Северодонецкий «Азот»: пути и выборы

4 февраля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 4 февраля-11 февраля

Политика и экономика всегда взаимосвязаны, это две стороны одной медали. Экономистам приходится всегда учитывать политическую составляющую, а властям неплохо помнить о последствиях своих действий...

Политика и экономика всегда взаимосвязаны, это две стороны одной медали. Экономистам приходится всегда учитывать политическую составляющую, а властям неплохо помнить о последствиях своих действий. Особенно когда конкурентную борьбу хотят смешать с далекими от экономики материями.

В начале января с.г. послевыборная волна тряхнула северодонецкий «Азот». Полетела броская байка о том, что накануне последнего тура одно из крупнейших в Украине химических предприятий подарили сыну Виктора Януковича.

Версия страдала сильными преувеличениями. Ни Виктора Федоровича, ни его родственников в округе не наблюдалось (о чем, кстати, поднявшие шум были хорошо информированы). Зато легко запоминалась, на что, собственно, и был расчет.

Кроме того, на предприятии действительно создали совместное предприятие, регистрация которого действительно произошла накануне 26 декабря. Однако процесс создания шел уже несколько месяцев, был вполне публичен и до недавнего времени никаких возражений не вызывал. Тем более что необходимость инвестиций в комбинат совершенно очевидна…

Сейчас предприятие вырабатывает каждую восьмую тонну украинских удобрений и обеспечивает примерно 10% промышленного производства Луганской области. Его состояние напрямую определяет жизнь Северодонецка. В прошлом году «Азот» реализовал продукции на полтора миллиарда гривен, что на 200 млн. больше, чем в 2003 году. Т.е. в принципе жизнь неплохая.

Однако ближайшие перспективы несколько менее радужны. Большая часть оборудования уже выработала свой ресурс. Износ действующего оборудования достиг 80%.

Какой из этого следует вывод? Необходимы инвестиции. У государства средств для них нет. Традиционный вариант с продажей акций предприятия на конкурсе тоже не мог быть реализован.

Дело в том, что еще 28 ноября 2000 года по заявлению одного из кредиторов «Азота» — киевского ЗАО «Укрэнергосбыт» — определением Хозяйственного суда Луганской области было возбуждено дело о банкротстве. После чего более двух лет шли разнообразные судебные тяжбы, пока 4 декабря 2003 года Хозяйственный суд Луганской области не постановил ввести процедуру санации.

После ее начала в соответствии с Законом Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» приватизация «Азота» должна была быть приостановлена. Поэтому речь о ней никогда и не велась. Речь шла лишь о санации, об оздоровлении экономики предприятия. И, согласно правилам санации, основным вариантом была реорганизация.

Руководство «Азота» привлекло известную в Украине фирму «Евроконсалтинг», имеющую немалый опыт работы по восстановлению платежеспособности. Она разработала условия и этапы санации предприятия.

Непрофильные структурные подразделения, такие, как кирпичный завод, цех мясопереработки, гостиница, было решено преобразовать в самостоятельные ЗАО.

На самом же химпредприятии намечалось создание двух закрытых акционерных обществ — ЗАО «Северодонецкое объединение Азот» и ЗАО «Полиэтилен».

Естественно, что возникал главный вопрос — кто будет финансировать их развитие. И после утверждения плана санации Хозяйственным судом Луганской области 22 апреля 2004 года начался процесс выбора потенциальных инвесторов, желающих, а главное — способных вложить значительные денежные средства в восстановление платежеспособности объявленного банкротом предприятия, модернизацию производства, обеспечение его сырьем по минимальным ценам.

Большой очереди желающих как-то не наблюдалось.

К тому же до 2000 года комбинат уже имел сомнительное удовольствие работать с рядом трейдеров и повторять ошибки не собирался.

Ежегодно северодонецкий «Азот» потребляет порядка 1,5 млрд. кубометров газа, т.е. всего в два раза меньше, чем Киев. При нынешней цене в 63 долл. за тысячу кубометров плюс стоимость транспортировки только одно это требует более ста миллионов долларов.

Комбинат задействован в поставках удобрений отечественным аграриям. Вдобавок более половины произведенных удобрений идет на экспорт, где существует острая конкуренция с теми же россиянами. А у них газ, как известно, стоит почти вдвое дешевле.

Цена ошибки с инвестором была бы слишком высока. Комбинат уже имел опыт работы на 40% мощности, да что тут говорить — еще в 2000 году коэффициент использования оборудования не превышал 60%. Возвращаться к нему после того, как в 2003—2004 году мощности использовались на 98—99%, никто не хотел. Как и к средней зарплате в 244 грн. — после 846 грн. в 2003-м.

Проходило множество совещаний, согласований, консультаций на всех уровнях власти, шел интенсивный поиск инвесторов.

5 октября 2004 года на заседании конкурсной комиссии из трех претендентов (ООО «Восточноукраинская химическая компания» (Украина), ООО «Украгроком» (Украина) и компания Worldwide Chemical LLC (США) был определен победитель конкурса.

Им стала Worldwide Chemical, соучредителем которой выступила американская IВЕ Trade Corp., осуществляющая производство и продажу химической продукции.

IВЕ Trade Corp. хорошо известна на рынке. По классификации IFА (Международной ассоциации производителей минеральных удобрений), она занимает 12% мирового рынка реализации аммиака.

Ее торговые офисы работают в США, Украине, Турции, России и Венгрии, а продукция продается во всем мире. В 2003 году совокупный объем продаж IBE составил 3,5 млн. тонн химической продукции, в том числе 1,67 млн. тонн аммиака, 720 тыс. тонн азотно-фосфорно-калийных удобрений и 425 тыс. тонн аммиачной селитры.

Интересно, что у президента и владельца IВЕ сильные украинские кони. Алекс (Александр Семенович) Ровт родился в городе Мукачево, закончил Львовский торгово-экономический институт. Потом вместе с семьей переехал в Венгрию, а через несколько лет эмигрировал в США, где и создал IBE, пробившись в высшую лигу химического бизнеса. Откровенно говоря, история жизни интересная сама по себе, и приплетать к ней еще кого-то совершенно не обязательно.

Уже несколько лет компания активно работает на украинском рынке, сотрудничая с горловским «Стиролом», являясь крупным акционером «Ривнеазота» и поставляя газ на северодонецкий «Азот».

Сотрудничество оказалось выгодным для и для американца, и для северодончан. Так, в очень непростое для предприятия время после начала процедуры банкротства IBE Trade Corp. поставлял на переработку газ, цена которого в результате использования давальческой схемы составляла для «Азота» в среднем 17 долл. США за тысячу кубов. В это же время цена у отечественных газотрейдеров доходила до 60—80 долл.

Это позволило предприятию выбраться из финансовой пропасти. В 1997—2000 годы на комбинате практически не было оборотных средств, более того, их дефицит в 1999-м достигал 97 млн. грн, в 2000-м — 41,5 млн. грн. Бартер доходил до 90%. Однако уже в 2001-м появились собственные оборотные ресурсы: с 6,4 млн. грн. они увеличились до 81,7 млн. грн. в 2003 году. О бартере полностью забыли.

В общем, нетрудно понять, почему предпочтение было отдано именно этому партнеру...

Документы по созданию закрытого акционерного общества были направлены в Фонд госимущества Украины. После проверки 19 ноября 2004 года там издали приказ №2538, согласно которому ФГИ в соответствии с планом санации СГППО «Азот», согласованным с Минпромполитики и утвержденным определением Хозяйственного суда Луганской области, выступил учредителем ЗАО «Северодонецкое объединение Азот» и заключил с компанией Worldwide Chemical договор о создании такого ЗАО.

Согласно договору, уставный фонд общества был определен в размере 1 млрд. 56 млн. 700 тыс. грн. При этом Worldwide Chemical оплачивает акции ЗАО путем внесения на его банковский счет 634 млн. 20 тыс. грн. (и получает 60% уставного фонда). Фонд госимущества вносит в ЗАО целостный имущественный комплекс химических производств СГППО «Азот». Его стоимость определили в 422 млн. 680 тыс. грн. (40% акций).

Между прочим, слухи относительно утери влияния государства на производство сильно преувеличены. По украинскому законодательству собрание акционеров считается правомочным, если в нем принимают участие акционеры, имеющие более 60% голосов.

Поэтому ни один из акционеров ЗАО «Северодонецкое объединение Азот» — ни Worldwide Chemical, ни ФГИУ — неправомочен созвать собрание и решить в одиночку какой-либо вопрос. Кстати, точно так же было бы и в случае, если бы акции делились в пропорции 50 на 50.

Так что в любых ситуациях понадобится согласие обеих сторон, и говорить о чьей-то монополии не приходится. Ну а если же государство заранее уверено, что его чиновников на корню перекупят, то это, очевидно, проблемы правоохранительных органов. Почему-то частные компании вполне уверенно отстаивают свои интересы, располагая даже 40% акций…

Для самого же «Азота» такое распределение акций означает дополнительное поступление 20 млн. долл. Кстати говоря, все решения по СП были приняты в октябре-ноябре, и даже формально не попадают под запрет на приватизацию с 1 декабря 2004 года.

Собственно говоря, совместное предприятие не было создано в ноябре исключительно из-за «происков» конкурентов. Только к концу декабря удалось открыть дорогу к созданию СП. Для этого пришлось выиграть ряд судебных дел (в Верховном и Высшем хозяйственном судах, в Донецком апелляционном суде, в Печерском районном суде г. Киева). И только после появилась возможность приступить к подписанию учредительного договора.

23 декабря 2004 года, за день до учредительного собрания, компания Worldwide Chemical перечислила (согласно справке «Райффайзенбанка») в уставный фонд ЗАО «Северодонецкое объединение Азот» 317 млн. грн. (59,76 млн. долл.), т.е. половину от общей стоимости приобретенных ею акций. Вторую половину она намерена оплатить до конца этого года.

Для сравнения: при продаже в конце прошлого года 53,86% акций ОАО «Ривнеазот» ФГИ получил только 9,13 млн. долл., а предприятие — и того меньше, 7,5 млн. долл.

Для «Азота приход инвестора означает финансирование программы развития предприятия, которое в первые три года обойдется более чем в 300 млн. грн. Это позволит наладить новые виды продукции, снизить себестоимость и повысить конкурентоспособность.

Последнее особенно важно. Комбинат расположен в восточном «углу» Украины, к тому же он не имеет выхода к транзитному аммиакопроводу. В итоге при доставке тонны аммиака на экспорт он несет дополнительные затраты. Суммарно перевалка обходится в 34 долл./тонна, что при обороте в сотни тысяч тонн существенно. Нужны и специальные цистерны для того же аммиака, и другое оборудование.

Теперь обозначились пути к решению проблемы. Если, конечно, не будут мешать.

Да и процесс реструктуризации еще не окончен. Так, в прошлом году согласно плану санации намечалось создание и второго ЗАО — «Полиэтилен». Причем по первоначальным прикидкам оно должно было вообще создаваться первым, так как имелся уже и потенциальный инвестор — российская «Сибирско-Уральская газоэнергетическая компания». С ней даже было согласовано технико-экономическое обоснование возрождения законсервированного несколько лет назад на «Азоте» производства полиэтилена.

Однако затем россияне отказалась от своих намерений. И сейчас идут поиски нового инвестора. Главное условие — он должен взять на себя обязательство по расконсервации производства полиэтилена и строительству рядом с ним производства этилена (сырья) из метанола или этанола (подобные технологии в мире существуют).

К проекту уже проявили интерес несколько зарубежных фирм. Воплотятся ли в жизнь их намерения, зависит от многих факторов. И не последнюю роль сыграет то, насколько успешным окажется работа нынешнего СП.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно