ШАГ НАЗАД. И ЕЩЕ ОДИН...

5 декабря, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №47, 5 декабря-12 декабря

На мартовской коллегии Минтопэнерго вице-премьер Виталий Гайдук, представляя план реформировани...

 На мартовской коллегии Минтопэнерго вице-премьер Виталий Гайдук, представляя план реформирования угольной отрасли, провозгласил следующую сентенцию: «Мы должны сделать шаг назад для того, чтобы потом решительно двинуться вперед». Речь шла о ликвидации государственных угледобывающих холдинговых компаний и замене их государственными предприятиями. На прошлой неделе 20 угольных предприятий и четыре государственные тепловые энергогенерирующие компании стали участниками Оптового рынка энергетического угля Украины (ОРЭУ). По словам министра топлива и энергетики Сергея Ермилова, идея создания ОРЭУ не имеет конкретного автора. Она возникла в недрах министерства при разработке реформы отечественной угледобычи. Слова министра об отсутствии конкретного автора весьма примечательны: нет автора — нет ответственного за результат.

Проект под названием «Оптовый рынок энергетического угля», на первый взгляд, свидетельствует о намерении отраслевого министерства дистанцироваться от непосредственного управления процессами в смежных отраслях, позволить субъектам хозяйствования самим решать свои проблемы. Создание ОРЭУ, по словам авторов этой идеи, направлено на улучшение ситуации в угледобывающей отрасли, понесшей в прошлом году убытков более чем на 1 млрд. грн. Поскольку решить проблемы угольщиков невозможно без учета интересов потребителей угля — энергетиков, в совет этого рынка вошли представители энергогенерирующих компаний. Председателем совета рынка, как известно, избран генеральный директор «Днепрэнерго» Сергей Попов.

На первый взгляд, модель ОРЭУ должна гарантировать достижение паритета интересов угольщиков и энергетиков: в совете их поровну — по четыре представителя от каждой отрасли, а также по одному от Минтопэнерго и Минэкономики и евроинтеграции. По словам С.Ермилова, после того как механизм рынка заработает должным образом, Минтопэнерго откажется от участия в совете ОРЭУ. Однако реальное присутствие министерства в ОРЭУ значительно больше, чем может показаться. Кроме первого заместителя министра Юрия Ященко энергетическое ведомство, пусть косвенно, представлено и генеральными директорами предприятий. Ведь все руководители государственных угольных предприятий и энергокомпаний подписывали контракты на работу с Министерством топлива и энергетики и обязаны выполнять его решения. Такая же ситуация с руководителями энергогенерирующих компаний. Минтопэнерго является также учредителем предприятия «Уголь Украины», которому отведена роль посредника-оператора ОРЭУ. И главное — государство владеет ресурсом угля, к которому может кого-то допускать или не допускать по собственному усмотрению.

Тот, кому приходится на собственном или служебном авто передвигаться по киевским улицам, хотя бы раз испытал на себе все «прелести» пробок. А опытные водители знают: если попал в пробку — где-то впереди на перекрестке вместо светофора размахивает жезлом регулировщик. В отличие от автоматического прибора, гаишнику свойственно ошибаться, медлить, терять бдительность и т.п. В энергетике роль гаишника на перекрестке в определенной степени играло отраслевое министерство. И хотя вводимая сейчас модель называется «рынок», к саморегуляции она вряд ли способна. Остановлюсь подробнее на причинах, по которым зеленый свет на угольно-энергетическом перекрестке отечественной экономики включаться автоматически, на мой взгляд, не сможет.

Среди немецких предпринимателей чрезвычайно популярна поговорка: «Клиент — это князь». То есть интересы покупателя для продавца — превыше всего. В строгом соблюдении этого принципа немцы усматривают залог успеха в бизнесе. Авторы ОРЭУ задекларировали своей целью возрождение угледобывающей отрасли. Каждый угольщик знает аксиому: доход шахты зависит от объема добычи и цены угля. Как теоретики реформы рассчитывают поднять с колен отечественную угледобычу? Государственная компания «Уголь Украины» будет покупать все, добытое членами ОРЭУ, по цене не ниже себестоимости угля. Антирыночность такого подхода, по моему мнению, очевидна. На практике это значит, что у шахт не будет стимула понижать себестоимость. А угроза вытеснения с рынка шахт с высокой себестоимостью в будущем является опасностью значительно меньшей, чем снижение доходов сегодня. В формировании средневзвешенной цены топлива вместе с ГП «Ровенькиантрацит» (себестоимость — 129 грн. за тонну) будут участвовать предприятия, которые на отдельных шахтах добывают уголь себестоимостью более 500 грн. за тонну. При формировании средневзвешенной цены успешные угледобывающие госпредприятия будут «тянуть» на себе работающих неэффективно. Внутриотраслевое перераспределение средств — последовательный шаг с точки зрения тех, кто весной объединял в ГП прибыльные и убыточные угледобывающие предприятия. Если, по признанию Виталия Гайдука, преобразование государственных холдингов в госпредприятия было шагом назад, то перераспределение доходов между эффективными и отстающими госпредприятиями — это уже второй шаг в том же, обратном, направлении. Не нужно стимулировать рост цены, по которой генерация будет покупать уголь. При удельном весе топлива в себестоимости электроэнергии 85%, а угля, по разным данным, — 50—70%, рентабельность ТЭС резко упадет. В соответствии с положениями ОРЭУ предусмотрена предоплата угля тепловыми электростанциями. Компания «Днепрэнерго», например, по словам ее генерального директора С.Попова, в третьем квартале текущего года получила 85% от стоимости проданного товара. Похожая ситуация и у прочих теплоэнергогенерирующих компаний. И это при условии оплаты на энергорынке 92% стоимости поставленной электроэнергии. В ноябре ТЭС получат значительно меньше, ведь уровень оплаты тока в ОРЭ не достиг и 86%. Так о какой предоплате угля может идти речь?! Кстати, концепция оптового рынка электроэнергии также предполагала предоплату за отпущенный товар. Однако за семь лет работы ввести ее не удалось.

Кроме цены компания «Уголь Украины» будет определять наиболее оптимальные маршруты перевозки угля от места его добычи до потребителя. Бремя оплаты железнодорожных тарифов через цену будет распределено между всеми участниками рынка. И здесь преимущество получит компания «Западэнерго», которая от соседней компании «Львовуголь» получает всего 15% от необходимого объема топлива. После отказа от импорта из Польши западно-украинские ТЭС будут покупать львиную долю необходимого угля в Донбассе. Перевозка через всю страну будет стоить «Западэнерго» столько же, сколько и «Донбассэнерго». Так что уравниловка — очевидна.

Вскоре должен быть определен банкир рынка. В соответствии с положениями ОРЭУ его изберут сами участники. Уже сейчас известно — единственным кандидатом является Проминвестбанк. Этот банк уже более двух лет обслуживает ГП «Энергорынок». Сегодня долги «Энергорынка» Проминвестбанку превышают 400 млн. Проценты по кредитам, которые вынуждены будут брать энергетики для предоплаты угля, станут дополнительным бременем для ТЭС.

Участники ОРЭУ сегодня — исключительно государственные предприятия. Частные в такой рынок не торопятся. Ведь на конкурентном рынке появился монопольный посредник. И назвать это достижением у незаангажированного наблюдателя не повернется язык. А эксперты «Донбасской энергетической ассоциации» после тщательного изучения принципов ОРЭУ пришли к выводу, что положения об ОРЭУ противоречат многим действующим законодательным актам. В частности, нарушаются Законы Украины «О защите экономической конкуренции» и «Об электроэнергетике». Нарушаются и положения статьи 5 Закона «О предпринимательстве», в которой четко зафиксировано право самостоятельно выбирать поставщиков.

Сторонники ОРЭУ ссылаются на положительный опыт оптового рынка электроэнергии. При этом замалчивают тот факт, что ОРЭ вводился в критических условиях, когда уровень оплаты электроэнергии у большинства облэнерго редко превышал 25% от стоимости купленного товара. ОРЭУ создается при уровне расчетов энергетиков с угольщиками, близком к 100%. От ОРЭ в ОРЭУ перенято самое худшее — монопольный посредник.

Адепты рынка энергетического угля акцентируют на внимании монополиста-посредника к качеству угля. Именно он, по замыслу Минтопэнерго, должен обеспечить надлежащее качество топлива. Алла Еременко в своей статье «В Украине создан оптовый рынок энергетического угля» («ЗН» от 29 ноября с.г.) констатирует существование в Украине практики измерять добычу угля количеством поднятой из шахт породы. Отмечу, что практика эта много лет культивировалась именно отраслевым ведомством. С появлением «Востокэнерго» генерирующих компаний, на которые отгружалась порода вместе с углем, стало меньше. Частная компания засвидетельствовала: лучший контролер качества топлива — тот, кто его потребляет. А надеяться, что монопольный посредник будет действовать иначе, чем его учредитель (министерство), оснований пока нет.

Поэтому, с какой стороны ни посмотри, нет обещанных весной В.Гайдуком шагов угольной отрасли вперед. За 10 месяцев добыча уменьшилась на 3,9%. План по введению новых лав не выполняется. Оправдать такое положение дел можно лишь тем, что реформа не завершена, она продолжается. Поскольку предложенная модель ОРЭУ игнорирует интересы субъектов частной формы собственности, действительно заинтересованных в развитии рынка на принципах конкуренции, ОРЭУ будет лишь способствовать банкротству и провоцировать непрозрачную приватизацию ТЭС.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно