы в языковом законодательстве с предоставлением региональному языку прав, равных правам государственного языка, в постколониальной ситуации Украины положено только для русского языка, поскольку общее количество носителей всех остальных языков национальных меньшинств не превышает в Украине одного-двух процентов населения. Таким образом, предложенная норма в 10% касается только носителей русского языка и направлена на сохранение его доминирования, достигнутого в советский период, что означает вытеснение украинского в большинстве областей.

Введенные в текст обоих законопроектов упоминания о государственном статусе украинского языка, а также о преимуществах билингвизма и плюрилингвизма следует расценивать как пустые словеса, демагогический прием, предназначенный скрыть истинные намерения авторов законопроектов. В подтверждение этого достаточно привести хотя бы следующий факт из реальной жизни. Кива­лова можно считать главным юристом Одессы, поскольку он возглавляет в этом городе Нацио­нальный университет «Одесская юридическая академия». Из многих сообщений в СМИ известно, что нынешний одесский градоначальник Алексей Костусев проводит в городе откровенную антиукраинскую деятельность. В частности, он не только никогда не употребляет государственный язык даже при исполнении служебных обязанностей, но и запрещает подчиненным чиновникам подавать ему документы на украинском языке. Однако мы не слышим от Сергея Кивалова никакого протеста по поводу нарушения со стороны Костусева 10-й статьи Конститу­ции Украи­ны. Уже один этот красноречивый факт доказывает, что Кива­лов не только одобрительно относится к антиконституционной практике одесского градоначальника, но и хочет путем внедрения указанных изменений в языковое законодательство узаконить его на всей территории Украины.

Надо сказать, что настойчивость, с которой представители правящей партии воюют за реформирование языкового законодательства, была бы достойна применения совершенно в других сферах. Зато научная экспертиза проекта-плагиата Кива­лова—Колесниченко, обнародованная на пресс-конференции, проведенной в УНИАН 23 сентября, вызвала нескрываемую ярость В.Ко­лес­ниченко. Ответ депутата в бло­ге на «Украинской правде» под названием «Украин­ские «ученые» против евроинтеграции» производит грустное впечатление. Пора­жает не только содержание отзыва, в котором невозможно найти хотя бы одно аргументированное опровержение экспертного заключения. Оше­лом­ляет его стилистика, напоминающая публицистическую практику даже не 70-х, а 30-х годов прошлого века. Текст Колес­ни­ченко полон ругательств, грубых инвектив, адресованных ученым, как-то: «интеллектуальные невежды», «пещерные противники демократических стандартов», «невежество этих «профессоров» и другие.

Замечу, что «интеллектуальными невеждами» нардеп называет доктора юридических наук Владимира Василенко и двух языковедов с научными степенями — Оксану Данилевскую и автора этих строк, специализирующихся в области социолингвистики, изучающей, помимо прочего, проблемы государственных языковых политик. Зато все три автора образцового для Колесни­ченко законопроекта «О языках в Украине», который он положил в основу своего с Киваловым проекта, имеют образование инженеров-механиков (П.Симонен­ко — инженер-электромеханик).

Любопытно подчеркнуть еще одно обстоятельство. Ярым поборником европейских демократических стандартов выступает лицо, которому принадлежит следующее высказывание о Ста­лине и Бандере, зафиксированное в Ви­ки­педии: «Сталин гораздо умнее и колоритнее, нежели негодяй Бандера».

В свете таких политических взглядов нардепа довольно зловеще выглядит одна из предложенных норм в последнем его законопроекте, зарегистрированном в Верховной Раде: «О запрещении сужения сферы применения региональных языков или языков меньшинств Украины». В этом документе Колесниченко предлагает ввести уголовную ответственность за нарушение права граждан на использование региональных языков или языков меньшинств.

Из исторического опыта языковых политик других стран — и не только централизованных империй, но и национальных государств авторитарного типа — известны случаи внедрения в законодательство уголовной ответственности за неупотребление государственного языка. Напри­мер, в Испании при режиме Франко каталонцев или басков, разговаривавших в публичном месте на своем языке, могли упечь в тюрьму. Но введение противоположной авторитарной нормы, предложенной украинским законодателем, — уголовное наказание за неиспользование языка меньшинства — это уникальный случай в мировой практике. Интересно, как Колес­ниченко видит механизм введения этой нормы. Представим следующую ситуацию: гражданин Украины — поляк, крымский татарин или молдаванин — обращается к чиновнику на своем языке, а чиновник его не знает, следовательно, общаться на нем не может. Не означает ли это, что чиновник должен понести уголовную ответственность за сужение сферы применения соответствующего языка — ведь именно так следует трактовать ситуацию в свете предлагаемых Колесни­чен­ко изменений к языковому законодательству. Однако совершенно ясно, сужением сферы применения какого языка озабочен глава «Русскоязычной Ук­раи­ны», и это отнюдь не польский, крымскотатарский или молдавский.

Заметим, что оба законопроекта Кивалова-Колесниченко и Ефремова-Гриневецкого-Симо­нен­ко — не содержат статьи об ответственности должностных лиц за нарушение их обязанности использовать государственный язык в ситуациях официального общения. Кстати, такая позиция народных избранников не соответствует распространенному в нашем обществе отношению к украинскому языку. Согласно социолингвистическим опросам, более половины граждан считают обязательным введение экзамена по украинскому языку для государственных служащих.

Не менее сомнительны и претензии В.Колесниченко на роль представителя русскоязычной части граждан Украины. В этом убе­ж­дают, в частности, многочисленные негативные русскоязычные отзывы в «Украинской правде» на его статью «Украинские «ученые» против евроинтеграции». Однако вряд ли Колесни­ченко при­слушивается к голосу ук­раинского народа. Не для него так активно работает этот нардеп на ниве языкового законодательства.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 5
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно