Ректор в экзиле - Образование - zn.ua

Ректор в экзиле

21 марта, 2014, 18:30 Распечатать

В Национальном медицинском университете — двоевластие. Впервые за 175 лет его существования.

В Национальном медицинском университете — двоевластие. Впервые за 175 лет его существования. Виталий Москаленко, избранный ректором в 2010 году, отстранен от должности приказом Министерства здравоохранения № 18-АДМ от 24 февраля текущего года. Тем же приказом и.о. ректора НМУ назначена Екатерина Амосова, возглавляющая кафедру внутренней медицины №2.

Поздним вечером 23 февраля в интернете появилось сообщение, что студенты прорвались в здание ректората, захватили кабинет В.Москаленко и заставили его написать заявление об увольнении. После этого он якобы подписал акт о передаче ректората активистам, закрыл свой кабинет и удалился. 

Тогда, на фоне происходящего в стране, это сообщение не вызвало особого резонанса. К тому же не верилось, что ректор, который дважды выигрывал выборы, уверенно руководил медуниверситетом последние 10 лет, вдруг подчинился требованиям горстки студентов. Еще более невероятной выглядела передача студентам ректората, в котором находятся кабинеты проректоров, бухгалтерия и прочие службы, где хранятся не только документы, но и многое другое. 

Утром в университете информацию опровергли — ректор заявления не писал, он — на больничном. Передача ректората — бред, университет работает в обычном режиме, все на занятиях.

Оказалось, не все. Многочисленная колонна студентов после митинга на территории НМУ отправилась в Министерство здравоохранения. После встречи активистов с руководством Минздрава и появился вышеупомянутый приказ. И два ректора. Один — и.о., второй — в экзиле, что, впрочем, не мешает ему если не руководить, то, по крайней мере, влиять на людей, которых он считает своими подчиненными.

Профессоров по телефону настойчиво просят подписать коллективное письмо с требованием вернуть ректора В.Москаленко, без которого флагман медицинского образования собьется с курса и окажется на финансовой мели. Дистанционное управление не столь эффективно как вызов на ковер — профессора не спешат ставить свои подписи: одни торгуются, другие выжидают. 

Малоизвестный телеканал и несколько интернет-ресурсов дали сообщение о том, что "администрация НМУ просит правительство восстановить на работе законно избранного ректора В.Москаленко". Администрация обратилась в СМИ с официальным опровержением — никто в Кабмин по этому вопросу не обращался. После этого в Интернете мелькнула новость, что "бандеровка Амосова" захватила власть в медуниверситете.

В НМУ работает комиссия Минздрава, проверяющая финансовую деятельность за последние годы. В нее, по требованию активистов, включили представителей университета — и преподавателей, и студентов. Чем ближе финал ее работы, тем больше нервничают те, кого называют командой В.Москаленко. Будет ли обнародован отчет комиссии? Очень многие заинтересованы в том, чтобы финансовые схемы, суммы, а тем более ФИО подписавших документы никогда не стали достоянием гласности.

Все с нетерпением ожидали пресс-конференцию отстраненного ректора, запланированную на 18 марта в УНИАН. В ближайшем окружении В.Москаленко утверждают, что он получил много предложений дать интервью, но отказался. Готов был рассказать всю правду на пресс-конференции, но его предупредили о готовящейся провокации, поэтому все отменили. Студенты, ссылаясь на свои источники, говорят, что пресс-конференция ректора состоится — но не в Киеве, а в Ростове-на-Дону... 

"— Виталий Федорович, наверное, не может пережить, что его сняли с должности не Минздрав или Кабмин, а студенты, — считает четверокурсник Евгений Криевиньш, один из активистов, требующих перезагрузки НМУ. — Он, скорее всего, планировал торжественный уход — цветы, пафосные речи, его имя присвоят какой-нибудь аудитории, повесят дорогую табличку… 

Если бы Москаленко вышел к митингующим студентам, выслушал требования, пообещал разобраться — никто бы не стал прорываться в ректорат. Похоже, он готовился к событиям. Богатыреву уже сняли — нужно было заметать следы, поэтому и сидел в воскресенье вечером на работе. Не зря же потом комиссия, открыв сейф, увидела пустые полки.

— Это правда, что студентам запрещали ходить на Майдан, угрожая исключением из НМУ? 

— Да. На один день даже закрывали корпуса. К нам приезжала Богатырева, запугивала, чтобы не смели и думать про Майдан. По кафедрам ежедневно собирали списки — кто отсутствовал, на каких парах. Мотивировали это заботой о безопасности студентов. Зато 18 февраля, когда в центре уже стреляли, а метро было закрыто, нас заставили ходить на пары, хотя в учебных заведениях Киева объявили выходной. Наши базы разбросаны по всему городу, добираться было очень тяжело. Мы спросили: "Кто будет отвечать, если студента случайно ранят или убьют?" Нам ответили: "Это проблема студента, а не наша". 

В ректорате никто и представить не мог, что на митинг, который они называли проплаченной массовкой, выйдут 4 тысячи студентов и четко сформулируют свои требования.

— Преподаватели тоже пришли или не отважились?

— Были, но немного". 

Среди тех, кто не побоялся открыто поддержать студенческий протест, — Екатерина Амосова. По ее мнению, это было и случайно, и неслучайно.

"На улице двадцатиградусный мороз, а наши студенты собирают митинг в защиту медслужбы Майдана — призывают не стрелять в медиков. Удивилась, когда они меня пригласили. Я — жесткий преподаватель, наша кафедра принципиальная — ставит двоек больше всех в университете, это любой студент подтвердит. Мне было лестно получить приглашение. Зная нашу администрацию, я подумала, что могу принести им пользу — если что, смогу защитить.

Утром звонок: "Зачем вы идете на митинг, да еще и в учебное время?"

Отвечаю: "Когда приезжала Богатырева, вы в любую погоду выстраивали шеренги студентов в халатах для торжественной встречи. В учебное время! А пропущенные сегодня пары они отработают, потому что Украине нужны хорошие врачи, у нас с этим очень большие проблемы. После этого митинга был еще один, я тогда брала три дня отпуска за свой счет, чтобы не было никаких претензий. 

Я горжусь тем, что проявила свою гражданскую позицию еще до того, как победил Майдан. Для меня это принципиально важно.

О событиях в ректорате мне сообщила дочь. Я даже не поверила, что студенты требуют увольнения ректора. 

— Как это происходило? 

— Членовредительства точно не было, иначе уже сняли бы побои и обратились в суд. Охранники не оказывали сопротивления, и студенты прошли в святая святых — в "межигорье" на втором этаже. После непродолжительной дискуссии ректор ушел, а его кабинет, как и остальные, опечатали. 

Лидером движения был и остается профессор В.Досенко, имеющий публикации по генетике международного звучания. Основное место работы — Институт физиологии НАНУ, а в университете у него было полставки профессора кафедры патофизиологии. На той же кафедре работает еще один активист — ассистент А.Хижняк. Они делали то, чего не делали остальные — говорили со студентами о коррупции в государстве, о процессах демократизации, вокруг них сплотились активисты. 

— Студенты добились своего — ректор написал заявление об увольнении?

— Нет. Минздрав отстранил его от должности, он ушел на больничный.

Но чтобы университет продолжал работать, нужен и.о. ректора. Минздрав не поддержал кандидатуру Досенко — он совместитель и не имеет опыта административной работы. У меня его тоже нет, но 25 лет руководства кафедрой многому научили. Меня поддержала значительная часть студентов, так я получила кредит доверия с обеих сторон.

Желающих сесть на этот электрический стул, кроме меня и Досенко, не было. И если бы я в той ситуации не приняла решение, протест закончился бы ничем. А так — появлялся шанс.

— Для кого или для чего?

— Для университета. Ведь Москаленко и Янукович — это одна параллель. Студенты преодолели свой страх. И мы тоже его преодолели. 

—Вы принципиально не занимаете кабинет ректора?

— А зачем мне это "межигорье"? Сегодня главное — выровнять ситуацию. Студенты сделали очень многое, но есть этапы, где они сами не справятся. Я — публичная фигура, имеющая папино имя, репутацию, профессиональный и жизненный опыт. Эта работа — наша общая, а не моя личная.

— Из достоверных источников известно, что был и второй визит в Минздрав. На сей раз — по приглашению министра Олега Мусия. 

— Досенко заявил, что не хочет быть администратором, но студенты требуют. Я сразу же написала заявление, что слагаю полномочия, и передала его в МЗ для регистрации. Когда все начиналось, было два основных требования студентов: уволить ректора и провести комплексную проверку. А через пару дней в этой листовке появился еще один пункт — назначить и.о. ректора Досенко.

Пока мы ждали решения Минздрава, появилась идея — собраться всем вместе и выговориться. Студентов раньше никто не слушал, им нужно высказаться и быть услышанными. 

Мы пригласили отца Димитрия — он помолился о Небесной Сотне, очень трогательно говорил о примирении. После этого должен был прозвучать Гимн Украины (специально попросила его поставить). Я объявляю, зал встает. И — тишина. Оказалось, что в фонотеке Национального медицинского университета Гимн Украины отсутствует! Зал стоя спел а капелла. 

Три часа выступали студенты и преподаватели. Думала, поговорим о болонской системе, вызывающей много вопросов, но общались на злобу дня. Тогда же из Минздрава сообщили, что министр приглашает нас для разговора. 

О.Мусий подтвердил, что министерство будет выполнять данные студентам обещания, сравнил листовки — в первой не было требования, кого именно назначить и.о. ректора. Все спокойно разрешилось.

По окончании работы комиссии должны состояться выборы ректора — демократичные, прозрачные. Поскольку контракт с ректором заключает министр, он хочет получить максимум информации, в том числе узнать мнение студентов. Не исключено, что будет проведен студенческий референдум.

— Многих интересует, какие злоупотребления выявила комиссия. Ходят слухи, что проверяющим предлагают деньги, пытаются договориться "по-хорошему", а некоторых запугивают.

— Ко мне с такими предложениями не обращались. Но слышала, что предлагали 30 тыс. долларов за некие уступки. Приходил адвокат Москаленко в сопровождении милицейских начальников, с меня снимали показания — по какому праву мы вскрыли в его кабинет и т.д. 

Я попросила бухгалтерию распечатать справку, сколько денег было выплачено ректору Москаленко за 2013 год. Не по фондам, а только по зарплате и премиям. Сумма, как для бюджетного вуза, впечатляет — 1 млн 94 тыс. гривен. Говорят, официальная зарплата президента Януковича была значительно меньше. 

Не исключаю, что за нарушение конфиденциальности на меня могут подать иск, но все же должна обнародовать эту информацию.

Мы наткнулись на "рояль в кустах". В 2010 г. было открыто уголовное дело, касающееся строительства общежития на улице Заболотного. Точнее, уголовных дел было несколько, но все они вскоре были закрыты. На бумаге общежитие построено, сделаны внешняя и внутренняя отделка, установлены лифты и т.д., на что ушло почти 30 млн гривен. А реально — это недостроенная коробка, в которой нет ни окон, ни дверей. Студенты обратились в прокуратуру и к народным депутатам с требованием реанимировать это дело. Общежития — острая проблема для нашего университета. В прошлом году на семь общежитий было потрачено всего 4 млн грн, неудивительно, что они запущенные, некомфортные. В то же время только на цветы было потрачено 254 тыс. грн из бюджета НМУ, одна икебана обошлась почти в 30 тыс. гривен. А студенты вынуждены делать ремонт в комнатах на свои средства.

— Как дальше будут развиваться события?

— Возможны три варианта. Отстраненный ректор, оценив ситуацию, пишет заявление об уходе. Проводятся выборы, в которых он тоже может участвовать. Второй вариант — министерство расторгает контракт, потому что ректор не выполнял его условий. И последний — решение принимает ученый совет и совет трудового коллектива, которые ходатайствуют перед министром о расторжении контракта. Свое слово обязан сказать и наблюдательный совет НМУ.

— Это будет яркая речь, если учесть, что наблюдательный совет возглавляет Азаров.

— У нас были Азаров, Бахтеева, Богатырева, Табачник и Попов, но мы определили другой принцип подбора. Председателем согласился стать Юрий Щербак. В совете будут Олег Крышталь, Любомир Пыриг, Мирослав Попович, Святослав Вакарчук. В списке, который мы подадим в МЗ, всего 9 кандидатов. 

По завершении работы комиссии все материалы будут в министерстве. А дальше — мяч на поле министра, ему принимать решение. Многие думают, что при таком дефиците доверия Москаленко напишет заявление об уходе. Как после такого публичного позора возвращаться в университет?!

— Не вызовет ли нареканий со стороны юристов отставка наблюдательного совета? 

В совет входят одиозные люди, многих из которых давно нет в Украине. Если совет не соберется в сроки, предусмотренные уставом, его можно распускать. 

— Когда будут выборы ректора?

— Не знаю. Наша команда доведет университет до выборов, а там будет решать коллектив НМУ.

—Вы будете баллотироваться на должность ректора?

— Только в том случае, если увижу, что ко мне есть доверие и студентов, и коллектива. Хотя это не входило в мои планы."

Учебный процесс в университете идет своим чередом. Когда наступят перемены, которых добивались победившие свой страх студенты и преподаватели, — одному Богу известно. Но возвращаться к старой системе после Майдана, говорят они, все равно, что в ХХІ веке реанимировать феодальные отношения. 

"Коррупция, процветающая в университете, ломает студента, — убежден пятикурсник Владимир Моторный. — На 1-м курсе он еще стыдится давать взятку за модуль или экзамен, не знает, как подойти к преподавателю. А через год уже возмущается — почему этот "препод не берет"? Все знают тарифы — модуль стоит от 100 до 300 долларов, закрыть "н/б" можно за 50 гривен. Если по звонку "оттуда" — бесплатно. Те, кто переводился из других вузов, говорят, это стоит 50 тыс. гривен.

Кафедры, на которых не берут, на мой взгляд, можно пересчитать по пальцам. Еще меньше тех, кто не реагирует на звонки из ректората или просьбы влиятельных людей. Все знают, что нельзя пройти кафедру Амосовой, если ты не учил. В этом и ректор убедился — ему из-за этой кафедры не раз приходилось подписывать перевод студентов со второго медицинского на первый. За это мы ее называем "кафедрой, устойчивой к влиянию внешней среды". 

Культ ректора держался на трех китах: ложные ценности, искаженные приоритеты и скрытые репрессии. У нас ценят не качество, а количество. Ректор любит повторять, что он подготовил больше тысячи научных статей. Некоторые выпускники тоже хвастают, что имеют по 100–150 публикаций. Для этого берется кусок диссертации преподавателя, а еще лучше папы или других родственников, делается презентация и — на конференцию. Если "соавтор" входит в жюри — гарантируется и первое место, и публикация. Рецензирования нет, можно напечатать все что хочешь. А те работы, которые студенты готовят самостоятельно, тратя много времени, как правило, остаются вне зоны внимания. 

Студентов запугивают. К нам очень часто приезжала Богатырева, ради чего срывали с занятий студентов и преподавателей, заставляли не только слушать, но и устраивать овации. Одна студентка спросила министра, почему не проводятся антикоррупционные мероприятия, о которых говорилось с трибуны, и перечислила факты коррупции в НМУ. К ней подошел ученый секретарь университета и тихо сказал: "Меня просили передать, что ты здесь больше не учишься". 

У ректора в фаворе — не умники и умницы, а блюдолизы, карьеристы и угодники".

Какого врача получит общество после таких университетов? С какими моральными принципами и профессиональными знаниями выпускники покидают стены старейшего университета? Москаленко всегда подчеркивал, что за годы его руководства контингент студентов вырос почти втрое — до 12 тысяч. Почему же преподаватели и студенты считают это не достижением, а разрушением системы обучения?

"Невозможно разместить такое количество людей ни в аудиториях, ни на лечебных базах, — убежден Евгений Криевиньш. — Преподаватель занимается с двумя группами одновременно, на студента он может потратить всего пять–семь минут. Когда пришло время аккредитации — засуетились, пытались сделать все по правилам. Кафедры были парализованы — не хватает ни преподавателей, ни площадей. Почему на кафедре оперативной хирургии Тернопольского медуниверситета студенты уже на втором курсе создают бригады хирург—анестезиолог—ассистенты и оперируют лабораторных животных, а у нас даже на старших курсах преподаватель объясняет все на пальцах? Почему выделяли десятки тысяч гривен на обеды для высокопоставленных гостей (как показала проверка), но не могли наскрести хоть немного денег на те же реактивы? Разве можно в таких условиях заниматься научными исследованиями?!"

Преподаватели констатируют, что уровень университета катастрофически падает. Одна из причин — кадровая. 

"Как может кафедрой биохимии руководить фармаколог? — возмущается Людмила Гайова. — Я семь лет назад защитила докторскую по биохимии. Много лет провожу занятия и вижу, что отношение к биохимии меняется, к сожалению, в худшую сторону. Как удержать высокий уровень, если завкафедрой не прочитала на этой кафедре ни одной лекции, не провела ни одного практического занятия? У нас назначения проводятся непрозрачно, по кадровым вопросам попасть к ректору невозможно — многие ждут аудиенции полгода и больше".

Нагрузки, нарекают преподаватели, за последнее время выросли в несколько раз, а зарплата, на фоне ректорской, выглядит копеечной. Например, на кафедре физиологии раньше был один лекционный поток, а сейчас три, количество групп увеличилось до 12. Преподавателей не хватает, поэтому группы объединяют, нарушая требования болонской системы. За совместительство платят оригинально — сентябрь каждый год пропускают, хотя все занятия проводятся с первого числа. Список проблем и претензий — минимум на пять страниц. 

Александр Хижняк работает в НМУ не так давно, в Киев приехал из Днепропетровска, где окончил Медицинскую академию. Именно ему В.Москаленко передал ректорат почти месяц назад.

"Он написал, что передает ректорат, а я — что принимаю, — вспоминает А.Хижняк. — Когда комиссия вскрыла кабинет ректора, кто-то сказал: "Это Межигорье в миниатюре!" Такая же помпезность и безвкусица. На полке нашли серебряную монету с золотой вставкой и рубином. Наверное, не поместилась в кошелек — весит 4 кг. Инвентаризационная комиссия все опишет, ведь подарки — это имущество университета. 

Когда в Днепропетровске я учился в аспирантуре и преподавал, думал, что НМУ — это уровень! А оказалось, что в Днепропетровской академии теоретическая подготовка студентов ощутимо выше. Биохимия — одна из ключевых дисциплин для врача — в НМУ полностью завалена. Я преподаю на 3-м курсе, многие студенты приходят к нам с нулевым уровнем знаний, им не знакомы базовые понятия.

В моей альма-матер культивируют уважение к студентам. Я жил в общежитии — никто нас не выселял на праздники или каникулы. А в Киеве — как праздники, так — долой студентов из общежития. Пускай едут, куда хотят, даже если нет денег на билеты — все равно ночевать не пустят. 

В НМУ нужны перемены. Если этого сейчас не сделать, наши выпускники будут разрушать медицину изнутри".

В социальных сетях активизируется движение студентов в защиту отстраненного ректора. Пишут разное. Лидером просмотров стал пост: "Почему мы хотим, чтобы вернулся ректор Москаленко?

В.Ф.Москаленко — это дисциплина. Каждый знает свое место в иерархии. Министр нагибает ВФ, ВФ снимает стресс на проректорах и деканах, деканы — на преподавателях, преподаватели — на студентах. А студенты копят обиды за полученные унижения для своих будущих пациентов".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно