Псевдоконкурсы — невежество или коррупция?

30 октября, 2009, 14:48 Распечатать Выпуск №42, 30 октября-6 ноября

В кланово-коррупционном социуме вузы становятся ректорскими вотчинами, спаянными подбором персонала по признаку личной преданности патрону...

В кланово-коррупционном социуме вузы становятся ректорскими вотчинами, спаянными подбором персонала по признаку личной преданности патрону. У нас нет основы настоящих университетов — свободного преподавателя, поскольку на псевдоконкурсе выбирают не самого лучшего, а протеже заведующего или ректора, цель которых — пожизненное самосохранение на должности для собственной выгоды. Такая селекция приводит на кафедры зависимых и бездарных. Еще десять лет назад писал об этом министру, но конкурсы по-прежнему — театр абсурда. Члены кафедр и ученых советов, принятые преимущественно без конкурса, гарантированно выбирают человека шефа и не пускают «чужого». Получить работу в этой закрытой клановой зоне независимому преподавателю невозможно.

Переплюнули эпоху сталинизма

Классика социологии: в правовой системе и черти вынуждены вести себя прилично, а в порочной и ангелы становятся чертями. Без верховенства права отношения людей напоминают «социум» пресмыкающихся или пауков в банке, деградируя до уголовных. Нравственность в еще большем упадке: «правильно» то, что выгодно. Вспомните Задорнова: вместо «спасите наши души!» — «спасаем свои задницы!».

МОН своей бездеятельностью оберегает это позорное состояние, саботируя изменение карикатурного «Положения об избрании и приеме на роботу научно-педагогических работников...» (приказ МОН от 24.12.02, зарегистрированный Минюстом 15.07.03). Чиновники делают вид, будто не существует блата и коррупции при трудоустройстве преподавателей. Конечно, покорности и услуг не требуют с откровенностью уличного грабителя. Ослиные уши взяточника — не расписка о получении взятки, а нарушение закона, отписка вместо прекращения беззакония. Гоголевские акакии акакиевичи боятся потерять кормушку — коррупционную систему отбора кадров.

Упомянутое положение МОН по сути превосходит подобный циркуляр эпохи сталинизма — «Инструкцию о порядке проведения конкурсов на замещение штатных должностей (...) в вузах». В отличие от документа 55-летней давности, бумажка, введенная в свое время В.Кременем, не содержит нормы об избрании по конкурсу на пятилетний срок (короткий поводок годового контракта); «потеряны» месячный срок для заявлений, требование об оглашении списка претендентов с анкетными данными; нет нормы об обоснованности заключений о профессионализме, — заведующий без аргументов навязывает кафедре своего протеже.

Отсутствие очевидных норм в нынешнем положении свидетельствует о деградации нормотворческой работы МОН. Самый большой недостаток действующего положения — в нем нет и намека на состязательность и критерии определения победителя. Оно оберегает вузы от ученых с критическим отношением к кланово-мафиозной системе надежнее, чем когда-то КГБ, и является инструментом запрета на профессии для независимой личности.

Предложения и аргументы

Цель конкурса — отбор наиболее квалифицированного по следующим критериям: 1) соответствие высшего образования дисциплинам, которые нужно преподавать; при равенстве по этому пункту превосходство имеет средняя оценка в дипломе; 2) научная степень; 3) ученое звание; 4) количество научных работ за последние 10 лет; 5) научно-педагогический стаж;
6) оценка студентами путем анкетирования открытых лекций претендентов, которые должны проводиться на равных условиях на государственном языке. Исключение — если у кандидата преимущество по крайней мере по трем из первых пяти пунктов, тогда он победитель без лекций.

Сравнительная таблица профессионализма претендентов должна быть вывешена на доске объявлений и предоставлена каждому члену ученого совета. Совет обязан избрать победителем того, кто будет соответствовать большинству критериев. В случае нарушения указанных требований председатель ученого совета не может вводить в действие его решения, а руководитель вуза, ответственный за нарушение положения, должен зачислить на должность наиболее квалифицированного из претендентов на пять лет, совместителя или пенсионера — на один год. Контроль за проведением конкурса осуществляют заместитель министра, директор департамента МОН, руководители управлений образования ОГА.

Термины «наиболее квалифицированный», «обязан» — не эмоциональные. Они имеются в действующем законодательстве: «Задача конкурса — выявление и поощрение наиболее профессионально подготовленных государственных служащих» (постановление Кабмина от 19.09.07 №1152). «Победителем конкурса признается участник, который предложил самые лучшие...» («О проведении конкурса по отбору инвестора», — зарегистрировано Минюстом 10.08.06). «При всех других вариантах голосования бюллетени считаются недействительными» (положение МОН от 24.12.02). Ограничивающая и обязывающая норма: «Каждый член выборного органа может голосовать только за одну кандидатуру... Владелец или уполномоченный им орган обязан назначить...» (Закон «О высшем образовании», п. 1 ч. 4 ст. 39). Снова императив, и никто не обвинит МОН — дескать, для чего же тогда министр.

Отказ ввести норму об обязанности ученого совета выбирать самого квалифицированного преподавателя по объективным критериям уничтожает конкурс. Эти критерии являются аналогом ВНО, способом оценки профессионализма преподавателя независимыми специалистами и учеными советами, которые принимали экзамены и выдавали диплом, присуждали научную степень и ученые звания, рекомендовали в печать статьи в специальных изданиях. Зачисление студентов по количеству баллов ВНО не унижает преподавателей. Так и требование выбрать самого квалифицированного преподавателя не унижает ученый совет. Без этого останется кланово-коррупционная система избрания «своего» профессором философии с базовым сантехническим образованием, а «чужого» не выберут и на должность ассистента, даже если он нобелевский лауреат.

Менеджмент каменного века

Министр С.Николаенко еще в начале 2006 года подписал распоряжение: рабочей группе МОН усовершенствовать положение, срок — три недели. Проект трижды обсуждался рабочей группой, юристами-экспертами, три года висит на сайте МОН, направлялся всем вузам для предложений. Но документ по-прежнему не принят. Ответственности — никакой, тянули почти четыре года, имитируя доработки. Потом замминистра Т.Фиников направил «похоронку»: дорабатывать будем уже после принятия новой редакции Закона «О высшем образовании». Его принимали тоже четыре года, столько же будут тянуть и с новым вариантом — султан умрет и ишак сдохнет. Министерство расписалось в беспомощности и в нежелании менять коррупционный циркуляр, в том, что так называемая доработка была имитацией, фарсом. А в проекте новой редакции, поданной министром образования и науки И.Вакарчуком в профильный комитет ВР, снят ключевой п. 3 ст. 48 — об избрании научно-педагогических работников по конкурсу (см. на сайте МОН). Это и есть тот ишак?

В докладе на коллегии МОН в апреле с.г. И.Вакарчук наконец-то вспомнил и о конкурсе: «В большинстве вузов не введена рейтинговая система оценки деятельности преподавателей, не соблюдаются нормы действующего законодательства об их конкурсном избрании (...) Поэтому поручаю департаменту высшего образования совместно с Государственной инспекцией учебных заведений и департаментом по работе с кадрами высшей школы и государственной службы срочно решить эти вопросы» (см. сайт МОН). Итак, большинство ректоров по-прежнему игнорируют закон, а подчиненные департаменты — «срочное поручение» министра. Или оно — только имитация, пиар? Ведь министр отказывается дать письменное поручение в конкретный срок завершить доработку нового положения или вынести выговор хотя бы одному ректору за нарушение требования закона о конкурсе. Наконец 12.10.09 на моем заявлении о недостатках положения о принятии на работу научно-педагогических работников появилась резолюция: «Прошу рассмотреть и доложить о результатах до 22.10.09». Могу угадать ответ подчиненных: «Рассмотрели, будем работать». Такого содержания отписки были и десять лет назад.

Бывший руководитель департамента МОН С.Омельченко только симулировал работу над документом, который за три года даже не согласован с профсоюзом. А профбоссы подыгрывают, предъявляя необоснованные претензии. Вместо того, чтобы двум-трем сотрудникам обоих ведомств за полдня согласовать текст, они полгода направляют друг другу бумаги, а каждый — другим учреждениям, демонстрируя свою беспомощность. Закон по-прежнему нарушают, а чиновник, ответственный за ректоров и за новое положение, не доведя его до ума, ушел на пенсию. Если бы это был студент, который три года не может сдать экзамен, — держали бы его в вузе? А директора департамента по работе с кадрами высшей школы и государственной службы МОН на должности держали. На что способен новый руководитель, который не работал в вузе, а был предпринимателем и принят на должность без конкурса, станет ясно в ближайшее время.

Не хватает главного — желания министра изменить ситуацию, ведь изменение положения в его воле. Позиция руководства МОН такова: от чиновника всерьез не требует, а само вмешиваться не желает. Конечно, за этим таится лукавство. При желании можно и с подчиненных спросить, и самому вмешаться, как в других вопросах. Ректор ЛНУ И.Вакарчук, заняв пост министра, оставил вакантной предыдущую должность, однако конкурс не объявляет. Значит, держит для себя? А в креслах ректоров и заведующих кафедрами у нас сидят по 20—30 лет. Настоящий конкурс ограничивает всевластие ректоров и заведующих, вот почему тормозят принятие положения о нем.

Избрание преподавателей по конкурсу — основа демократического устройства высших учебных заведений. Свободный преподаватель начинается с избрания его на основании четких профессиональных критериев, а не по милости начальника, как сейчас.

А что касается критериев определения победителя конкурса, они, конечно, могут быть и другими, но обязательно должны быть записаны в положении, а не придумываться на ходу. Если МОН считает критерием, скажем, длину языков льстецов или скорость поедания вареников — пусть так и запишет, это по крайней мере будет хотя бы похоже на конкурс. Но не меняя положения, не определяя критерии и не обязывая ученые советы действовать в соответствии с ними, руководство образовательного ведомства или не понимает очевидного, или же сознательно защищает коррупционную систему.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно