ЦЕНОВАЯ ГОЛОВОЛОМКА ДЕФЛЯЦИОННЫЙ НЕДУГ УКРАИНСКОЙ ЭКОНОМИКИ В СИЛУ СВОЕЙ СПЕЦИФИЧНОСТИ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИЗЛЕЧЕН МОНЕТАРНЫМИ ЛЕКАРСТВАМИ

25 октября, 2002, 00:00 Распечатать

Скупые инфляционные сводки всезнающего Госкомстата, традиционно оглашаемые в первых числах каждого месяца, в последнее время с особым нетерпением ждут в среде отечественных экономистов и финансистов...

Скупые инфляционные сводки всезнающего Госкомстата, традиционно оглашаемые в первых числах каждого месяца, в последнее время с особым нетерпением ждут в среде отечественных экономистов и финансистов. Еще бы, ведь именно динамика индекса потребительских цен является главным макроэкономическим сюрпризом текущего года. Если бы кто-то в начале 2002-го сказал, что в Украине по итогам января—сентября индекс инфляции будет зафиксирован на уровне 96,7%, такой прогноз посчитали бы, мягко говоря, не совсем серьезным. Однако, если верить данным Госкомстата, по факту мы имеем именно такой результат.

Причем удивление вызывает не столько, собственно, номинальное значение индекса потребительских цен, сколько сама тенденция его изменения в текущем году. Ведь дефляция не раз фиксировалась и в предыдущие годы, но это случалось только в рамках отдельно взятых летних месяцев и было связано с банальным фактором сезонного удешевления продовольствия. Нынешний же год знаменателен тем, что потребительские цены, помимо лета, снижались также весной и даже зимой — положительные темпы инфляции фиксировались в 2002 году лишь в январе, апреле и сентябре. Это свидетельствует о влиянии на цены куда более фундаментальных факторов, нежели сезонность.

В условиях столь необычной для Украины динамики индекса инфляции вполне понятно желание как «крутых» бизнесменов, так и простых людей получить ответ на вопрос — хорошо это или плохо для отечественной экономики. И если это все же плохо — то «кто виноват и что делать»?

Особенности национальной дефляции

Многочисленные научные исследования по проблемам взаимосвязи динамики цен и экономического роста свидетельствуют о том, что дефляция столь же пагубно влияет на экономику, как и чрезмерная инфляция. Если говорить в самых общих чертах, негативное воздействие дефляции на экономический рост обусловливается тем, что в условиях падения цен заметно снижается привлекательность инвестиционной деятельности, без которой развитие экономики невозможно. Ведь при прочих равных дефляция приводит к уменьшению будущей стоимости бизнес-проектов, в которые инвестируются деньги сегодня. А в таких условиях бывает куда выгоднее держать капитал в форме денег, нежели в форме инвестиционных активов.

Именно по этой причине развитые страны со стабильной экономикой оберегают свою валюту не только от обесценения, но и от подорожания. К примеру, главная цель денежно-кредитной политики стран Европейского валютного союза состоит в том, чтобы темпы инфляции были не только меньше 2%, но и больше 0%.

Все вышесказанное, казалось бы, должно подтолкнуть к выводу, что ценовая ситуация в Украине создалась критическая и необходимо принимать радикальные меры по ее исправлению. Между тем проведенный Национальным банком детальный анализ экономических процессов в нашем государстве демонстрирует, что опасаться оглашенной Госкомстатом дефляции следует лишь отчасти.

Несмотря на снижение потребительских цен, развитие экономики в текущем году происходит вовсе не по тому сценарию, как это должно быть в теории. В частности, экономическая наука утверждает, что дефляция неизбежно должна сопровождаться целым рядом негативных явлений, как-то: падение объемов производства, повышение уровня безработицы, отрицательные реальные процентные ставки и т. д. Между тем ничего из указанного в экономике Украины на сегодняшний день не наблюдается, а определенное падение производства, которое в первом полугодии имело место в некоторых базовых промышленных отраслях (например, в металлургии), главным образом связано с неблагоприятной конъюнктурой внешних рынков, но никак не с динамикой внутренних цен.

Почему же глубоко обоснованные научные концепции, не раз подтвержденные эмпирическим опытом других стран, в Украине не срабатывают? Начнем с того, что в теоретических изысках под инфляцией подразумевается показатель, который отражает общее изменение покупательной способности национальной валюты, а не просто движение цен на потребительском рынке. Однако в реальности такой показатель чрезвычайно трудно подсчитать, тем более в оперативном (хотя бы раз в месяц) режиме. Поэтому в качестве индикатора внутренней покупательной способности национальной валюты и используют индекс инфляции.

Другое дело, что в большинстве развитых стран для указанных целей используют так называемый базовый индекс инфляции, который не учитывает сезонных, административных факторов, изменения структуры потребительской корзины и прочих моментов, искажающих реальную силу национальной денежной единицы.

В Украине подобный показатель не рассчитывается. Существующий же индекс потребительских цен не может использоваться в качестве универсального ориентира динамики ценовых процессов в государстве, поскольку львиную долю потребительской корзины для его исчисления (более 63%) составляют продовольственные товары. Таким образом, данный показатель практически не учитывает состояния дел в других отраслях экономики, которые в то же время занимают значительную долю в структуре ВВП. Между тем в «непотребительских» отраслях ценовая ситуация развивается по вполне приемлемому сценарию. Об этом можно судить по изменению индекса цен производителей промышленной продукции, который по итогам девяти месяцев составил 105,3%.

Таким образом, говорить о наличии в Украине глобальной и всеобъемлющей тенденции к снижению цен нет оснований. Поэтому и нет причин на основании только лишь госкомстатовского индекса инфляции ожидать негативного влияния цен на общие показатели экономического роста.

Монетарное алиби

В то же время и абсолютно пренебрегать отечественным инфляционным индикатором, как полагают в Нацбанке, также не стоит, поскольку он объективно демонстрирует ценовую ситуацию в отраслях, непосредственно работающих на потребительский рынок (в первую очередь — в сельском хозяйстве и пищевой промышленности). Поэтому, даже несмотря на довольно высокие показатели указанных отраслей в январе—сентябре 2002 года, на сегодняшний день нельзя исключать ухудшения их работы, обусловленного ценовым фактором. А раз так, то необходимо предпринять срочные меры по исправлению ситуации, дабы не выпустить ее из-под контроля. Ну а для этого следует прежде всего выяснить причины, которые привели к снижению потребительских цен.

Когда речь заходит об инфляционных или дефляционных перекосах, в первую очередь подозрение падает на денежно-кредитную политику центрального банка. Ничего удивительно в этом нет — о тесной связи между денежной массой и уровнем цен известно даже людям, далеким от экономики. И если бы проблема действительно состояла только в недостатке денег в обращении, то она решилась бы элементарно: для Национального банка технически не составляет проблем увеличить мощность «печатного станка». Но стоит ли это делать? В том-то и дело, что нет, поскольку, по мнению специалистов НБУ, денежно-кредитная политика меньше всего повинна в снижении цен на потребительском рынке.

В текущем году монетарные агрегаты растут более высокими темпами, нежели в минувшем. Так, за девять месяцев 2002 года монетарная база возросла на 26,5%, денежная масса — на 26,7%, тогда как за девять месяцев 2001-го — на 21,8 и 23,5% соответственно. И это при том, что темпы реального роста ВВП в январе—сентябре текущего года (4,1%) заметно отстают от этого же показателя за соответствующий период года минувшего (9,3%). То есть в 2002 году каждая дополнительная единица ВВП обеспечена большим количеством денег, нежели в 2001-м.

Кроме того, следует помнить, что денежно-кредитная политика в силу своей специфики не может оказывать разное влияние на разные секторы экономики. Действие монетарных инструментов и механизмов является глобальным, и они чисто технически не могут применяться как-то по особенному к отдельным отраслям и сегментам экономики.

Иными словами, направления трендов потребительских и оптовых цен при прочих равных условиях должны приблизительно совпадать. Это вовсе не значит, что совпадение должно быть абсолютным — такое на практике вряд ли возможно. Вместе с тем даже без дополнительной аргументации очевидно, что на сегодняшний день в Украине оптовые и потребительские цены слабо коррелируют между собой, что лишний раз демонстрирует превалирующее влияние на них немонетарных факторов. А детальное рассмотрение ситуации в реальном секторе экономики это убедительно подтверждает.

Нетайное явное

Анализ отдельных составляющих ВВП свидетельствует о том, что в текущем году наибольшие темпы роста демонстрируют отрасли, продукция которых непосредственно поступает на потребительский рынок. При этом темпы роста во многих таких отраслях были сопоставимы с темпами увеличения номинальных доходов населения (которые в январе—августе возросли на 21,1%). При этом необходимо иметь в виду тот факт, что население направляло на покупку потребительских товаров далеко не все свои доходы, поскольку значительная их часть оказалась на депозитах в банках. В частности, в январе—августе вклады физлиц в банках увеличились на 43,2%.

Немудрено, что при таких условиях на потребительском рынке рост предложения не поспевал за ростом спроса, что стало одним из факторов формирования в Украине дефляционной тенденции.

Впрочем, как считают в Нацбанке, даже при подобном развитии событий ценовая динамика вполне могла бы быть не столь радикальной. Разные страны уже не раз и не два сталкивались с проблемами перепроизводства и успели наработать кое-какой инструментарий регулирования цен — разумеется, экономический, а не административный.

Одним из основных инструментов экономической политики в подобных случаях является поддержка цен путем государственных закупок той или иной продукции по фиксированным ценам. Именно такой механизм и намеревалось использовать правительство на рынках зерна, молока и сахара. Однако из-за банального отсутствия средств эти планы реализовать пока не удается. В бюджете средств на эти цели нет. Привлечь банковские кредиты для залоговых закупок также практически невозможно. Ведь согласно Закону Украины «О введении моратория на принудительную реализацию имущества» установлен мораторий на применение принудительной реализации имущества государственных предприятий и предприятий, в уставных фондах которых доля государства составляет не менее 25%. В этой ситуации у структур, уполномоченных государством для осуществления таких закупок (Госкомрезерв, ГАК «Хлеб Украины» и др.), просто нечего дать банкам в залог под кредит.

Избежать перекоса в спросе-предложении на потребительском рынке можно было бы и за счет увеличения экспорта продукции сельского хозяйства и пищевой промышленности. Однако и здесь все оказалось не так просто.

Главный импортер нашего продовольствия — Россия как смогла закрыла свой рынок разного рода протекционистскими барьерами. Не очень-то ждут нашу сельхозпродукцию и в других странах. В то же время аграрии не могут, как, к примеру, металлурги, взять и при неблагоприятной конъюнктуре моментально прекратить производство. Зерно-то ведь уже выращено, и оставлять его на полях никто не будет. Кроме того, продовольственная продукция, в отличие от труб или метизов, имеет ограниченный (а во многих случаях — очень небольшой) срок годности и не может долго лежать на складе, ожидая, когда же улучшится рыночная конъюнктура.

В итоге ухудшение условий экспорта соответствующим образом способствует увеличению предложения аграрной продукции на внутреннем рынке. И именно этот фактор в условиях увеличения объемов производства и активизации нелегального импорта стал решающим в падении цен на мясные и молочные продукты, а также яйца. Как видим, монетарная политика здесь абсолютно ни при чем.

Ну и, безусловно, одним из главных сдерживающих факторов развития экспорта является проблема невозмещения экспортерам НДС. Видя неспособность правительства решить ее в ближайшее время, те же зернотрейдеры в свои бизнес-планы заранее закладывают убытки по этой позиции, которые компенсируют за счет снижения закупочных цен на зерно. Это автоматически влечет за собой снижение цен на весь ассортимент хлебопродуктов, а также на продукцию отраслей, которые используют фуражное зерно в качестве сырья (в частности, животноводство).

Для полноты картины следует также упомянуть об административных факторах снижения цен, которые имели место. Речь, в частности, идет о поручениях Президента Украины от 28 января 2002 года №1-1/153 и премьер-министра Украины от 31 января 2002 года №1129/2, которыми местным органам власти поручалось совместно с региональными органами Антимонопольного комитета Украины и Государственной инспекции по контролю за ценами значительно усилить контроль за порядком формирования цен на основные продукты питания и уровнем торговых надбавок на них. Это внесло свою немалую лепту в формирование дефляционной тенденции.

Основываясь на указанных аргументах, в Нацбанке склонны полагать, что основные факторы снижения потребительских цен являются, главным образом, следствием перекосов и недостатков в бюджетной, фискальной и внешнеэкономической сферах.

При этом немонетарная природа дефляции на потребительском рынке в совокупности с уже упоминавшимся умеренным повышением оптовых цен дает основания делать вывод о том, что денежно-кредитная политика в текущем году проводилась адекватно развитию экономики и не провоцировала ни инфляционных, ни дефляционных процессов. Напротив, такая политика позволила полностью удовлетворить потребности экономики в платежных средствах, что способствовало увеличению в январе—августе реального ВВП на 4,1%, промышленного производства — на 6,0%, номинальных доходов населения — на 21,1%.

Задание на завтра

Учитывая немонетарный характер снижения потребительских цен, меры по противодействию дефляционным процессам в соответствующих секторах экономики должны базироваться прежде всего на использовании инструментов и механизмов экономической, бюджетной и фискальной политики.

В частности, необходимо как можно быстрее решить комплекс проблем, препятствующих осуществлению экспорта сельскохозяйственной и пищевой продукции, в первую очередь зерна, молокопродуктов и мясопродуктов. Среди прочего, такие меры должны включать решение вопроса возмещения НДС экспортерам; содействие отмене существующих и недопущению введения новых протекционистских ограничений на экспорт указанной продукции в другие страны (прежде всего в Россию); недопущение нелегального и возможное введение ограничений на легальный импорт зерна, мяса и другой продовольственной продукции.

Кроме того, с целью регулирования цен на сельхозпродукцию на оптимальном уровне правительству необходимо изыскать ресурсы для осуществления прямых интервенций либо залоговых закупок зерна, молока, сахара и некоторой другой продукции. А сделать это можно только в случае наведения порядка в бюджетной политике, а также решения вопроса с предоставлением в залог имущества госпредприятий.

Заметьте, указанные меры крайне необходимо осуществить даже без учета их влияния на ценовую ситуацию, поскольку они проистекают из разумной логики государственного регулирования товарных рынков и цивилизованной практики функционирования рыночной экономики.

А попытки противодействовать дефляции на потребительском рынке за счет более активного нажатия на монетарные рычаги изначально обречены на провал. Такие действия, как полагают в НБУ, никоим образом не повлияют на причины снижения цен. В то же время неоправданное усиление монетарной экспансии неизбежно приведет к росту цен в других отраслях. А это создаст предпосылки для разворачивания глобальных инфляционных процессов в масштабах всей экономики с соответствующим негативным воздействием на темпы экономического роста.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно