Грязная метка

12 июня, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №21, 12 июня-19 июня

И хотя на выборах в Национальное агентство по обеспечению качества высшего образования не было ни фальсификаций, ни нарушений — ничего, что заставило бы усомниться в подлинности результатов, приверженцы реформ называют их контрреволюцией. Оплеухой. Почему? Потому что в состав НАОКВО попали сразу три чиновника из прошлого.

 

О СКАНДАЛЬНЫХ ВЫБОРАХ В НАЦИОНАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ КАЧЕСТВА ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

 Новый закон о высшем образовании имеет шанс заработать на полную мощность. Ведь впервые в нашей стране будет создан высший независимый коллегиальный орган, ответственный за оценивание и обеспечение качества высшего образования — Национальное агентство по обеспечению качества высшего образования (далее — НАОКВО). 

Новая независимая структура должна перекрыть коррупционные схемы, связанные с защитой диссертаций, выдачей жизненно важных для вузов документов (лицензий, аккредитации), присвоением статуса "национального" или "исследовательского" со всеми вытекающими из этого преференциями. Фактически агентство будет отдельным министерством с самыми широкими полномочиями.

По закону в его состав должны войти 25 экспертов: 13 представителей высших учебных заведений (девять — от вузов государственной формы собственности, один — от коммунальной, три — от частной), два представителя от студентов, три — от объединений организаций работодателей, два — от НАН и по одному от отраслевых академий наук.

"Такой вид партнерства между властью и академическим сообществом позволит стране осуществить самые смелые и важные преобразования" — сказал о Нацагентстве "отец" законопроекта о высшем образовании ректор НТУ "КПИ" Михаил Згуровский.

Да, создания НАОКВО очень ждали. И те, кто хотел реформ, и те, кто их боялся. Чтобы организовать выборы, были специально созваны четыре съезда: вузов государственной, частной, коммунальной форм собственности и студенческих организаций

Но особенно пристальное внимание вызвал съезд высших учебных заведений. По нескольким причинам. Во-первых, квота государственных вузов в НАОКВО самая большая, и их сотрудники составляют большинство в академической среде. Во-вторых, эти вузы существуют на наши с вами налоги. Мы устали слушать о коррупции, низком качестве образования, плагиате, недосягаемых международных рейтингах. Хочется понимать — готово ли вузовское сообщество к тому, чтобы жить по-другому? Или же оно ограничится имитацией изменений? 

И вот, наконец, выборы состоялись. Путем рейтингового тайного голосования из почти 90 кандидатов представители государственных вузов избрали девятерых. Участвовали в голосовании 617 делегатов. Каждый из них мог отметить в своем бюллетене до девяти кандидатов. 

По результатам выборов в состав Национального агентства вошли: Юрий Дудник (КНУСА) — 416 голосов, Виктор Бондаренко (НПУ им. М.Драгоманова) — 357, Петр Лакида (НУБиП) — 247, Сергей Выжва (КНУ им. Т.Шевченко) — 236, Игорь Чугунов (КНТЭУ) — 229, Владимир Медведев

(Национальный университет обороны им. И.Черняховского) — 214, Александр Волосовец (Министерство здравоохранения) —182, Иван Назаров (Национальный юридический университет им. Ярослава Мудрого) — 179, Сергей Храпатый (Секретариат КМУ) — 162. 

И хотя на выборах не было ни фальсификаций, ни нарушений — ничего, что заставило бы усомниться в подлинности результатов, приверженцы реформ называют их контрреволюцией. Оплеухой. Почему? Потому что в состав НАОКВО попали сразу три чиновника из прошлого. 

Это бывший глава ДАК Виктор Бондаренко. При Д.Табачнике именно он занимался "коррупциогенными" вопросами, которые будут теперь в компетенции Независимого агентства. Из МОН чиновник ушел только благодаря люстрации. Теперь он заведует кафедрой культурологии в НПУ им. Драгоманова. 

Вместе с бывшим главой ДАК в Нацагентство избран Юрий Дудник, люстрированный экс-заместитель председателя Государственной инспекции учебных заведений. Эту грозную структуру в вузовской среде считали абсолютным оружием Д.Табачника. Сейчас чиновник работает в двух вузах — КНУСА (его ректор — бывший заместитель Табачника П.Куликов, скандально известный тем, что называл протестующих против шефа студентов "быдлом") и по совместительству в НПУ им. Драгоманова (на той же кафедре, где числился заместитель Табачника Е.Сулима. Последний был уволен под давлением студентов). 

Перед началом голосования президент Национального университета "Киево-Могилянская академия" Андрей Мелешевич внес предложение снять с выборов кандидатуры двоих люстрированных чиновников. Его не поддержали. 

Третий член Нацагентства, работавший с Табачником, — Сергей Храпатый. В 2011–
2014 гг. он возглавлял отдел гуманитарного образования департамента высшего образования МОН. Широкая общественность знает о нем мало. Разве что слышала о выступлении чиновника на конференции в КПИ, где речь шла о "скотах-историках" и о том, как правильно понимать и преподавать украинскую историю.

Сейчас С.Храпатый уже не работает в Минобразования. Он сотрудник секретариата Кабмина — главный специалист отдела по вопросам образования и науки, молодежи и спорта департамента гуманитарной политики (ответственный за вопросы высшего образования). По совместительству — доцент кафедры в КНУ им. Шевченко. Совсем недавно, в 2015-м, С.Храпатый стал доктором физико-математических наук. 

Из-за чего шум? Казалось бы, трое из девяти избранных — это не много. Но все дело в том, что у двоих из них — самый высокий рейтинг. А значит, есть шансы возглавить Национальное агентство. Кроме того, популярность этих кандидатов ярко свидетельствует о том, что самый большой сегмент академической среды в большинстве своем не хочет изменений.

Голосование было оплеухой и потому, что самого скандального кандидата в члены Нацагентства, Виктора Бондаренко, внес в списки претендентов НТУ "КПИ". Вуз, которым уже много лет руководит реформатор Михаил Згуровский, один из авторов закона о высшем образовании. Приняли резолюцию о поддержке экс-чиновника и несколько других учебных заведений, но внес именно КПИ

Формально Михаил Захарович ни при чем. Да, он председатель ученого совета КПИ. Да, ученый совет поддержал Бондаренко. Но под протоколом стоит подпись заместителя председателя ученого совета — первого проректора вуза, а не Згуровского. Однако вряд ли человек, который руководит университетом столько лет, не подозревал о решении родного вуза. 

Зачем Михаилу Згуровскому, имевшему до сих пор имидж реформатора, такие репутационные риски? Над этим ломают голову многие. Может быть, это была просьба весьма влиятельных людей, которым невозможно отказать (все-таки В.Бондаренко имеет довольно близкие связи, и не только среди нынешней оппозиции)? А может, это "зуб" на МОН?

В связи с последним предположением вспоминаются несколько событий. Первое — отмена многолетней монополии ЧАО "НИИ "ПИТ" на изготовление дипломов о высшем образовании. Ведь один из акционеров этой фирмы — М.Згуровский

Второе событие — принятие нового перечня специальностей. Старый достался нам в наследство от Советского Союза. Новый перечень близок к международной классификации и потому более короткий. Он может привести к оптимизации структуры вузов, а значит — к уменьшению их финансирования. 

"Мы не можем терять подготовку кадров ни в одной отрасли. Поэтому предлагаем привести к новым стандартам широкие сферы… Но сами отрасли, по крайней мере в инженерии, оставить в соответствии с существующими в промышленности Украины", — комментировал "Сегодня" ректор КПИ Михаил Згуровский во время обсуждения нового перечня. 

Итак, результаты выборов удивили. Но еще больше удивило другое — почему они стали возможными?

Наиболее популярная, активно обсуждаемая версия — сговор ректоров. Конечно, доказательств этого нет. Оно и понятно — если подобные вещи имеют место, они не афишируются. Что говорит в пользу этой версии? 

Кандидатов в Нацагентство выдвигали ученые советы вузов. Они же решали, кого из кандидатов, выдвинутых другими учебными заведениями, готовы поддержать. Учеными советами неофициально (а чаще — официально) руководят ректоры. Достаточно посмотреть выписки из протоколов заседаний, опубликованные оргкомитетом съезда, чтобы почувствовать удивительное единодушие: чаще всего решения о том, кого именно из кандидатов поддерживать на выборах, принимались единогласно. 

По протоколам заседаний ученых советов видно, что кандидатуру В.Бондаренко официально поддержали (кроме КПИ) только три учебных заведения. Ю.Дудника — три, С.Храпатого — два. И вдруг при голосовании они получили много голосов. Для сравнения: в поддержку Петра Лакиды высказались официально 25 учебных заведений, за Медведева — 14. Но у этих кандидатов по результатам голосования намного меньше голосов, чем у люстрированных чиновников. У кандидата в члены НАОКО Андрея Шевцова — 11 протоколов поддержки, но он почему-то "пролетел".

Как рассказывают сразу несколько информированных источников, накануне выборов
г-н Бондаренко ездил по университетам и убеждал руководителей голосовать за него. Думаю, при желании экс-чиновник мог найти веские аргументы. Во-первых, в силу своей прошлой должности он знает всех как облупленных: где, что и как присуждалось, выдавалось, разрешалось. Может быть, и не всегда законно… А во-вторых, для многих ректоров будет проще воспользоваться старыми схемами, договориться с будущими "независимыми экспертами", чем жить по-новому (это хлопотно и не факт, что выгодно). И потом, кто знает, вдруг старые кадры действительно все порешали, придут в агентство и припомнят несговорчивым отказ. А ведь у НАОКВО такие большие полномочия, о которых экс-подчиненные Табачника даже мечтать не могли. Кстати, в своей предвыборной программе В.Бондаренко послал четкий сигнал старой гвардии: "обязательно принять во внимание, что в состав… экспертных советов (при НАОКВО. — О.О.) должны входить профессионалы со значительным опытом и стажем работы". Профессионалы со стажем — это хорошо. Но не похожа ли эта фраза на обещание: тех, кто работал с нами раньше, не бросим? 

Еще одна версия произошедшего (от оппонентов МОН): ректоры восстали, потому что министерство перед выборами их проигнорировало, а вот другая сторона с ними активно работала. Но ведь агентство — независимая структура, и, наверное, в том, что МОН "не окучивало" руководителей вузов, есть резон. Они сами на своем съезде должны были сделать выбор. А если речь идет о переговорах "вы нам — мы вам", то чем это отличается от действий прежней власти?

"Почему МОН не пришло на съезд? Почему не обратилось с приветствием к его участникам?" — звучат за спиной министерства обвинения. Очевидно, привычка видеть ответственных лиц в президиуме у графина с водой еще необычайно сильна. Всевидящее око, твердая руководящая рука — как без этого? В Минобразования ZN.UA объяснили: не хотели вмешиваться в независимый процесс выборов.

Хотя, конечно, министерство могло бы просто передать формальное обращение к делегатам съезда, чтобы его зачитали с трибуны. На результат оно бы не повлияло, но политес был бы соблюден. Однако рискну предположить, даже если бы Минобразования явилось на съезд в полном составе и обратилось к его участникам в стихах, это никак не повлияло бы на результат выборов. Конфликт назревал давно. МОН периодически критиковало руководство университетов. Не шло на подковерные договоренности. Обещало сократить количество вузов. Да и имплементация закона о высшем образовании давалась нелегко. Создается впечатление, что на выборах в НАОКВО ректоры наглядно показали министерству, где они видели всякие реформы.

Могли ли вузы выдвинуть в Нацагентство менее одиозных фигур, нежели В.Бондаренко? Конечно, могли. Своих, проверенных, надежных. Обеспечить им поддержку, а потом легко, красиво и безболезненно взять НАОКВО. Но поступили по-другому. Может быть, старые кадры — это своеобразная черная метка министерству? 

В заявлении МОН по поводу выборов в НАОКВО сказано: "Люстрация уберегла Виктора Дмитриевича от многочисленных претензий в коррупции". Вот в этом проблема. От претензий в коррупции ничто не должно уберечь. Конечно, доказать коррупционные схемы нелегко. И МОН пытается найти доказательства относительно скомпрометированных чиновников. Но если это не удается, если все сходит с рук, это фактически означает: вы — слабаки, мы — сила.

"У МОН было 99% шансов на успех. Но этого не случилось", — прокомментировал события один из участников съезда. Силен не тот, кто дает выбор. Силен тот, кто жестко нагибает. Это другая ментальность. Другая система координат. И МОН, находясь вне ее, должно это учитывать. А также думать над тем, как построить новую систему координат, создать диалог.

Есть вопросы и к законодательству по выборам членов Нацагентства. Члены рабочей группы, работавшие над законом о высшем образовании, рассказывали ZN.UA, что, выписывая пункты о Нацагентстве, думали больше о свободе, ослаблении безраздельной власти МОН, примеры которой демонстрировала команда Табачника. И, к сожалению, меньше — о системе противовесов и ограничений.

Недавние выборы показали — процедура должна быть выписана более четко. Возможно, с дополнительными требованиями к тем, кто может быть избран в состав Нацагентства. НАОКВО не должно стать реинкарнацией ВАК, заявляют в Министерстве образования. Иначе реформы будут восприняты академическим сообществом как простая смена вывески.

Весьма красноречивая деталь — при выборах членов Нацагентства, призванного стать высшим арбитром в вопросах качества образования, были допущены некоторые нарушения закона. Так, от частных учебных заведений в НАОКВО попал кандидат, занимающий руководящий пост в НАН, что запрещено законом. Несмотря на просьбы оргкомитета, документы, подтверждающие, что претендент не нарушает закон и не занимает руководящей должности, на последнем заседании организаторов предоставлены не были, — заявил руководитель оргкомитета Тарас Фиников. Поэтому, считает он, включение в бюллетени имени этого кандидата можно считать необоснованным. 

Как отмечает в своем заявлении Минобразования, Национальная академия наук Украины, Национальная академия медицинских наук, Национальная академия правовых наук, Национальная академия аграрных наук и Национальная академия искусств вовремя не провели выборы членов Национального агентства или назначили их по решению президиума. 

Есть вопросы и к работодателям. Федерация работодателей, возглавляемая Д.Фирташем, монопольно назначила своих представителей в Нацагентство. Без какого-либо обсуждения, решением президиума. И это является грубым нарушением норм Закона "О высшем образовании". Кстати, именно по квоте работодателей в НАОКВО прошла министр образования и науки оппозиционного правительства Елена Колесникова

Что же дальше? МОН в своем заявлении констатирует: "Министерство образования и науки Украины не может согласиться с результатами проведенных выборов и предложит Кабинету министров Украины и Верховной Раде Украины внести изменения в Закон Украины "О высшем образовании". Эти изменения будут касаться трех тезисов: определения формальных требований к членам Национального агентства, описания процедуры выборов и расширения перечня ассоциаций работодателей Украины, имеющих право делегировать своих представителей. Попутно приносим извинения коллективам, добросовестно подошедшим к выборам членов Национального агентства по обеспечению качества высшего образования, и их избранным представителям. Ваш профессионализм и общественная активность, в конце концов, приведут к победе принципов университетской автономии, достижению баланса между свободой и ответственностью, успешному развитию украинской академической сферы".

Это решительный шаг. И надо понимать, что новые выборы, если они будут, пройдут еще жестче.

 
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 11
Выпуск №27, 13 июля-19 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно