«ПОСЛЕДНИЙ БИФШТЕКС» ИЗ ЧЕБУРАШКИ? - Образование - zn.ua

«ПОСЛЕДНИЙ БИФШТЕКС» ИЗ ЧЕБУРАШКИ?

7 марта, 2002, 00:00 Распечатать

Опасность прошлого состояла в том, что людей делали рабами. Опасность будущего в том, что люди могут стать роботами...

Опасность прошлого состояла в том, что людей делали рабами.

Опасность будущего в том, что люди могут стать роботами.

Эрих Фромм

В наше время телевидение стало не только основным информатором, но и мощным воспитателем. Ребенок смотрит телевизор. Какую же воспитательную программу предлагает это современное окно в мир? Какой мир, какие его грани раскрывает оно перед подрастающим поколением? И существует ли эта программа вообще?

Начнем с самых маленьких. К сожалению, за некоторыми единичными исключениями («В гостях у Дремы», идущей по 1-му каналу в девять утра по субботам) ребятишкам вообще не предлагают ни одной программы, которая способствовала бы наполнению содержанием и эмоциями детские игры (ролевой, учебной, игры-драматизации и т.п.), развитию эстетического вкуса, творческого воображения, активизации познавательного интереса и соответствующей активности, приобретению новых навыков и умений в построении отношений с людьми и разрешении конфликтов. Вместо этого телевидение «откупается» от детей мультсериалами. Как говорят, «чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало», то бишь сиди, смотри, не мешай родителям, которые о тебе позаботились и вовремя включили телевизор. Но герои мультсериалов теперь уже не те смешные и симпатичные с такими знакомыми домашними голосами, сопровождавшие детство старшего поколения. Персонажам новых мультсериалов и в голову не приходит призывать ребятишек: «Давайте жить дружно!» или уважать цыплят «в клеточку и в точечку» так же, как и желтеньких, или дарить цветы не за что-то, а просто так, чтобы порадовать кого-то. Каждый мультик несет в себе определенное message, послание, определенную установку на действия и чувства. Современные мультсериалы наполнены какими-то трусливыми, а бывает, и уродливыми персонажами, способными, например, «обогатить» ребенка информацией о том, что «тетя Роза сахар насыпает, а отрыжка все не наступает», а затем продемонстрировать и озвучить, как именно эта отрыжка и икота реализуются. Или дети должны напряженно следить за «злюками-бобрами», не устающими придумывать способы доставания и унижения друг друга, размазывания по стенке грубыми словами или действиями. При этом все делается «просто так» — это их образ жизни. Так какое послание получает ребенок, который, кстати, может еще и не знать, как на самом деле выглядят в природе бобры и чем они выделяются среди прочих представителей фауны? Что уж говорить о мультсериале, где основные герои — это настоящие монстры, способные запросто поселиться у ребенка в голове...

Хоть кто-нибудь советуется с психологами, принимая решение «осчастливить» детей новыми «мультоткровениями», о возможных последствиях для впечатлительной и незакаленной детской психики? Уверена, что нет. А зря. Это уже потом психологи, психотерапевты и врачи будут иметь дело с разнообразными фобиями, заиканием, бессонницей и энурезами, будут пытаться снизить тревожность и гиперактивность ребенка или бороться с его aутоагрессией, эмоциональной нечуткостью и аутизмом. Это немного позже кто-то будет сетовать — откуда такая молодежь, а родители будут плакать от бессилия... А пока мультдейство продолжается. Действительно ли такое «шоу должно продолжаться»?

Известно, что каждое поколение продуцирует определенные образцы поведения своих героев. Так каких героев предлагает подрастающему поколению наше телевидение? Разумеется, дети, которые пройдут, так сказать, «боевое крещение» подобными мультсериалами, получат своеобразную подготовку к тому, чтобы стать потребителями последующих третьесортных телесериалов уже с более кровавыми и натуралистическими сценами, маньяками и извращенцами, примитивными отношениями между людьми, обходящимися лексическим набором, незначительно превышающим словарь Эллочки-людоедки. Это уже проявление заботы телевизионщиков о подростковой аудитории. Ведь каждый подросток так желает быть взрослым! Именно в этом возрасте интенсивно формируется самосознание, вырисовывается социальное «я», определяются ориентиры взрослой жизни. А тут на экране кстати и примеры для подражания — современные герои и героини. Уже смерть и кровь — не трагедия, а рутина, а любовь — какое-то архаическое слово, его уже и не услышишь с экрана. Теперь весь интерес сводится к тому, кто, кому и как именно наставит рога, или как побыстрее «трахнуть» (прошу прощения за язык сериалов) очередной сексуальный объект.

Хотелось бы, чтобы наши дети знали и другие варианты отношений и чувств, описанные, например, немодным в наше время Владимиром Маяковским:

Любить — это с простынь
бессонницей рваных

Срываться, ревнуя к Копернику,

Его, а не мужа Марьи Ивановны,

Считая своим соперником.

Непонятно мне, почему в нашей стране находятся деньги на проекты, которым можно дать обобщенное название «Пауки в банке, или Кто кого быстрее съест». Нам, зрителям, отводят почетную роль свидетелей проявления наихудших качеств человека, где в конце концов «слабым звеном» становится самый умный и благородный, тот, кто достоин победы и почета, где выиграет примитивный и слабый, зато циничный и коварный антигерой.

К слову, не нужно тешить себя иллюзиями, что это — просто невинное наблюдение за победой аморального над добром. Подсознательно каждый зритель становится соучастником происходящего. На подобных примерах дети активно учатся познавать мир человеческих отношений и выбирать линию поведения, ведущую к победе (и в конкретных ситуациях, и в широком социальном плане). После очередного пожирания еще не последнего героя наш сын печально констатировал: «Какое-то гадкое чувство после этого. Словно сам что-то мерзкое совершил, напакостил. Словно сам провинился. Депресняк начинается».

Возможно, основной недостаток подобных проектов в том, что победа не тождественна сотрудничеству, взаимопомощи, сопереживанию, а является жестокой конкуренцией в борьбе за деньги. А, возможно, именно деньги и являются лишними, и без них состоялся бы естественный отбор, а мы увидели бы других участников проектов, похожих по форме, но совершенно иных по своей моральной сущности? Бездумно калькируя подобные программы, телевидение навязывает и определенный менталитет, и определенное мировоззрение.

А может, более естественно для нашей жизни сделать реальное шоу, предложив волонтерам из членов правительства, сотрудников администрации Президента и парламента продемонстрировать стратегию выживания в течение месяца за минимальную зарплату? Или пожить с одиноким пенсионером в негазифицированном селе, получая, как и он, минимальную пенсию? По-моему, для этого понадобится намного больше мужества, отваги, терпения и изобретательности, чем в пампасах с бананами. Неплохо было бы при разработке проектов советоваться с психологами или хотя бы обращаться к известным постулатам социальной психологии и психологии групп по поводу закономерностей развития и проявления тех или иных психологических качеств человека в зависимости от принципов организации самой деятельности.

Разумеется, возможно, кому-то любопытно регулярно следить в щелочку или через стекло за индивидами, занимающимися своими «разборками», используя при этом нецензурную лексику. Возможно, подобные передачи тешат чье-то самолюбие тем, что есть такие же люди, «как я», а то и хуже. И вообще — чего дергаться, ведь мы все в дерьме, уже привыкли: дальше будет хуже. Меня лично не убеждают аргументы в пользу таких шоу, что происхождением они из Голландии, Соединенных Штатов, имеют поклонников во многих странах мира и в нашей тоже. Не убеждает и тезис в защиту существования подобных передач на ведущих каналах ТВ, по которому то, что мы наблюдаем, — наше отражение в зеркале, мол, смотрите, чем вы (то есть мы все) являетесь. Простите, но портрет очень неполон и однобок, словно написан в одном измерении. Ведь в зеркале должен отражаться намного более широкий и богатый мир событий, личностей, мыслей, эмоций, чувств, движений, слов, звуков и цветов.

Давайте говорить откровенно — в тех странах, откуда торопятся брать пример наши телевизионщики, всегда были, есть и будут специальные передачи и целые каналы, посвященные путешествиям и истории страны, классической и камерной музыке, искусству, балету, науке и открытиям, развивающие и учебные программы для детей, подростков и взрослых. А что имеем мы и наши дети на трех основных каналах ТВ?

Убеждена, что, как минимум, наши подростки должны иметь альтернативу происходящему «за стеклом». Почему у нас нет возможности проникнуться благородными и высокими чувствами, болью и радостью реальных людей — Сирано и Данте, Леси Украинки и Виктора Некрасова, Лермонтова и Стуса? Почему мы лишены возможности посмотреть яркие спектакли кукольного театра, театра юного зрителя, побывать в оперном или в музеях мира? Ведь сейчас если и случается что-то достойное быть увиденным, показывается это или тогда, когда уже все спят, или же когда все на работе, в школах и детсадах. Кстати, и на американском, и на российском, и на польском телевидении младшей части зрительской аудитории посвящены отдельные развивающие передачи, ориентированные на особенности именно определенной возрастной категории — дошкольники, младшие школьники, подростки, юноши. При этом учитываются особенности восприятия, внимания, мышления (образного, логического), памяти, воображения, ведущих видов деятельности, специфики общения и мотивационной сферы, ограниченное возрастными рамками понимание юмора и шуток. Используется соответствующая форма подачи материала, своеобразный язык донесения его до зрителя.

А как же непросто вырасти ребенку патриотом своей страны, если он привыкает видеть в телевизионной студии этакого «Тяни-Толкая» — с одной украиноязычной, а другой «русскоязычной» головой («Новый канал», ІСТV, «1+1»). Сколько можно вести дискуссии (непосредственные или завуалированные) о языке? Есть страна, есть государство и есть язык ее народа, и не знать его просто стыдно. Но если ведущие в студии все же разговаривают по-украински, то мультфильмы будут идти, разумеется, по-русски. Неужели на такое простое, но крайне необходимое дело денег (у государства или наших филантропов) не хватает? Кстати, и украинских мультиков есть немало (колоритные «Коза-Дереза», «Капітошка», «Ходить гарбуз по городу», серия о казаках и т.п.). А нашим детям с какой-то тупой регулярностью показывают по пять минут в «Вечірній колисанці» отрывки из далеко не лучших мультфильмов. Почему-то литовцы еще в начале своей независимости переводили мультфильмы, предлагаемые ребятишкам. Просто хотели, чтобы подрастали новые люди в независимом государстве. Все это, думается, не так и сложно сделать. Но только при одном простом условии — если есть желание, чтобы дети росли в ином информационном и языковом пространстве, чем предыдущие поколения, если кого-то заботит, чтобы вырастало поколение настоящих граждан государства.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно