Не стать парком Юрского периода

15 апреля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №14, 15 апреля-22 апреля

Питаю самые нежные чувства к динозаврам и другим представителям Юрского периода. Они симпатичны ...

 

Питаю самые нежные чувства к динозаврам и другим представителям Юрского периода. Они симпатичны уже потому, что великаны и верзилы не захотели приспосабливаться к жестким требованиям и становиться мельче и динамичнее. Нет, они — гордые и несокрушимые — так, скопом, и ушли в небытие, чтобы стать предметом увлечения палеонтологов.

История с симпатичными динозаврами вспоминается, когда знакомишься с современным состоянием Национальной академии наук и ее упорным нежеланием приспособиться к императиву времени. Очевидно, живы воспоминания о «великом и могучем», когда денег было «немерено». Тогда ВПК выстроил исследователям башни из слоновой кости, в которых можно было колдовать над атомом-убийцей, создавать броневую сталь, сваривать толстенные швы...

У большинства ученых, выпестованных потребностями ВПК, наблюдаются схожие родственные черты — они не понимают и потому ненавидят все гуманитарное. Однажды великий Григорий Сковорода спросил: что будет, если из всего сущего извлечь душу? И сам ответил: трава превратится в сено, деревья — в дрова, а человек — в труп...

Возникает вопрос: что произойдет с академией, если она не будет ставить перед собой высокие гуманитарные цели? Согласно формуле украинского гения, она в конце концов утратит способность вести за собой общество, ее научные институты превратятся в мастерские, а ученые — в ремесленников...

О настоятельной необходимости изменений в украинской науке говорят уже давно. И то, что спасение не в формуле «дайте ученым больше денег, и все пойдет на лад», также стало понятно не сегодня. Именно об этом пишут читатели изо всех регионов страны и даже из-за границы. Недавно на коллегию Министерства образования и науки собрались ректоры украинских вузов. Перед ними выступил Президент Украины В.Ющенко. Из его речи можно было понять — украинскую науку ждут нелегкие времена перестройки. И в этом процессе ключевая роль будет принадлежать университетам. Обозреватель «ЗН» встретился с ректором Национального университета «Киево-Могилянская академия» Вячеславом БРЮХОВЕЦКИМ.

— На собрании ректоров наш Президент обратился к университетскому сообществу с просьбой как можно скорее представить свои предложения. Кстати, он подчеркнул, что ему нравится идея автономизации университетов. Он даже заявил: если кто-нибудь представит ему завтра предложения по этому поводу, он за пять дней подпишет документы. Вячеслав Степанович, вы готовы положить на стол Виктору Ющенко такие документы?

— Действительно, Президент предложил динамично рассмотреть дельные предложения. Думаю, это нужно понимать следующим образом: с предложениями не стоит медлить. Не только я хочу автономии. В принципе, начать такой эксперимент готовосемь университетов. Мы подписали общее соглашение о консорциуме, чтобы на протяжении нескольких месяцев подготовить проект указа Президента. Это быстро не делается: автономия — штука довольно сложная. К тому же она предусматривает не столько права, сколько ответственность.

Поэтому, когда возникла идея с введением автономии, я был первым, кто сказал: «Я — за автономию, но погодите: никто не знает, что такое автономия университета в нынешних условиях. Будет он в таком случае зависеть от государства или нет?.. И будет ли тогда государство его финансировать?.. Если государство финансирует, то, извините: кто платит деньги, тот и заказывает музыку. В чем тогда смысл автономии и где ее пределы?..

То есть существует много вопросов. Мы провели несколько заседаний, на которых собирались ректоры восьми университетов.

— А кто входит в эту восьмерку?

— Университет «Киево-Могилянская академия», Львовский, Украинский католический (Львов), Харьковский, Донецкий, Днепропетровский, Черновицкий и частный университет КРОК.

— А Киевский национальный университет или Национальный технический университет «КПИ» не принимают участия в разработке этой инициативы?

— Нет...

— Почему?

— Об этом вы спросите у них. Мы собрались в составе, который я вам назвал, и решили подготовить проект, какой мы видим автономию. Пока просим ее только на пять лет. За этот срок выясним, работает наша система или нет. Если работает, то далее необходимо выяснить, что нужно сделать для получения университетами автономии и какие из них имеют на нее право. Работа уже началась. От нашего университета этим непосредственно занимается профессор Сергей Квит.

— На собрании ректоров чувствовалось, что руководство страны ставит основной акцент в реформе образования и науки на университеты. Какой вы видите судьбу Национальной академии наук Украины в новых условиях?

— Я сторонник того, что НАНУ должна быть радикально реформирована. В том виде, в котором она существует сегодня, это — остатки советской науки. Академия построена совсем иным образом, чем это необходимо независимой, демократической Украине. Самые передовые научные школы мира работают при университетах. Именно таким образом можно непосредственно передать знания молодым ученым. Здесь они быстро растут и развиваются, поскольку получают знания из первых рук от лучших специалистов. И то, что в наших вузах многое не соответствует мировым стандартам развития науки — и большая нагрузка ученых-преподавателей, и финансирование, и многое другое, — это уже вопрос для совместного обсуждения...

— Среди академических ученых распространено мнение, что с реформированием науки в Украине следует быть очень осторожным, ведь одним толчком можно разрушить все здание...

— То, что академик Патон не воспринимает такую реформацию, известно давно. У нас уже была с ним дискуссия при обсуждении кандидатуры на должность министра МОН. В свое время, после назначения Ющенко премьер-министром, науку и образование объединили в одно министерство. Тогда Виктор Андреевич пригласил на обсуждение нескольких специалистов, и Борис Евгеньевич скептически отнесся к возможности развития науки и образования в одном министерстве. Я выступил оппонентом Патона и сказал, что по-другому они не могут развиваться. К сожалению, с тех пор ничего не изменилось — время упущено.

— А разве то, что происходило в науке и образовании, вообще можно назвать развитием?

— В том-то и дело! У меня есть идея объединения с определенными академическими институтами. По крайней мере, с Институтом литературы мы могли бы это сделать довольно просто. Почти вся наша кафедра (имеющая достаточно высокий уровень преподавания) прошла через Институт литературы. Но на практике осуществить это нелегко. Необходимо политическое решение. Возможно, в рамках эксперимента по автономизации университетов попробуем сделать нечто подобное. Здесь могут быть разные подходы. Например, с одним академическим институтом мы уже создали общую кафедру. Хотя и это — на границе законности. Но я пошел на нарушение, поскольку именно в этом вижу большую перспективу.

Полезно, когда мощный академический институт работает с молодыми людьми. В этом огромная перспектива!..

— Вы имеете в виду исключительно литературные кафедры и институты?..

— Нет, в данном случае я говорил о факультете информатики. Именно в этой области мы создали общую кафедру. Считаю, что за таким объединением — большое будущее. Если же наука и образование будут развиваться отдельно друг от друга, ничего хорошего из этого не выйдет. Мир это прошел. Нет смысла изобретать велосипед...

От экспериментов с автономией жду осознания, каким образом наиболее эффективно развивать науку в стенах вузов. Все это позволит повысить ответственность университета за качество работы по всем направлениям. Если мы будем иметь право формировать учебные планы, то будем и заботиться о повышении качества обучения. Пока же чиновники определяют, какие курсы читать студентам.

Следовательно, автономность означает существенное повышение ответственности, ибо только тогда, когда наши выпускники будут положительно восприниматься работодателем, это будет означать, что мы все сделали правильно. Если нет, то такому учреждению нельзя предоставлять автономию.

Второе — мы должны иметь право определять, кому даем звание доктора или профессора. Не нужны согласительные рамки — этого нет нигде в мире. Университет должен отвечать за звание, которое он дает. Если он ошибается, его нужно расформировывать и лишать автономии...

В общем, вопросов много. Проще всего сказать — существующая система идеальна, она лучшая в мире и будем ее консервировать. Сложнее — сохранить лучшее и добавить к нему достижения человечества. Для этого необходимо вести конструктивный диалог.

Конечно, теоретизировать легче, а на практике могут возникнуть отнюдь не тривиальные вопросы. Их нужно будет решать, ведь от эксперимента восьми вузов, возможно, зависит дальнейшее развитие всего нашего государства на пути к высшим интеллектуальным достижениям.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно