Игорь Ликарчук: «Заявления о том, что наша школа работает неудовлетворительно, результаты тестирования не подтвердили» - Образование - zn.ua

Игорь Ликарчук: «Заявления о том, что наша школа работает неудовлетворительно, результаты тестирования не подтвердили»

6 июня, 2008, 12:42 Распечатать

Закончилась основная сессия внешнего независимого оценивания. Подвести предварительные итоги ВНО-2008 мы попросили директора Украинского центра оценивания качества образования (УЦОКО) Игоря Ликарчука.

Закончилась основная сессия внешнего независимого оценивания. 5 июня истек срок регистрации желающих принять участие в дополнительной сессии. Однако получение сертификатов — еще полдела. Самая большая нервотрепка для поступающих и их родителей впереди — ведь теперь слово за приемными комиссиями вузов.

Подвести предварительные итоги ВНО-2008 мы попросили директора Украинского центра оценивания качества образования (УЦОКО) Игоря ЛИКАРЧУКА.

— Мои выводы пока, в основном, продиктованы эмоциями — обстоятельный анализ полученных результатов еще впереди, — отметил Игорь Леонидович. — Первый: несмотря на разные коллизии и политические инсинуации, на жесткое — теперь могу говорить об этом откровенно — сопротивление определенных сил, на невосприятие идеи ВНО многими представителями ректорского корпуса, другими руководителями учебных заведений, родителями, внешнее оценива­ние состоялось. Для будущего Ук­раи­ны — это событие исключительной важности. Мы доказали: если консолидировать усилия, четко отработать технологию и процедуру, мобилизовать на выполнение этой задачи большое количество людей, — успеха можно добиться.

Второй вывод, напрашивающийся сегодня: заявления о том, что наша школа работает неудовлетворительно, не подтвердились результатами тестирования. Практически по всем предметам только восемь-девять процентов выпускников не преодолели условный проходной барьер, а по математике — всего пять процентов. Более половины учеников показали результат выше среднего. У относительно большого процента детей — максимальные результаты, что для нас несколько неожиданно. Подтвердилось мое давнее и глубокое убеждение: хорошо, если в общеобразовательной школе дорогие компьютеры и мебель, но намного важнее, чтобы был учитель, способный научить, и ученик, желающий учиться. И когда эти два фактора сочетаются, обязательно будет результат. Где-то у 70% участников тестирования баллы в сертификате подтвердились оценками, полученными в школе.

Третий вывод. Опять-таки, вопреки всем мрачным пророчествам, мы не зафиксировали большой разницы в знаниях сельских и городских учеников. Она, конечно, есть, но не настолько критическая, чтобы делать из этого национальную трагедию. Я всегда говорил: в сельской школе сокрыт огромный образовательный потенциал, просто далеко не все способны его разглядеть и понять. Знаю, есть много школ, преимущественно сельских, в которых ни один ученик не принял участия во внешнем оценивании. Просто не захотели. Но те, кто принял, показали результаты не хуже, чем у городских ровесников.

Еще один момент. Руководители вузов переживали, что не смогут укомплектовать группы. Одно издание писало: ректоры технических университетов обеспокоены тем, что с сертификатами в учебные заведения придет гораздо меньше молодежи, чем нужно по плану приема. Знаете, это очень странно звучит: принимать в университет не тех, кто хочет получить высшее образование, а по плану. Это девальвация высшего образования. Я могу сказать всем ректорам: только девять процентов, то есть 40 тысяч тех, кто писал тесты по украинскому языку, не преодолели проходной барьер. База для комплектации «по плану» у вузов есть. Но готовы ли все высшие учебные заведения честно провести вступительную кампанию по результатам внешнего оценивания? Ведь, судя по информации, доходящей до нас, о честности, справедливости и прозрачности можно говорить далеко не во всех случаях.

И последний вывод мы делаем для себя: в системе внешнего оценивания еще многое нужно совершенствовать. Но все это требует глубокого анализа, и немедленного: с 1 августа начинается подготовка к ВНО-2009.

— Есть ли статистика по выпускникам прошлых лет: какие результаты они показали по сравнению с выпускниками этого года?

— Нас не интересует такая статистика. Нас уговаривали отменить тесты для поступающих на заочную форму обучения или разрабо­тать для них облегченный вариант. Выпускникам прошлых лет дать более простые тесты... А как же равные условия доступа к высшему образованию? Недавно журналисты спрашивали, сколько человек старше 60 лет проходили тестирование. Но нас это не интересует! Нас не интересует, кто отец, кто мать, какие доходы в семье, где они живут, где работают, какие у них удостоверения, депутатские или правительственные. Интересует только одно: какие результаты показал тестируемый. В этом, очевидно, и заключается равный доступ.

Вот нас упрекают в том, что мы не подсчитали, сколько детей-сирот пришло на тестирование, а сколько — нет. А почему я должен думать, что тот, кто не пришел, хотел прийти? Мы всем желающим предоставили возможность стать студентами, даже продлили регистрацию. Но разве мы обязаны были бегать за всеми и уговаривать прийти на тестирование?

— По поводу каких моментов, связанных с тестированием, возникало больше всего вопросов, недоразумений?

— Думаю, вопросы будут всегда. Но нередко создается впечатление, будто люди ждут, чтобы им разжевывали элементарные вещи, а может — еще и все за них сделали. Вот у нас три-четыре тысячи юношей и девушек зарегистрировались, но приглашение получить не пришли. Возмущаются: «А почему вы нам их не принесли?» Хотя всех предупреждали: люди добрые, придите, заберите. Только что мне звонили из Харькова: почти три тысячи сертификатов лежат на пункте регистрации, их до сих пор не забрали выпускники предыдущих лет. Тоже чего-то ждут? Участники внешнего оценивания приходили на пункт тестирования без паспорта, с ручкой с чернилами синего или зеленого цвета. Говорим: «Но ведь в приглашении все четко написано». — «А мы не читали». Жалуются, что не могут понять: почему по 12-балльной шкале у него и у соседа одинаковые оценки, а по 100-балльной — разные? Но ведь мы каждому дали книжечку, в которой четко все объясняется...

Одна мама где-то узнала номер моего мобильного, звонит и гневно заявляет: «Мой сын не попал на тестирование по математике, ведь это же нужно было под дождем из Печерского района ехать в Голосеевский, вы обязаны ему назначить дополнительное тестирование!» Ну как можно такое серьезно воспринимать? Или вот читаем пространное письмо одиннадцатиклассницы из Днепропетровска о том, что в заданиях нашего теста по украинскому языку и литературе — ошибки. А наши сотрудники — специалисты по языку и литературе — автоматически отмечают ошибки в ее письме. Даем разъяснение, что наших ошибок она увидеть не могла, поскольку их нет, но нам досадно, что она столько сделала. Видели бы вы, какое гневное письмо прислал нам отец этой ученицы! Таких примеров можно привести немало.

Конечно, общество должно адаптироваться к системе тестирования, а система — к обществу. Не подстроиться, а именно адаптироваться. На сегодняшний день нам подали около 700 апелляций — на фоне общего количества тестовых работ это смешная цифра. Но пусть будет даже семь тысяч — мы их все рассмотрим, на все отреагируем. Если проблемы касаются открытых вопросов — дадим еще раз проверить работы, уже другим людям. Не думаю, что результаты будут сильно отличаться. Но через это тоже нужно пройти. Слишком часто наших людей обманывали, вот они и не верят, что может быть по-честному.

— Что будет изменено в системе ВНО в следующем году?

— Сейчас готовим предложения. Хотели бы, в частности, чтобы предметов, по которым проводится внешнее оценивание, было значительно меньше. А для этого нужно унифицировать перечень вступительных экзаменов. Хотели бы, чтобы меньше недовольства вызывало время проведения внешнего оценивания, — а для этого, очевидно, нужно пересмотреть сроки окончания учебного года в школах. Хотели бы, чтобы ВНО вписалось в структуру работы вузов, — хотим привлечь больше университетских сотрудников к его проведению. А для этого нужно пересмотреть некоторые положения о работе этих заведений. Уже понятно, что ВНО-2009 не обойдется без тестирования по иностранным языкам. Это очень непросто, но мы к этому готовимся. Кроме того, нужно перестраивать структуру внешнего оценивания. Девяти региональных центров сегодня недостаточно, свой центр должен быть в каждой области. И подобных вопросов много. Мы очень хотим, чтобы в ближайшие несколько недель министр образования и науки подписал приказ, определяющий, какой будет кампания ВНО в 2009 году.

— Должен ли УЦОКО в дальнейшем стать абсолютно независимым от МОН?

— Не скажу, что ощущаю большую зависимость от министерства. Она есть только в двух вопросах: финансирование у нас осуществляется через МОН, и мы организационно связаны с органами управления образованием и с вузами, потому что без них довольно-таки беспомощны. Ни один министерский работник не влиял на содержание тестов, не диктовал, как проводить тестирование, как подсчитывать результаты. МОН утверждало программу — и все. Во время ВНО министр посещал пункты тестирования как общественный наблюдатель. Вместе мы объездили более 15 пунктов. Он не вмешивался в процесс, даже не заходил в аудитории, но ему важно было удостовериться, что все идет по плану... Вообще-то я не являюсь сторонником абсолютной автономии. Если работа будет осуществляться в таком режиме, как сейчас, не вижу острой необходимости говорить об отделении УЦОКО.

— Как правильно отметил г-н Альгирдас Забулионис в интервью «ЗН», результаты тестирования — только информация, которую вузы должны правильно использовать. Но, например, у нас нигде не прописано, что университет обязан принимать только лучших из лучших по рейтингу. Фактически он может принять кого угодно, лишь бы принес сертификат…

— Это очень сложный вопрос. Он волнует не только меня, но и Минобразования, общественность, абитуриентов. Я мог бы сказать, что наше дело — выдать сертификаты, а дальнейшее нас мало касается. Однако вижу, что ситуация сегодня очень непростая. Смотрите: условиями приема запрещено проводить вступительные экзамены. Однако многие учебные заведения провели так называемые олимпиады и участникам пообещали, что по результатам этих олимпиад они станут студентами. Или давняя история с подготовительными отделениями. Это же скрытая форма поступления за плату! Я не боюсь этого говорить, потому что к нам стекается информация. Люди, не зная, куда обращаться, пишут нам, что им прямо заявили в приемной комиссии: «Если вы не учились на подготовительном отделении, не заплатили за это деньги, у вас нет ни малейшего шанса попасть в наш вуз».

МОН готовит ряд мероприятий, чтобы вступительная кампания была проведена с соблюдением условий приема. На мой взгляд, справедливое поступление обеспечат три основных фактора. Во-первых, единая для всех процедура зачисления по результатам ВНО. Во-вторых, эта процедура должна быть абсолютно открытой. Если в университет пришло десять абитуриентов с одинаковым количеством баллов в сертификате, каждый из них должен четко знать, почему одного приняли, а другого — нет. Основания должны быть весомыми и объективными. И третий фактор — каждый абитуриент имеет право бороться за место, соответствующее его рейтингу. Это раньше он шел на вступительные экзамены и так трясся за свою оценку, что держал язык за зубами и лишнее слово боялся сказать. Взяли — и хорошо. Сегодня поступающий придет в приемную комиссию с готовой оценкой, доставшейся тяжким трудом. Уступать набравшему меньше баллов вряд ли кто-то захочет. Не исключены судебные иски, многие решения приемных комиссий будут обжалованы.

— Представим такую ситуацию: на физический факультет университета приносят сертификаты два абитуриента. Один точно знает, что хочет связать жизнь с физикой, глубоко изучал ее в школе, но с украинским языком у него — так себе. Второй — зубрилка-отличник, которому все равно, куда поступать, однако у него такой же результат по физике и лучший — по языку. Соответственно, берут второго. Не слишком ли механическое зачисление по сертификатам? Ведь мотивация у абитуриентов разная.

— Считаю, что нужно ориентироваться исключительно на результаты ВНО. Если мы начнем практиковать какие-то дополнительные творческие конкурсы, собеседования, чего очень хотят вузы... Я далеко не наивный человек и понимаю, что речь идет не только об отборе наиболее талантливых. Если мы вернемся на этот путь, на идее ВНО можно ставить крест. Почему во многих странах мира такие центры, как наш, даже выдают направление в конкретный (по выбору абитуриента) вуз? Да потому, что там давно поняли: лучше обеспечить всем равный доступ к высшему образованию, чем играть в профессиональный отбор, скрывая под этим совсем иное. Результат лучше в первом случае.

А вообще, скажу я вам, сочетания отличных отметок по языку, истории и математике или физики крайне мало. То есть, определенные склонности тест показывает. А каждое учебное заведение должно определить тот или иной профильный предмет и смотреть в первую очередь на результаты по нему.

— Но творческие конкурсы все равно проводятся. А некоторые вузы, ранее проводившие у себя тестирование, проводят его и в этом году, несмотря на ВНО. Не противоречит ли это условиям поступления?

— Давайте дождемся начала вступительной кампании. Мы сегодня, к сожалению, больше пользуемся информацией, полученной случайно, или искаженной. Думаю, поступление в вузы в этом году будет проходить в совершенно ином порядке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно