БЕЗРАБОТИЦА ГРОЗИТ НЕКВАЛИФИЦИРОВАННЫМ ЮРИСТАМ

19 октября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №41, 19 октября-26 октября

Мы будем строить правовое государство. Так было сказано еще перед провозглашением государства Украина, и в сказанное верили и авторы лозунга, и все остальные тоже...

Мы будем строить правовое государство. Так было сказано еще перед провозглашением государства Украина, и в сказанное верили и авторы лозунга, и все остальные тоже. Вряд ли кто надеялся, что путь к построению именно такого государства будет столь крут и ухабист. И еще меньше, наверное, задумывались над другими вещами, без которых правовое государство просто невозможно, — скажем, реакцией общества на правовой беспредел в нем, уровнем правовой культуры населения и т.д. Не заботились о необходимом для цивилизованных стран — как качественном, так и количественном — уровне юридического образования. Все эти вопросы приходится ныне решать буквально «на марше», не избегая неминуемых недоразумений и ошибок. Именно как раз над этим размышляет в беседе с нашим корреспондентом декан юридического факультета Киевского национального университета им. Т.Шевченко, заслуженный юрист Украины, академик Академии правовых наук, доктор юридических наук, профессор Владимир АНДРЕЙЦЕВ.

— Чем больше лет государству Украина, тем более обостряется дискуссия о том, каким должно быть отечественное правовое образование. Некоторые считают, что нужно немедленно отбросить прочь все основоположные принципы советской системы подготовки юристов. Некоторые убеждены: советское наследие еще долго будет оставаться надежной основой для подготовки украинских юристов. Как вы считаете, требует ли коренных изменений правовое образование в украинских вузах? Происходят ли эти изменения, и если да, то насколько соответствуют они требованиям независимого демократического государства?

 

— Образование — срез культуры нации, общества. Советская высшая школа имела довольно высокий рейтинг в мире, но вместе с тем считалось, что она готовит специалистов, слишком оторванных от практических нужд повседневной общественной жизни. Юридическое образование не было исключением. Впрочем, оно реализовывалось в довольно ограниченных рамках. В Украине, скажем, специалистов-юристов готовили только юридический институт в Харькове и факультеты университетов в Киеве, Львове, Одессе и со временем еще экономическо-юридический факультет в Донецке. Их выпускники распределялись на работу в правоохранительные органы, юрисконсультами в хозяйственные структуры. И этого хватало.

Сегодня изменились экономические, политические условия и правовая обстановка. Уже никто никому не спускает планов, хоть в государственных вузах до сих пор существует государственный заказ. Но, как прежде модно было говорить, рудименты прошлого дают о себе знать. Продолжает доминировать практика подготовки «универсалов» — на то, дескать, и университеты с академиями, чтобы давать академические знания. Поэтому по-прежнему в отдельных юридических вузах превалирует специализация над прокурорско-следственной, судебной, в меньшей мере — правозащитной деятельностью. Но жизнь изменилось, и она требует приблизить уровень образования к общеобщественным и государственным нуждам и к нуждам конкретного человека. Сегодня потребителями юридической информации выступают очень многие физические и юридические лица, международные организации, совместные предприятия и т.д. Посему должна быть определенная модель, алгоритм подготовки не специалиста вообще, а для дифференцированных сфер применения юридических знаний.

Мы очень серьезно думаем над этим и реализовываем свою модель следующим образом. Три с половиной года даем универсальные знания, то есть, как заведено во всем мире, базовое образование. Это — нормативные курсы, в которых как можно шире и объемнее учитываем законодательство и право, сложившееся до этого времени. Причем не только современное, но и историческое правовое наследие. Ведь разве можно в совершенстве постичь сегодняшнюю систему права, если не видеть ее в развитии, в динамике?

Право — не карающий меч, а прежде всего добро, правда, справедливость, порядок, во главе угла которого — высокая культура и духовность нации. Поэтому юрист должен быть высокодуховным, образованным, интеллигентным человеком. Вот мы и пытаемся максимально влиять на воспитание именно такого специалиста, давая нашим студентам основательное образование, обогащая типичную учебную программу таким набором дисциплин, который вкупе с обязательными шире и разностороннее формируют мировоззренческие, правовые и общечеловеческие особенности нашего выпускника. И это не просто набор дисциплин, а скрупулезно выверенный, взвешенный, просчитанный до часа процесс овладения теоретическим базисом, объединенный с практикой правовой работы.

— А дальше, наверное, специализация?

 

— Ранее наши студенты специализировались, как правило, по таким направлениям: суд, прокуратура, адвокатура, следственная работа, хозяйственное право. Теперь, кроме этого, у нас есть конституционное и финансовое, гражданское и трудовое, земельное и экологическое, обновленное хозяйственное, нотариальное право. И даже энциклопедия права, чего нет нигде, кроме нашего факультета, хотя в ХІХ веке эта дисциплина преподавалась во всех вузах, готовивших юристов, а у нас в свое время была даже кафедра энциклопедии права. Мы модернизировали это направление образования и готовим специалистов, которые, собственно, занимаются вопросами, связанными с возникновением идей, подготовкой, принятием закона, его жизнью, изменениями, дополнениями. Такие специалисты понадобятся в парламенте, Конституционном суде, органах исполнительной власти, готовящих управленческие решения, — ведь они владеют техникой законотворчества.

— Владимир Иванович, а в общем эти нововведения характерны лишь для юрфака столичного университета или же и для системы правовой подготовки во всей высшей школе Украины?

 

— Насколько мне известно, многие учебные заведения, готовящие юристов, до сих пор находятся в прокрустовом ложе типовых учебных программ почти двадцатилетней давности. Киевский университет — национальный вуз, поэтому имеет довольно широкие полномочия (право на эксперимент в том числе). Мы разрабатываем новые учебные планы, а утверждает их не министерство, а ректор. Ведь для воплощения самых лучших планов нужна соответствующая база. На наш взгляд, чтобы качественно подготовить магистров по таким дифференцированным направлениям знаний, необходимо пять с половиной лет учебы. Столько времени наши студенты будут учиться уже с нынешнего учебного года, и мы увидим, насколько правильно все спрогнозировано и спланировано. Ведь такие солидные изменения в учебной программе не происходят одномоментно.

Любому учреждению, даже классическому юридическому вузу, далеко не всегда по силам подготовить таких специалистов. Представьте, сколь мощным должен быть профессорско-преподавательский состав, если только для подготовки каждой специализации для магистров нам пришлось разработать по 11 спецкурсов — всего их 88. Мы справились с этой задачей практически за четыре года только благодаря максимально полному использованию научно-творческого потенциала преподавателей факультета. Кстати, если несколько лет назад у нас было 90 штатных и более 60 совместителей, то за это время университет очень многое сделал для закрепления лучших педагогов, и теперь их в штате 120 (в том числе более 20 докторов наук и почти 60 кандидатов), еще десять работают по совместительству. Бесспорно, такие пропорции дали возможность довольно ритмично, логично и последовательно проводить учебный процесс.

— Пожалуй, ни один другой вуз Украины не сможет соперничать с вашим факультетом по качеству преподавательского корпуса. Но ведь количество учреждений, готовящих юристов в нашей стране, говорят, уже перевалило за двести. И во всех кто-то учится, кто-то учит. Кто и как? Есть ли типовые методические и профессиональные требования к таким вузам? Существует ли в стране система подготовки и повышения квалификации преподавателей юридических вузов? А может, и нет нужды в государственном контроле за деятельностью этих учебных заведений, регулированием количества специалистов, качеством их подготовки? Наконец, может, именно конкуренция частных учебных заведений и государственных вузов и заставляет представителей «классического» образования прогрессировать и совершенствоваться?

 

— Давно пора перейти от разговоров о том, быть или не быть коммерческому образованию в сфере подготовки юристов, вокруг которых в основном и ведутся дискуссии, к конкретным проблемам подготовки в том или ином учреждении. Коммерческому образованию, конечно, быть. Другое дело, какого оно сегодня качества. Но и это можно оценить, лишь проследив весь процесс подготовки молодого специалиста — от учебной программы до уровня преподавания конкретных предметов. Я участвовал в проверках многих учреждений и могу обобщить свои впечатления. Считаю, кроме общей концепции юридического образования, государство — либо в лице министерства образования и науки, либо ассоциации правовых школ — должно каким-то образом типизировать учебные программы и обнародовать их. Они нужны, они дисциплинируют, наводят порядок в получении образования. Ведь программа проходит методическую комиссию, обсуждается, утверждается, легализируется. И если предусмотрено в ней выделить 200 часов на определенный предмет, то их и должно быть именно 200, а не 100.

Ныне же на этом поприще царит абсолютный субъективизм. Учебные программы то ли копируются, то ли «похищаются» из государственных вузов — по крайней мере, «партизанскими» методами оказываются во вновь образованных учебных заведениях, нарушая право интеллектуальной собственности их настоящих авторов. И это еще полбеды. Основное — чем они наполняются, образованием какого качества. Пока что, как правило, новые учреждения не производят научно-педагогического потенциала собственными усилиями, они просто используют возможности научно-педагогических работников государственных учреждений. Приглашают либо совместителей, либо преподавателей с научными степенями довольно преклонного возраста (конечно, если они еще владеют научной, творческой потенцией, то пусть работают на здоровье), или же используют доморощенные кадры без специального образования. Конечно, учреждения, работающие на перспективу, заботятся о научной школе, подготовке кадров. Но есть немало и таких, которые просто используют вывеску престижной специальности, ведь высшее образование нынче весьма прибыльный бизнес.

По моему мнению, есть очень простой выход из сложившейся ситуации. В законе о высшем образовании нужно записать норму: все новые высшие учебные заведения имеют право выдавать (и выдают) дипломы собственного образца. И все. Пусть достигают уровня Гарварда — тогда и начнется настоящая конкуренция в сфере правового образования. Ныне же, когда выдается диплом государственного образца, правдами и неправдами получают лицензии, стремятся аккредитоваться по как можно более высокому уровню, заманивают студентов нереальными обещаниями — за два года, дескать, сделаем из вас магистров. А те новоиспеченные магистры, разобравшись, что и к чему, приходят к нам — с дипломом на руках — за знаниями. Так не должно быть. В тех же США, к примеру, этими вопросами вообще занимаются общественные организации — юридические ассоциации.

— А у нас говорят, что такие ассоциации имеют много прав, а ответственности — никакой.

 

— Считаю, в этой сфере нужно было бы поэкспериментировать. Если бы те же ассоциации юридических школ, о которых я уже упоминал, были привлечены в качестве экспертов и знали, что отвечают только перед собственной совестью и Богом, — уверен, они никого бы не обидели, но и не позволили бы подать некондиционные, так сказать, документы. Это можно было бы испытать — даже под эгидой ГАКа. Кроме того, у нас имеются профессиональные советы — мне кажется, жизнь доказала их состоятельность. Конечно, есть недостатки, которые нужно исправлять. Но искать выход нужно обязательно.

— В последнее время ведется много разговоров о необходимости государственных образовательных стандартов специальности. Однако совершенно не слышно, делается ли хоть что-то для их создания. Вы можете сказать, нужны ли они на самом деле, кто более всего в них заинтересован, кто должен этим заниматься?

 

— Естественно, такие стандарты нужны — чтобы государство могло спросить, кто готовится и как. Общегосударственные масштабы этих стандартов требуют кропотливого труда. Если программа дает общую линию образования, то стандарты должны конкретизировать, устанавливать четко выписанные требования, направленные на подготовку конкретного специалиста: что он должен знать, уметь, делать. Они должны экстраполироваться на соответствующий образовательно-квалификационный уровень, то есть бакалавра, специалиста, магистра права. На мой взгляд, их должны создавать как ученые-теоретики, так и практики, и готовить так, как готовятся законопроекты. То есть координатор — Министерство образования и науки — создает рабочие группы, приобщая специалистов по всем без исключения заинтересованным сферам и структурам. Стандарты образования должны быть просты для применения, иметь не только качественные, но и количественные характеристики. Ведь там, где будут только лишь качественные измерения, снова не избежать субъективизма. Не случайно же говорят: «Где два юриста — там три мнения». Определенный опыт подготовки таких стандартов уже имеется в России. Да и у нас что-то есть — однако только на стадии проектов, разговоров... Я, например, занимаюсь организацией юридического образования — но даже я имею очень ограниченную информацию по этим вопросам. Хотя, казалось бы, имея такой коллектив, как наш, столь мощную потенцию ученых других ведущих вузов (мы же знаем, кто чего стоит в нашей профессиональной сфере), и не привлекать, не использовать для державно необходимого дела? Это, по крайней мере, странно.

— Следовательно, остается надеяться только на практические результаты — то есть на профессиональную деятельность выпускников юрфака, во время которой проявляются и преимущества, и недостатки образовательной подготовки. Но ведь, насколько мне известно, даже в стабильные советские времена контакты выпускников с альма-матер были спорадическими, и если кто и анализировал их работу, то не факультет. Ныне же, когда распределения как такового нет, это, пожалуй, вообще практически невозможно проследить?

 

— Это действительно трудно сделать, но когда есть потребность и заинтересованность, то нет ничего невозможного. Во-первых, процесс трудоустройства мы, по инициативе студентов, попытались приблизить к родным вузовским стенам: несколько лет назад на факультете положили начало дням правовой карьеры. Приглашаем на них работодателей и выпускников наших и некоторых других вузов. Их диалог довольно часто заканчивается трудоустройством в цивилизованной форме. А чтобы быть в курсе дальнейшей судьбы наших воспитанников, иметь возможность выяснить эффективность нашего образования в реальной практике, хотим наладить постоянные контакты с учреждениями, в которых они работают. Для этого создаем ассоциацию выпускников юрфака. Ее работа даст возможность корректировать нашу учебную деятельность, процесс подготовки специалистов. Ведь практика — самая лучшая плоскость для реализации любой теоретической конструкции.

— Ныне уже очевидно, что подготовка специалистов в области права должна быть, если можно так выразиться, более гуманистичной. То есть они должны учиться защищать права лица, а не применять право для ущемления этих прав. Ощущаете ли вы исповедование этого принципа в обществе? И можно ли сочетать новый подход к юридическому образованию в национальной высшей школе с повышением уровня правовой культуры всего населения страны?

 

— Однозначного ответа на этот вопрос нет. В последнее время действительно возросла информированность людей в правовой сфере. Много говорится о субъективных правах, потребности их защищать. Но знания еще не свидетельствуют о таком же уровне реализации права, то есть его применении. Чтобы достигнуть определенного результата, нужно сделать безупречным законодательство и безусловным его соблюдение всеми без исключения членами общества. А что при этом нужно повышать уровень правового образования общества — это разумеется само собой. Мы пытаемся сделать более гибкой нашу систему подготовки. Не случайно на факультете введена подготовка магистров права на базе высшего неюридического образования. Ее можно получить на договорной основе как на стационаре, так и заочно. И желающих немало — время требует правовых знаний не только от профессиональных юристов.

— На заре независимости Украина, до тех пор вроде бы планово обеспечиваемая юристами, неожиданно начала испытывать острую их нехватку. Этот пробел бросились заполнять десятки учебных заведений, и уже сегодня, всего через десять лет, можно слышать разговоры о перепроизводстве юристов в стране. Как вы считаете, Владимир Иванович, действительно из года в год юристам все больше будет грозить безработица?

 

— Безработица грозит неквалифицированным юристам. И этим сказано все.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно