Из государственного — в миноритарный: практика трансфигурации украинского языка

13 августа, 2010, 15:06 Распечатать

Что такое вообще «региональный язык»? Такого термина нет в Конституции Украины (там упоминаются только «государственный язык» и «языки национальных меньшинств»)...

Депутат городского совета Попадопулос ехал домой по улице Филики Этерия. Набожно перекрестился, минуя часовенку, откуда доносилось привычное «Кирие элейсон». Глаз радовали вывески и дорожные указатели, выведенные изящными буквами греческого алфавита. С тех пор как правящая партия всерьез принялась защищать языки национальных меньшинств и добилась предоставления им в регионах высокого статуса, такая картина давно перестала быть экзотикой в их городе, где 10% населения — греки.

Супруга уже ждала; на столе дымился суп авголемоно, из духовки доносились ароматы баранины. Депутат включил телевизор, где отплясывал и распевал Сакис Рувас, развернул местную газету «Симера» («Сегодня»).

В квартиру влетела младшая дочурка, прижимая к груди кипу книг.

— Папа, нам твоя партия в библиотеку классиков завезла, несколько ящиков! Я отхватила себе Аристофана, на завтра на литературу нужно отрывок выучить...

Девочка поставила книги на полку, где Плутарх и Геродот гармонично соседствовали с Марией Матиос и Умберто Эко, переведенными на изысканный новогреческий.

Позвонила старшая дочь. Недавно она блестяще сдала тесты ВНО на новогреческом языке, а теперь без проблем поступила в филиал национального университета, где все курсы читаются на языке ее родителей.

В это время завибрировал мобильник на поясе у депутата.

— Надо ехать, — сказал он, обнимая супругу. — На главной площади — награждение победителей всеукраинских олимпиад по новогреческому языку и литературе. Наша партия подарит детям путевки в греческоязычный лагерь в Крыму. Кстати, вечером в кино новый блокбастер — конечно, дублированный на новогреческом. Я взял для нас приглашение…

…Возле памятника Александру Ипсиланти помощники депутата выгружали ящики с книгами…

Фантастика? Да. Почему же не верится, что подобная картина может стать реальностью для украинских греков (молдаван, румын, гагаузов и др.), коль уж наша власть так целеустремленно и последовательно заботится о языковых правах национальных меньшинств? Возможно, потому, что доселе Партия регионов особо пеклась о развитии только одного языка. Отнюдь не гагаузского. И перед каждыми выборами ее представители радовали народ обещаниями о предоставлении этому языку статуса второго государственного. Или, по крайней мере, регионального.

Что такое вообще «региональный язык»? Такого термина нет в Конституции Украины (там упоминаются только «государственный язык» и «языки национальных меньшинств»). Зато есть в Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, не слишком удачный перевод которой ратифицирован (с рядом оговорок) в нашем государстве.

Пояснительная записка к хартии трактует regional languages как используемые на определенной территории государства, в рамках которой люди, говорящие на этом языке, могут составлять большинство граждан.

Термин minority languages («миноритарные языки») у нас не совсем адекватно переведен как «языки меньшинств». Хотя на самом деле речь идет не о языках национальных меньшинств в целом, а о языках, на которых на данной территории говорит очень мало людей — из-за чего им грозит исчезновение. Ряд мер, которые могут быть направлены на поддержку и развитие таких языков, на поощрение их использования в общественной жизни, перечислены в хартии. Однако ни одно из положений хартии не дает оснований для признания за определенным языком того или иного статуса в государстве. Этот вопрос должен решаться специальными законами.

Несмотря на это, именно к указанной хартии и Конституции Украины апеллировали пять областных и пять городских советов, которые во время политического кризиса 2007 г. самовольно приняли решение о предоставлении на своих территориях русскому языку статуса регионального. Тем временем представители В.Януковича требовали от президента В.Ющенко принять новую редакцию перевода хартии, более благоприятную для изменения статуса русского языка.

Тогда Минюст пришел к выводу, что местные советы превысили свои полномочия, поскольку языковые вопросы имеют общегосударственное значение и находятся вне их компетенции. Это несоответствие ПР пыталась разрешить, подав на рассмотрение в Верховную Раду проект закона Украины «О региональных языках и языках меньшинств» (автор — Вадим Колесниченко). Закон предоставлял органам местного самоуправления право присваивать статус региональных или языков меньшинств языкам, распространенным на территории соответствующих административно-территориальных единиц. Но в конце
2007 г. законопроект был «похоронен» после первого же чтения, ввиду несоответствия... все тем же Конституции и Европейской хартии. Ведь, согласно последней, территория распространения регионального или миноритарного языка, сложившаяся исторически, может не совпадать с существующим ныне административно-территориальным делением, к которому привязана система органов местного самоуправления.

Однако летом с.г. законопроект благополучно «воскрес» в Верховной Раде. Интересно, что от лица Министерства образования и науки Украины законопроекту «дала добро» новый замминистра Ирина Зайцева, в прошлом — преподаватель русского языка и литературы, ныне — ярая сторонница идеи предоставления русскому языку статуса второго государственного. Как объяснил В.Колесниченко, органы местного самоуправления могут признать язык региональным, если на нем говорят 10% населения административно-территориальной единицы, а также если с подобной инициативой выступят 10% депутатов местного совета. «После принятия законопроекта русский язык будет активнее представлен в Крыму, Харьковской, Херсонской, Запорожской, Одесской, Черкасской, Черновицкой и Донецкой областях», — подчеркнул автор законопроекта.

«Второе рождение» законопроекта В.Колесниченко гармонично вписывается в контекст языковой политики новой власти. Напомним, как развивались события в последнее время.

Под занавес своего правления президент В.Ющенко своим указом утвердил Концепцию государственной языковой политики Украины. В соответствии с ней, украинский язык утверждается в качестве государственного во всех сферах жизни на всей территории Украины. Владение государственным языком в объеме, необходимом для общения, является непременным условием обретения гражданства Украины. Украинский язык должны использовать в официальном общении и делопроизводстве представители государственной власти и органов местного самоуправления, в учебном процессе — учебные заведения. Среди приоритетов программы — создание надлежащей законодательной базы для государственной поддержки книгоиздания, СМИ, песенной продукции на украинском языке и языках национальных меньшинств; развитие украинского сегмента Интернета; обеспечение научно обоснованного нормирования и усовершенствования украинского языка и т.п. Финансирование мер по реализации концепции должно осуществляться за счет средств государственного и местных бюджетов, других не запрещенных законодательством источников.

Вместе с тем речь шла и о создании условий для изучения гражданами Украины языков международного общения, развитии языков национальных меньшинств. А также четко прописано, что «публичное унижение или пренебрежение, умышленное искажение украинского или других языков в официальных документах и текстах, создание препятствий и ограничений в их использовании, проповедование вражды на языковой почве влекут за собой ответственность, установленную законом».

Чем-то эта концепция не полюбилась Дмитрию Табачнику. После прихода бело-синей власти он недвусмысленно намекал новому президенту, что документ его предшественника стоило бы отменить. Однако В.Янукович оставил его в неприкосновенности. Понимал, очевидно, что такой шаг будет слишком резким.

По установившейся традиции, на концепцию решили просто закрыть глаза. И в принятой 20 мая с.г. Государственной программе экономического и социального развития Украины на 2010 год не было ни слова о необходимости развития украинского языка и украинской культуры. Верховная Рада последовательно отклоняла ряд инициатив по этому поводу.

Вместе с тем ПР разработала проект закона «О языках Украины» (автор — Александр Ефремов). Хотя в законопроекте указывалось, что украинский язык обязательно будет применяться на всей территории страны при осуществлении полномочий органами власти, в учебном процессе, одна коварная фраза переворачивала вверх ногами все содержание документа: «обязательность употребления государственного языка или содействие его использованию в той или иной сфере общественной жизни не должны толковаться как отрицание или ограничение права на использование региональных языков в этой сфере». По мнению Д.Ковриженко (см. его статью «К некоторым вопросам языковедения», «ЗН», №20, 2010 г.), таким образом региональным языкам фактически предоставляется приоритет в использовании в общественной жизни. Ведь любые попытки расширить сферу применения государственного языка могут истолковываться как «ограничение права на использование региональных языков».

Следует отметить, что ряд статей законопроекта были неприкрыто направлены на поддержку исключительно русского языка. В частности, согласно ст. 20, русский язык в обязательном порядке должны изучать в школах.

«Закон снимет многие вопросы, включая языковые проблемы в образовании и кино. Он введет обязательное требование — спрашивать студентов и родителей учеников, на каком языке они хотят обучаться. Русский язык вернется и в суды», — утверждала «регионалка» Елена Бондаренко.

Между тем силами своей «епархии» за поддержку нацменьшинств лихо взялся новый министр образования и науки Д.Табачник. В частности, в мае он пообещал, что в этом году за бюджетные средства будут впервые изданы учебники на всех языках меньшинств. Ныне, в конце лета, трезво оценивая уровень финансирования сферы образования, можно заключить, что обещание было популистским. Зато нашлись средства, чтобы перевести на шесть языков меньшинств тесты ВНО. Эдакая контрпозиция к приказу предыдущего министра, согласно которому ВНО должно проводиться исключительно на государственном языке.

Озаботился Д.Табачник и коррекцией школьного курса зарубежной литературы. Но при этом почему-то «забыл» о литературе всех национальных меньшинств, кроме русской. Вначале он называл сращение курса русской литературы с зарубежной «искусственным» и призывал вновь разъединить их, позже выразил желание переименовать курс зарубежной литературы во «всемирную», три четверти в котором будут занимать русские произведения на языке оригинала. Даже подчеркнул, что «возвращение русской литературы на языке оригинала — первостепенная задача министерства».

Вместе с тем Д.Табачник отменил госэкзамен по украинскому языку для бакалавров и младших специалистов. А недавно «зарубил» еще одно решение предыдущего правительства — отменил обязательный экзамен по украинскому языку (по профессиональному направлению) при поступлении в аспирантуру и как составляющую кандминимума. Эти действия уже не обоснуешь заботой о правах меньшинств, поэтому была найдена другая формулировка — «учитывая предложения вузов и с целью оптимизации финансовых расходов высших учебных заведений во время организации государственной аттестации»...

А тем временем президент подписал новый закон о судоустройстве, согласно которому разрешается использование «региональных языков» в судах. Опять-таки, опираясь на Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств. Ныне судебные процессы должны вестись на государственном языке, равно как и документация, только услуги переводчика в судебном процессе теперь финансируются из бюджета. Однако в пунктах хартии прописано, что по желанию какой-либо из сторон процесса можно обязать суд вести заседание на удобном для
нее языке. По мнению бютовца
С.Власенко, возглавляющего комитет ВР по правосудию, если хартия у нас будет ратифицирована полностью, это может привести к искусственным притеснениям украинского языка в судах в пользу других языков...

* * *

Нынешние власть имущие — люди не глупые. Поэтому не станут прибегать к притеснениям и репрессиям в отношении украинского языка. Как бы ни относились к нему в душе. Напротив — будут всячески подчеркивать значение государственного языка. Ведь это ничуть не помешает параллельно воплощать утонченную, но подрывную стратегию, суть которой заключается в размывании значения государственного языка среди равнопривлекательных альтернатив.

Дабы проиллюстрировать, о чем идет речь, предлагаем вниманию заинтересованных политических и общественных деятелей 10 шагов по изменению государственного языка путем естественного отбора. Инструкция составлена из рецептов разных исторических эпох.

1. Упаси Боже что-либо запрещать! Элементарный закон психологии: чтобы человеку сильно чего-то захотелось, ему нужно это запретить.

2. Всячески поддерживать развитие языков национальных меньшинств, а наиболее употребимые уравнять в статусе с государственным. Для этого принять ряд законодательных актов, которые можно трактовать по-разному (может, противоречит Конституции, а может, и нет...).

3. Следить, чтобы в законодательстве, даже случайно, не появилось какое-либо преимущество для владеющих государственным языком.

4. Разрешить ведение государственной и деловой документации, употребление в устной речи чиновников всех уровней любых удобных языков, распространенных в данной местности; разрешить писать на этих языках названия улиц, государственных учреждений и различных организаций.

5. Увеличить количество школ с преподаванием на распространенных в регионах языках. Язык преподавания — по желанию родителей учеников. Часть уроков государственного языка и литературы сделать выборочными, предложив школьникам и их родителям альтернативу в виде иностранных языков, информатики, психологии и других дисциплин.

6. Сделать необязательными/выборочными большинство экзаменов по государственному языку. Разрешить сдавать экзамены по разным дисциплинам, защищать научные работы на любом удобном для преподавателей и студентов языке.

7. Повысить зарплату учителям языка и литературы, кроме, конечно, государственного.

8. Поддерживать отечественное книгоиздание, кинематограф, различные области искусства, отдавая предпочтение наиболее пресным, фальшивым, шароварно-патриотическим произведениям и проектам. Обязать переводить зарубежные фильмы и книги на государственный язык, причем установить такие сроки выполнения работы, чтобы сделать ее качественно не было ни малейшей возможности. Привлечь к выполнению голодных студентов-первокурсников с технических и естественно-научных факультетов, оплачивать их работу так, чтобы больше никому не захотелось подключиться. Агрессивно навязывать эти «продукты» как исконно наше.

9. Дать зеленую улицу альтернативным культурным продуктам, качественным и «вкусным», выполненным на других понятных большинству языках.

10. Сделать моду на отечественное предметом иронии, признаком культурной отсталости. Подать под соусом движения к европейскости и глобальности.

Облегчает выполнение данной инструкции тот факт, что некоторые из пунктов уже «запущены в производство». Если воплощать эти шаги постепенно, умело нажимая на рычаги «необязательности» и «альтернативности», в конце концов останется только развести руками: мол, это вообще не мы, это люди сами захотели...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно